0
4958
Газета Экономика Печатная версия

07.11.2023 20:41:00

Доля оплаты труда в структуре ВВП рекордно сократилась

Предприятия, как выяснилось, недооценивают своих работников

Тэги: зарплаты, инфляция, зарплатное неравенство, кадровый дефицит, безработица, белоусов

Все статьи по теме "Санкционные войны"

зарплаты, инфляция, зарплатное неравенство, кадровый дефицит, безработица, белоусов Первый вице-премьер Андрей Белоусов расставил акценты в спорах об уровне безработицы, от которого зависит и дальнейший рост зарплат. Фото РИА Новости

Зарплаты российских работников в течение десятилетия росли с опережением инфляции. А в последние несколько лет они уже перешли на галоп. Но не обошлось без статистического парадокса: пока работники трудились над тем, чтобы вывести экономику из очередного кризиса, предприятия, как выяснилось из данных, обнародованных Институтом народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН, все больше недоплачивали за труд. Один из признаков – сокращение доли оплаты труда в структуре ВВП. Но можно ли это считать признаком растущей эксплуатации рабочей силы? Опрошенные эксперты призвали не спешить с выводами, но признали наличие и отраслевых дисбалансов, и зарплатного неравенства.

Свою лепту в заочные споры о том, как расценивать текущий уровень безработицы в России, теперь внес и первый вице-премьер Андрей Белоусов. Как он сообщил, привычный, или, «скажем так, социально допустимый» уровень безработицы для России – это как раз 3–4%. И по его мнению, нам надо закрепиться примерно на этом уровне.

Напомним, весной 2022-го безработица составляла в РФ около 4%, к середине лета 2023-го она сократилась уже до исторически минимального значения в 3%. Так что заявления Белоусова можно интерпретировать следующим образом. Во-первых, тот уровень безработицы, который мы имеем, не катастрофичен, не аномален, а вполне приемлем. Однако, во-вторых, ниже уже не надо (о спорах по поводу безработицы см. подробнее «НГ» от 02.11.23).

Но как расценивать тот рост заработных плат, которым сопровождается сейчас снижение безработицы и усиление кадрового дефицита? Этот вопрос тоже порождает споры, и в них новую деталь привнес теперь Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Директор ИНП РАН Александр Широв, выступая на заседании Президиума РАН под председательством главы РАН академика Геннадия Красникова, обнародовал доклад под названием «Качество жизни населения как фактор развития российской экономики: демография, занятость, образование». Как отметил Широв, важнейший фактор поддержания потребительских расходов, спроса населения – это прежде всего его доходы в виде оплаты труда.

Проблема в том, что, как сообщил экономист, в структуре потребления домашних хозяйств в течение очень продолжительного времени оставалась неизменной доля затрат «на примитивные товары и услуги», а точнее, как следовало из выступления ученого, на продовольствие. И это вопреки тому, что статистика в отдельные периоды все же фиксировала рост доходов населения.

«Несмотря на то что с начала 2000-х годов физический объем потребления домашних хозяйств (ПДХ) увеличился почти в два раза, доля расходов на продовольствие в ПДХ остается практически неизменной», – сообщается в презентации Широва.

О чем это может свидетельствовать? О том, что, как пояснил Широв, цены на первичные продукты растут быстрее, чем на остальные, и о том, что уровень доходов, особенно среди наименее оплачиваемых групп населения, все еще остается скромным.

При этом, как сообщил Широв, доля оплаты труда в структуре затрат предприятий в течение последних примерно 10 лет не росла, а, наоборот, сокращалась: с 28% от выпуска в 2013-м до 22% в 2022-м. Из чего напрашивается вывод, что предприятия, скажем так, все больше недоплачивают работникам за труд.

Другой показатель, который приводится в материалах ИНП РАН, – это доля оплаты труда в ВВП страны. В 2013-м она составляла 46%, затем увеличилась до 48% в 2015 году, но после 2017-го эта доля сокращается, и в 2022 году она составила уже около 39%.

231108-1.jpg
Доля оплаты труда в ВВП России и выпуске предприятий,
в процентах по годам. Источник: ИНП РАН
«На фоне конъюнктурных шоков 2014, 2020, 2022 годов фактически сильного роста нагрузки со стороны заработной платы на предприятиях не происходит. Это значит, что у нас есть резервы для повышения доли оплаты труда в структуре затрат, – считает Широв. – Наша экономика больше не может функционировать в условиях низкого уровня оплаты труда – и прежде всего в обрабатывающих секторах».

Примечательно, что доля оплаты труда в структуре ВВП и в затратах предприятий сокращалась, несмотря на то что сами зарплаты в стране росли. Так, если брать данные за девять лет, с августа 2014-го, то в номинальном выражении зарплаты в стране выросли на 126%, а с учетом инфляции – примерно на 24%, следует из расчетов, которые привел в своем Telegram-канале финансовый аналитик Павел Рябов (Spydell_finance).

Правда, говоря о росте реальных – с учетом инфляции – зарплат, он употребил в данном примере слово «лишь». За весь период санкционного противостояния реальные зарплаты увеличились в стране «лишь» примерно на четверть. Так что многое зависит от того, с какой позиции оценивается ситуация: оптимиста или пессимиста. Если же говорить про текущий год, то, как отметил Рябов, пиковые темпы роста реальных зарплат были зафиксированы в мае (по Росстату, более чем на 13% в годовом сопоставлении), а к августу в условиях ускоряющейся инфляции рост реальных зарплат замедлился примерно до 10%, что, однако, все равно «является высоким темпом по историческим меркам», уточнил аналитик. По итогам января–августа рост реальных зарплат в стране составил в годовом сопоставлении 7,5%.

«У нас в стране есть две взаимосвязанные проблемы оплаты труда, – пояснила «НГ» доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Людмила Иванова-Швец. – Это в целом низкие заработные платы и очень большая дифференциация в оплате труда между рядовыми работниками и руководителями».

«И если мы наблюдаем тенденцию к снижению доли оплаты труда в ВВП, но при этом видим рост средней заработной платы, это может быть как раз из-за непропорционального роста заработных плат различных категорий работников, зачастую у руководителей рост гораздо выше, чем у рядовых работников», – считает эксперт.

Операционный директор компании Ancor Алексей Миронов указал еще и на отраслевые различия. «В разных отраслях доля затрат на фонд оплаты труда (ФОТ) в выручке компаний радикально различается и может составлять от 20 до 90%», – пояснил он «НГ».

«Важно отметить, что мы не считаем, что сейчас в России низкая оплата труда в целом. Проблема российского рынка связана с огромными разрывами в оплате труда, – уточнил Миронов. – У нас есть специалисты, которые очень хорошо зарабатывают: в IT, электронной коммерции. Но есть сектора, в которых люди зарабатывают крайне мало: государственные работники, врачи, учителя и т.д. И именно эту проблему нужно решать».

Как добавил Миронов, при рассмотрении частных случаев можно увидеть, что «многие организации в моменте повышают заработные платы быстрее, чем растет их выручка».

«Но при оценке общей картины можно наблюдать и снижение затрат на ФОТ, например, за счет тех отраслей экономики, где уровень дохода работников довольно низкий по сравнению с другими секторами экономики, допустим, в легкой промышленности», – добавил эксперт.

Так что, по его словам, «структура экономики настолько многослойна, что на примере отдельных компаний мы можем видеть значительный прирост расходов на ФОТ, но при этом зафиксируем снижение подобных затрат в структуре всего ВВП».

Между тем зарплатное неравенство внутри отдельных компаний или отраслевые дисбалансы – это не единственные причины снижения показателя зарплатоемкости, то есть доли заработной платы в объеме выпуска продукции, говорит Иванова-Швец. Другой причиной, по мнению эксперта, может быть перераспределение доходов предприятий в пользу инвестиций в модернизацию. «Сама структура ВВП за эти годы сильно изменилась», – обратил внимание и Миронов. Снижение доли затрат в его структуре вовсе не обязательно свидетельствует о том, что предприятия недоплачивают людям деньги, это может означать и то, что «экономика становится более наукоемкой», считает эксперт.

Правда, инвестиции в модернизацию и повышение эффективности производств можно будет считать в полной мере положительным фактором тогда, когда это поможет на новом витке обеспечить все же более высокий уровень зарплат работников, требования к квалификации которых тоже изменятся.

Кроме того, важно отметить, что в течение 2023 года, судя по данным Росстата, доля оплаты труда в российском ВВП снова заметно подскочила, весь вопрос в том: не было ли это временным явлением? Так, в первом квартале 2023-го она резко превысила 46%, а затем, во втором квартале, снизилась до 44,5%. 

«Утверждать, что сильной нагрузки на предприятия не происходит, нельзя, – считает при этом директор по работе с клиентами компании «Альфа-Капитал» Анна Гондусова. – Если речь идет, допустим, про частный бизнес, особенно в регионах, то изменение величины минимального размера оплаты труда больно бьет по карманам работодателей». И особенно сильно это может ощущаться на градообразующих предприятиях.


Читайте также


Сверхвысокая ставка ЦБ не остановила инфляцию

Сверхвысокая ставка ЦБ не остановила инфляцию

Михаил Сергеев

Непродовольственная розница сокращается из-за дорогих кредитов

0
1003
Милей в Ватикане. Президент Аргентины оказался добрым католиком

Милей в Ватикане. Президент Аргентины оказался добрым католиком

0
375
Правительство России займется воспроизводством технарей

Правительство России займется воспроизводством технарей

Ольга Соловьева

Количество инженерных школ в стране доведут до 50

0
1612
Центробанк подбирает старый ключ к инфляции

Центробанк подбирает старый ключ к инфляции

Анастасия Башкатова

Денежно-кредитная политика в РФ побила рекорд жесткости

0
3584

Другие новости