0
12012
Газета От редакции Печатная версия

28.01.2024 17:28:00

Мир на пути от «Вашингтонского консенсуса» к промышленной политике нового типа

Для ее успешной реализации требуется нюансированно умное государство

Тэги: экономика, политика, власть, торговля, финансы, МВФ, оборона, оборонная промышленность, международные отношения, вашингтонский консенсус, промышленность, производство, вооружения


экономика, политика, власть, торговля, финансы, МВФ, оборона, оборонная промышленность, международные отношения, вашингтонский консенсус, промышленность, производство, вооружения Производство шасси ракетной пусковой установки HIMARS на заводе Lockheed Martin в Арканзасе (США). Фото Reuters

Отсутствие доверия, военные угрозы и анализ неизбежных рисков ведут к росту расходов на оборону. Это касается большинства стран и регионов мира. Такова доминирующая тенденция 2024 года.

Другой безусловной тенденцией является фрагментация торгово-экономического пространства и создание региональных и блоковых союзов и альянсов в ущерб существующим многосторонним договоренностям.

Третьей очевидной тенденцией года стала работа по формулированию новой промышленной политики в большинстве развитых стран в попытке сохранить продвинутое производство в стратегически важных отраслях.

Именно собственные промышленные мощности призваны решать задачи обороноспособности стран, что в условиях исчерпания взаимного доверия превратилось в потребность экзистенциальной важности.

Требования экономической безопасности – приоритет работы большинства правительств мира. Главная цель – сократить длину глобальных цепочек стоимости, поставок и капитала. Это ведет к регионализации внешнеэкономических связей.

Появились новые конфигурации стран-партнеров, преследующие цели снижения политических рисков. Так создаются конфигурации стран и рынков, основанные на союзах.

Многосторонние институты, созданные в Бреттон-Вудсе с их универсальными многосторонними соглашениями и договорами, оказались под давлением групповых интересов с ограниченным числом стран, создающих эксклюзивные зоны свободной торговли и партнерства. Даже появился термин для характеристики нынешнего состояния международных экономических отношений – геоэкономическая холодная война.

Не случайно такое внимание к смягчению противоречий между Китаем и США, работе Евросоюза по созданию стратегии «дерискинга» в своих отношениях с Пекином, резкой активизации Индии в стремлении занять новые открывающиеся ниши, попыткам глобального Юга предложить собственные ресурсы.

Как известно, с конца 80-х годов прошлого века в идеологии экономической политики в большинстве стран мира доминировали нарративы «Вашингтонского консенсуса»: никакой промышленной политики, никакой поддержки национальным производителям. Для успеха важно лишь последовательно проводить линию на либерализацию, приватизацию и стабилизацию. Бездефицитный бюджет, создание равных условий для бизнеса и свободный приток/отток капитала и рабочей силы.

В условиях популярности принципов «Вашингтонского консенсуса» проведение промышленной политики рассматривалось как противоречащее принципам свободной рыночной экономики. Основное возражение против промышленной политики заключается в том, что она в принципе нарушает равенство условий конкуренции, искажает стимулы участников рынка и снижает эффективность распределения ресурсов.

В докладе МВФ «Возвращение политики, которую нельзя называть: принципы промышленной политики» были проанализированы реформы, предпринятые развивающимися странами с 1960 года. Авторы доклада пришли к выводу, что следование стандартным рецептам экономического роста (улучшение бизнес-климата, институтов, поддержание макроэкономической стабильности) недостаточно для достижения устойчиво высоких темпов экономического развития. Такая политика может обеспечить определенный экономический рост, однако она не способна вызвать «экономическое чудо» в виде высоких темпов роста. Опыт стран Азии показывает, что для этого, в дополнение к «стандартным» инструментам роста, требуется как раз реализация продуманной промышленной политики государства.

Для успешного проведения промполитики, согласно публикации МВФ, требуется поддержка национальных производителей в сложных отраслях, где конкурентные преимущества неочевидны, а также ориентация на экспорт вместо безуспешного импортозамещения (в основном страны пытались проводить его в 1960–1970-х годах) и поддержка жесткой конкуренции – как внутри страны, так и с внешними производителями, а также прозрачность доступа компаний к господдержке (и отсутствие ее привязки к слишком коротким целям).

Существование независимого частного сектора тоже критично, указывают исследователи: амбициозность, подотчетность и адаптивность – три ключевые характеристики «руки государства».

Новые исследования промышленной политики показывают, что при попытке ответить на вопрос о том, какие меры эффективны, а какие нет, выясняется, что «дьявол в деталях». В зависимости от этих деталей промышленная политика способна вызвать долгосрочные положительные эффекты – или, наоборот, не способна; но наличие этой способности больше не позволяет рассматривать такую форму вмешательства государства в экономику как априори неэффективную и контрпродуктивную. А это в очередной раз означает, что необходимо переключиться с вопроса о том, следует ли применять промышленную политику, на вопрос о том, как это лучше делать.

Правительство Мишустина продемонстрировало за последние четыре года чудеса эквилибристики при решении ситуационных проблем, вызванных вырезанием России из глобальных цепочек стоимости, поставок и финансовых потоков. Оно справилось, балансируя между массивными госвложениями и всемерной поддержкой частного бизнеса.

На новом этапе требуется выработка четких принципов новой промышленной политики. Регионально-пространственный аспект ее может стать важнейшим условием обеспечения включения в экономический рост и развитие всего многообразия местных ресурсов – человеческих, природных, материальных и финансовых.

Это необходимое условие для расширения числа бенефициаров любого нашего успеха, повышения уровня вовлеченности в процессы развития, снижения показателей неравенства и социально-политической нестабильности. А стало быть, нормальности и благополучия…


Читайте также


Российская промышленность оживилась в январе

Российская промышленность оживилась в январе

Ольга Соловьева

Кадровый голод будет подстегивать рост зарплат и в 2024 году

0
2022
Дунцова готовит "Рассвет" поближе к маю

Дунцова готовит "Рассвет" поближе к маю

Дарья Гармоненко

Учредительный съезд политической партии нельзя собрать в случайном месте

0
2593
Мигранты по-своему поняли перевод сложного слова "гастарбайтер"

Мигранты по-своему поняли перевод сложного слова "гастарбайтер"

Екатерина Трифонова

Несколько миллионов человек ежегодно едут в РФ погостить и нелегально заработать

0
3246
Россия в гонку вооружений не втянется, но оборонное производство нарастит

Россия в гонку вооружений не втянется, но оборонное производство нарастит

Владимир Мухин

Рост военных расходов позволил РФ в отличие от Украины добиться прогресса на фронте

0
2919

Другие новости