0
5875
Газета Экономика Печатная версия

17.05.2022 20:10:00

Апрельский обвал импорта оценили в 70%

Чем оперативнее власти наладят альтернативные поставки, тем быстрее получится смягчить шок

Тэги: внешняя торговля, статистика, экономика, импортеры, льготные кредиты, параллельный импорт, западные санкции

On-Line версия. Информация дополнена 22:30 23.05.2022


внешняя торговля, статистика, экономика, импортеры, льготные кредиты, параллельный импорт, западные санкции Глава Минпромторга Денис Мантуров рассказал о готовящейся поддержке импортеров льготными кредитами. Фото РИА Новости

После того как ведомства во избежание спекуляций временно закрыли детализированную статистику внешней торговли РФ, о ситуации с импортом остается судить по косвенным признакам – например, по платежному балансу, о котором отчитывается Центробанк (ЦБ). Указывая на неполноту и этих данных, эксперты выдвигают гипотезу, что в апреле импорт в РФ мог рухнуть в годовом выражении на 70%. Эксперты уточняют: для потребительского рынка потери, возможно, будут менее болезненными, чем для отраслей, зависящих от ввоза комплектующих и оборудования. Эффект параллельного импорта они пока оценивают неоднозначно.

Профицит текущего счета платежного баланса РФ, по предварительной оценке ЦБ, составил в январе–апреле 95,8 млрд долл., увеличившись в 3,5 раза к тому же периоду прошлого года.

Этот рост определялся «расширением положительного сальдо баланса товаров и услуг на фоне снижения импорта», пояснили в ЦБ. Так, профицит внешней торговли товарами и услугами составил за тот же период 106,5 млрд долл., подскочив в три раза в годовом сопоставлении.

Как поясняют эксперты, если сравнить эти данные с оценками ЦБ за первый квартал, то выяснится, что за отдельно взятый апрель профицит текущего счета составил 37,6 млрд долл., а торговый баланс – 40,2 млрд долл. (подтверждается и расчетами «НГ»). Реакция экспертов на такие цифры варьируется от «это сильно превышает наши ожидания» до «ошеломительный результат апреля».

Но каким же тогда на этом фоне мог быть импорт? «ЦБ не представил подробных данных торгового баланса, то есть данных по экспорту и импорту, что создает сложности для анализа состояния экономики... Исходя из представленных данных, можно сделать вывод, что в апреле экспорт оставался относительно сильным, тогда как импорт обвалился, что стало одной из причин укрепления курса рубля», – сообщает, например, в своем комментарии главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

Как следует из пояснений автора Telegram-канала MMI, экономиста банка «ЦентроКредит» Евгения Суворова, если учесть, что нефть марки Urals в апреле была дороже прошлогоднего уровня лишь примерно на 10%, если вспомнить, что экспорт в апреле 2021-го составлял около 41 млрд долл., и предположить, что сейчас Россия «вряд ли могла нарастить объем экспорта в физическом выражении», но скорее всего получила номинальный рост из-за более высоких сырьевых цен (допустим, на 20%), то оценка годового сокращения импорта может достигать 70%.

То есть, как следует из экспертных расчетов, апрельский показатель импорта вполне мог составить около 9 млрд долл. против прошлогодних почти 32 млрд долл. Авторы канала MMI уже гадают, как можно охарактеризовать такой обвал: «крах», «шок», «коллапс» или как-то еще.

В похожем направлении рассуждают и авторы Telegram-канала «Твердые цифры», среди которых экономист Александр Исаков: «По статистике стран – торговых партнеров, их экспорт в Россию в марте–апреле снизился на 25–60% год к году, а, например, импорт товаров из России в ЕС в марте вырос на 75% – здесь основную роль играет сырье».

«Раскрываемый Центробанком объем информации – это уравнение со многими неизвестными. Из него нельзя непосредственно вывести объемы импорта и экспорта товаров, поэтому возможны лишь оценочные суждения, – пояснила «НГ» руководитель отдела макроэкономического анализа компании «Финам» Ольга Беленькая. – Но очевидно, что импорт сжался очень сильно, а экспорт пока чувствует себя хорошо».

Аналитик «Фридом Финанс» Владимир Чернов соглашается: без конкретных цифр от ЦБ можно лишь предполагать. Но по тем оценкам, которые он привел «НГ», не исключено, что импорт в апреле мог сократиться на 60–70% относительно такого же периода прошлого года. И, по его мнению, «вклад ограничительных мер в сокращение импорта самый прямой и весомый».

Если принять во внимание санкции со стороны поставщиков, плюс логистические проблемы, плюс продолжение антиковидных ограничений в Китае и выжидательную политику ряда в целом дружественных стран, то оценка падения импорта в 70% кажется близкой к реальности, подтвердил профессор базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Г.В. Плеханова Вячеслав Чеглов.

«Санкционный режим еще не стабилизировался, постоянно обсуждаются и принимаются новые пакеты. В этих условиях иностранные компании с опасением относятся к поставкам своей продукции в Россию, – отметила Беленькая. – Дополнительные проблемы связаны с логистикой: в апреле экономика Китая в значительной мере пострадала из-за локдаунов, авиапоставки из Евросоюза недоступны, пятый пакет санкций существенно ограничил морские и автоперевозки грузов из ЕС в Россию и Белоруссию».

По предположению Чернова, «шансы на восстановление импорта в текущем году невелики». С одной стороны, условия для восстановления импорта формируются – это сильный курс рубля, легализация параллельного импорта, беспошлинный ввоз критически необходимых товаров, говорит Беленькая. Добавим к этому, что, как объявил во вторник глава Минпромторга Денис Мантуров, ведомство подготовило отдельную программу господдержки для импортеров приоритетной продукции, необходимой в том числе для поддержания текущей производственной деятельности, речь идет о комплектующих, агрегатах, компонентах. Программа предполагает внедрение льготных кредитов на закупку соответствующей продукции.

Но, с другой стороны, пока сильны и опасения многих иностранных компаний из-за вторичных санкций, добавила Беленькая. Хотя, по ее уточнению, уже сейчас просматривается список наиболее вероятных поставщиков продукции в РФ: Китай, Индия, Турция, Иран, страны Средней Азии.

«Да, параллельный импорт может помочь, но для отладки схем движения товаров через посредников нужно время и «молчаливое» согласие правообладателей и стоящих за ними государств», – обращает внимание Чеглов.

Но есть и более оптимистичные ожидания. Например, как считает директор Института торговой политики НИУ ВШЭ Александр Данильцев, на годовом уровне оценка спада импорта сразу на 70% «очень сильно завышена», а по мере налаживания новой логистики и с учетом укрепления рубля импорт будет восстанавливаться по нарастающей, полагает эксперт. Хотя он и уточняет, что скорее всего докризисного уровня по объемам импорта достичь не получится.

Многое будет зависеть «от скорости переориентации внешней торговли РФ на азиатские рынки», продолжил Чернов. «Быстро можно будет заменить европейские автомобили на китайские, так как иномарки из Поднебесной активно наращивают объемы присутствия на российском рынке», – считает он.

А допустим, наиболее острый вопрос, по его словам, «с электроникой и комплектующими для производства автомобилей». Причем это уже не столько санкционная история, сколько логистическая: «Сейчас сроки доставки микрочипов из Тайваня увеличились до двух месяцев с полутора месяцев в начале года».

Падение импорта можно рассматривать как мину замедленного действия, предупреждает Беленькая. «По-видимому, пока экономика держится на прежних запасах, но по мере их исчерпания загружать производство, поддерживать работу импортного оборудования будет все труднее, если до этого не удастся найти новые источники поставок продукции, запчастей, компонентов и оборудования», – говорит эксперт. Но пока сжатие импорта может ощущаться и как позитив – по крайней мере с точки зрения укрепления рубля, хотя и в этом случае уже звучат предостережения, что для бюджета такой валютный курс становится проблемой.

При этом, как полагает Чернов, для потребительского рынка РФ потери из-за сокращения импорта будут не столь болезненны («самым необходимым Россия обеспечивает себя сама»), как, например, для тех отраслей, которые зависят от поставок комплектующих, оборудования, технологий. Так, по его оценкам, вопрос технологий и оборудования особенно актуален «для разведки и добычи нефтепродуктов из трудноизвлекаемых источников». Кроме того, для бизнеса остро встает вопрос IT-технологий и кибербезопасности, «так как отечественные компании пока не в силах удовлетворить весь спрос на IT-решения на российском рынке», полагает эксперт.

Между тем, судя по прогнозу, опубликованному Центробанком в докладе о денежно-кредитной политике, сокращение импорта в реальном выражении может составить в 2022 году от 32,5 до 36,5%. Формирование альтернативных цепочек поставок будет способствовать восстановлению импорта. Как считают в ЦБ, его рост возможен уже в 2023 году и более выраженно – в 2024-м.  


статьи по теме


Читайте также


Эрдоган окончательно простил убийство друга

Эрдоган окончательно простил убийство друга

Геннадий Петров

Стремясь выправить экономическую ситуацию, Турция налаживает отношение с Саудовской Аравией

0
1795
Киев уже планирует контрнаступление

Киев уже планирует контрнаступление

Наталья Приходко

Украинские власти попытаются перезапустить экономику, используя новую стратегию и стимулирующие программы

0
2684
Константин Ремчуков: Путин и Си направили послание Западу: мы вместе, и мы неуязвимы

Константин Ремчуков: Путин и Си направили послание Западу: мы вместе, и мы неуязвимы

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в Китайской Народной Республике по состоянию на 20.06.22

0
3277
Социальное расслоение напоминает о 90-х

Социальное расслоение напоминает о 90-х

Анастасия Башкатова

Россияне ищут подработку в условиях растущей напряженности на рынке труда

0
2049

Другие новости