0
5789
Газета Экономика Печатная версия

14.02.2022 20:11:00

Россия входит в жесткую конкуренцию с несырьевыми экспортерами

Углеводороды перестают быть безусловным преимуществом страны на международной арене

Тэги: экономика, минпромторг, несырьевой экспорт, перспективные виды, энергопереход, санкции, радиоэлектроника

Все статьи по теме "Санкционные войны"

On-Line версия

экономика, минпромторг, несырьевой экспорт, перспективные виды, энергопереход, санкции, радиоэлектроника Вице-премьер Дмитрий Чернышенко допустил появление нового нацпроекта – в сфере радиоэлектроники. Фото с сайта www.government.ru

В условиях энергоперехода и санкций Россия попала в режим более сложного существования на внешних рынках: конкурировать приходится не только по цене, качеству, но и по экологическим, политическим издержкам. Так, по оценкам экспертов Национальной технологической инициативы (НТИ), в следующее десятилетие газ рискует стать нишевым продуктом. А санкции, как предупреждают эксперты при Минэкономразвития, могут оказывать негативное влияние и через запрет на ввоз российской продукции в другие страны, и через ограничения поставок в РФ необходимых нам комплектующих. Надо искать иные направления экспорта и готовиться к конкуренции с высокотехнологичными поставщиками. Хотя, по данным Минпромторга, РФ уже наращивает несырьевой экспорт рекордными темпами.

В Минпромторге сообщили «НГ», что, по предварительным данным, фактический объем несырьевого неэнергетического экспорта России составил в 2021 году почти 192 млрд долл. По отношению к 2020 году он вырос на 36%. «Опережающий рост продемонстрировали поставки на внешние рынки промышленной продукции – 156,4 млрд долл., прирост – 41%», – уточнили в пресс-службе.

«Российская промышленная продукция занимает первое место в рейтинге мировых экспортеров по 28 товарным позициям, по 11 из них доля РФ занимает 30 и более процентов», – добавили в ведомстве Дениса Мантурова.

Темп роста российского несырьевого неэнергетического экспорта выше темпа роста мировой торговли, сообщили в Российском экспортном центре. К основным потребителям российских товаров там отнесли КНР, Казахстан, Белоруссию, Турцию и США.

Действительно, как показал опыт «Северного потока – 2», углеводородное сырье – больше не безусловное преимущество, совершаются попытки найти ему альтернативу. Для этого есть несколько поводов: и глобальный энергопереход, и санкционное противостояние стран Запада непосредственно с Россией.

Как прогнозирует эксперт инфраструктурного центра НТИ «Энерджинет» Борис Бокарев, в следующее десятилетие ключевое преимущество газа – способность дать энергосистемам гибкость для регулирования баланса спроса и предложения – проиграет связке возобновляемых источников энергии (ВИЭ) с накопителем энергии и останется нишевым продуктом.

Но и несырьевой экспорт сталкивается с проблемами. Даже вооружения не делают Россию абсолютно незаменимым поставщиком. Например, если говорить о современных, перспективных вооружениях, то Россия пока только выходит на внешние рынки со своими беспилотниками (см. «НГ» от 31.01.22). Тем более что оружие и военная техника – это тоже политизированный сектор, и, как говорит директор Института торговой политики НИУ ВШЭ Александр Данильцев, «практически все имеет симметричные решения в основных странах-разработчиках».

Возникли трудности и с официальным признанием в мире российской вакцины от COVID-19 на уровне Всемирной организации здравоохранения.

Добавим к этому санкции. Они могут оказывать негативное влияние на экспорт с двух сторон. «Через непосредственный запрет на ввоз российских товаров или через ограничение поставок необходимого оборудования и компонент в Россию», – говорит директор Института международной экономики и финансов Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития Александр Кнобель.

Последнее, по словам эксперта, затрагивает не только высокотехнологичный экспорт, но и сырьевой, «что показывает запрет на поставку оборудования для шельфовой добычи нефти».

«Россия уже ряд лет пытается сочетать две несовместимые вещи: поставлять на экспорт сырье, практически отказавшись от его обработки, и восстановить статус государства, с которым принято считаться как в политике, так и в экономике. Ситуацию осложняют высокая степень импортозависимости во всех отраслях, зависимость рубля от мировой конъюнктуры», – пояснил профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова Вячеслав Чеглов.

Все это значит, что для России остро встает вопрос о том, какие нужно в оперативном режиме развивать направления экспорта, чтобы гарантировать присутствие на внешних рынках, причем в роли лидера, а не ауйтсайдера, чтобы предложить востребованные при любом политическом раскладе товары, услуги, компетенции и технологии, отвечающие вызовам времени, среди которых климатические вызовы.

В Минпромторге перечислили наиболее перспективные виды именно несырьевого экспорта РФ. «Доля российских ядерных реакторов и их частей составила в 2021 году в мировом экспорте 87,3% и 42,1% соответственно. Отечественные предприятия успешно поставляют на международный рынок продукцию машиностроения, специализированную технику и оборудование, а также инновационные технологии как для нефтедобычи, так и по линии зеленой энергетики, – сообщили в ведомстве. – Установки для геотермальной энергетики российского производства отлично зарекомендовали себя в Турции и Исландии».

В Минпромторге продолжили: на мировом рынке пользуются высоким спросом отечественная железнодорожная и сельхозтехника, оборудование для возобновляемой энергетики (солнечные и ветряные модули), Россия – крупный экспортер искусственных сапфиров, титана для авиастроения и т.д.

«За последнее время было реализовано множество успешных кейсов по поставке российской продукции за рубеж – например, оборудования для строительства атомной электростанции (АЭС) в Турции, железнодорожных вагонов в Монголию, автомобильной и специальной техники в Узбекистан, поездов для метрополитена Ташкента, – перечислили в ведомстве. – Развивается фармацевтическая отрасль».

Значительную конкурентоспособность на мировом рынке имеет продукция металлургической промышленности, за некоторыми видами продукции химической промышленности российского производства также закреплена значительная доля рынка, добавили в министерстве.

«Важными факторами в купировании внешнеполитических рисков являются расширение рынков сбыта и диверсификация экспорта», – уточнили в Минпромторге.

Хотя не все эти направления кажутся экспертам по-настоящему прорывными. Например, судя по пояснениям Бокарева, «за второе десятилетие XXI века атомная энергетика проиграла ВИЭ по двум ключевым критериям: цена производства энергии и надежность строительства и эксплуатации на жизненном цикле».

«И эти два фактора более высокой конкурентоспособности связаны. Цена производства электроэнергии на ВИЭ упала в 10 раз из-за того, что энергетические решения на ВИЭ могут быть собраны благодаря конкуренции сотен тысяч поставщиков и девелоперов. Вы не только получите более дешевую энергию, но и соберете микс необходимых участников поставки в рамках одного решения или запустите несколько конкурирующих проектов», – утверждает эксперт.

«Сравните с решениями в атомной энергетике, когда вы привязываетесь на весь жизненный цикл АЭС (более 100 лет) к одному поставщику: он же строитель, он же девелопер, он же эксплуатант, он же поставщик топлива, он же отвечает за радиоактивные отходы, он же выводит из эксплуатации», – добавил Бокарев.

«Поставщиков таких решений можно пересчитать на пальцах одной руки, что говорит о том, что атомная энергетика стала сильно нишевым решением, которое проиграло по эффективности хорошо масштабируемым решениям», – считает эксперт. И это тоже вызов времени.

Хотя и опрошенные «НГ» эксперты тоже составили списки перспективных направлений. Так, замдиректора «Центра развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов отнес сейчас к продукции с наибольшим экспортным потенциалом пшеницу (кроме твердых сортов), медные катоды, древесину хвойных пород, продукцию из алюминия и никеля, удобрения, полуфабрикаты из стали, рыбу, свинину. 

 «Следует сосредоточиться на том, что Россия может предложить уже в ближайшее время: частично продукцию сельского хозяйства (мясо птицы, свинину), рыболовства, обработанную древесину. Но в переработанном виде, – уточнил Чеглов. – Нужно развивать производство и экспорт продукции ЗОЖ, экотуризм. «Брать» рынок не столько более низкими ценами, сколько качеством». 

 Наиболее высокотехнологичными товарами, обладающими потенциалом наращивания экспорта, Кнобель считает приборы, инструменты для физического и химического анализа, реагенты для лабораторных анализов, «которые сейчас экспортируются в недостаточных объемах, при том что у России сохраняется репутация в этих областях». Также он упомянул погрузочную, сельскохозяйственную технику и даже легковые автомобили. «В этих товарах у нас есть определенная компетенция, а заметно более низкие цены в сравнении с аналогами из развитых стран позволяют конкурировать на рынках развивающихся государств», – пояснил эксперт.

В итоге чем больше российский экспорт будет смещаться в сторону несырьевой продукции, тем сложнее конкурировать на внешних рынках в том числе по вполне объективным причинам технологического отставания.

В начале этого года появилась информация о том, что США рассматривают в привязке к ситуации в Украине ограничения на поставки в Россию электронных чипов, причем речь шла не только о прямых поставках, но и о всех чипах, сделанных с применением американских технологий.

«Очевидно, что это продолжение политики США по вытеснению с рынка любых, даже потенциальных конкурентов. По критической номенклатуре электронно-компонентной базы поставок из США в РФ практически не осуществляется и сейчас, а массовый сегмент в целом представлен на глобальном рынке в основном производителями из Китая и Юго-Восточной Азии», – отмечал тогда Денис Мантуров.

Однако, как сообщил уже в феврале вице-премьер Юрий Борисов, несмотря на то, что за последние два года в отрасли микроэлектроники было сделано больше, чем за последние 25 лет, «в условиях цифровой трансформации задержка с принятием дальнейших мер по обеспечению развития микроэлектроники приведет к деградации отрасли, вынужденным закупкам в рамках национальных проектов импортных цифровых платформ и оборудования и, как следствие, утрате технологического суверенитета страны».

А вице-премьер Дмитрий Чернышенко даже уточнил, что в России теперь может появиться «новый национальный проект в сфере радиоэлектроники». 

Но для ускорения инноваций нужно устранить внутренние ограничения. «Ведь экономический рост в России стал замедляться уже с 2011 года, еще при высоких нефтяных ценах, при отсутствии санкций, при стабильном качестве институтов», – пояснил Валерий Миронов. К замедлению, по его словам, могли привести шоки производительности, обусловленные структурными и институциональными слабостями, которые до поры до времени компенсировались поступлением нефтяной ренты. Теперь, по мнению Миронова, важно сочетание стабилизирующей макроэкономической и стимулирующей отраслевой и прочей структурной политики: «Одной макроэкономической стабилизации недостаточно».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ловушка для российской нефти окажется пустой

Ловушка для российской нефти окажется пустой

Михаил Сергеев

Без участия Индии и Китая ограничить рост цены российских углеводородов не получится

0
1629
Не царский, не ельцинский и не дефолт

Не царский, не ельцинский и не дефолт

Анастасия Башкатова

Население призвали пока не беспокоиться о повторении 1998 года

0
1490
Молдавия принимает сторону Украины в военном конфликте

Молдавия принимает сторону Украины в военном конфликте

Светлана Гамова

Санду окончательно рвет отношения с Российской Федерацией

0
1728
Зеленский не готов к мирным переговорам

Зеленский не готов к мирным переговорам

Юрий Паниев

Лидеры G7 объявили о бессрочной поддержке Украины

0
1340

Другие новости