0
15600
Газета НГ-Энергия Печатная версия

08.11.2016 00:01:00

Малоизвестные загрязнители окружающей среды в России

Решение проблемы безопасного обращения с отходами энергетического комплекса страны безнадежно затягивается

Об авторе: Зухра Гальперина Зухра Михайловна Гальперина – доктор экономических наук, профессор, заместитель генерального директора ФГБУ «Российское энергетическое агентство» Минэнерго России.

Тэги: закон, стокгольмская конвенция, химическая безопасность, загрязнители, соз, пхб


закон, стокгольмская конвенция, химическая безопасность, загрязнители, соз, пхб Количество оборудования, производящего химически опасную продукцию в России. Таблица предоставлена автором

С принятием Федерального закона РФ № 164 от 27 июня 2011 года «О ратификации Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях» (СОЗ) Россия взяла на себя обязательства по запрету и контролю СОЗ, реализации мер по уничтожению запасов полихлорированных бифенилов (ПХБ) – наиболее опасных и широко распространенных СОЗ. Первоочередной задачей является вывод из эксплуатации  электротехнического оборудования, содержащего ПХБ,  к 2025 году и уничтожение ПХБ-отходов к 2028 году.

ПХБ обладают исключительными теплофизическими и электроизоляционными характеристиками, термостойкостью, огнестойкостью, благодаря чему нашли широкое применение в качестве диэлектриков в трансформаторах и конденсаторах, как охлаждающие жидкости в теплообменных системах, в гидравлической технике, входят в состав пластификаторов, красок, лаков, смазочных масел и пр.

Из-за сильных токсических свойств ПХБ относятся к первому классу опасности. Они способны биоаккумулироваться в жировых тканях человека и других живых организмах, приводя к различным заболеваниям, в том числе к онкологии. В процессе круговорота воды в атмосфере ПХБ могут быть перенесены на далекие расстояния в регионы, где они никогда не производились и не использовались, необратимо нарушая экосистемы. 

На территории бывшего СССР и России в период с 1934 до конца 1995 года было произведено более 180 тыс. т различных марок ПХБ. 

В настоящее время общий объем ПХБ на территории России, выявленный в ходе  инвентаризации 2009 года оценивается в 27–30 тысяч т, почти треть накопленного ПХБ находится в организациях ТЭК – преимущественно в энергетическом комплексе России. 

В 2015–2016 годах ФГБУ «Российское энергетическое агентство» («РЭА») в рамках международного проекта с ЮНИДО (Организацией Объединенных наций по промышленному развитию) при поддержке Минэнерго России провело пилотную  инвентаризацию организаций ТЭК. Основными ее задачами являлись: уточнение перечня предприятий ТЭК, имеющих на балансе ПХБ-оборудование; определение объема ПХБ в организациях ТЭК; оценка действующей системы управления обращением с ПХБ с выявлением проблем, требующих решения для выполнения требований Стокгольмской конвенции. 

По данным пилотной инвентаризации, в 106 организациях ТЭК накоплено 7245 т синтетического ПХБ-содержащего трансформаторного масла. На балансе организаций находится 152 572  шт. электротехнического оборудования, содержащего ПХБ, в том числе 1313 трансформаторов и 151 259 конденсаторов. Более 80% конденсаторов и 90% трансформаторов находится в эксплуатации. Сроки эксплуатации большей части оборудования составляют 25–30 и более лет. Такое оборудование требует обязательного соблюдения правил по обращению с оборудованием, превентивного технического обслуживания, строгого контроля за его эксплуатацией и герметичностью оборудования.

Больше всего ПХБ-оборудования, имеющегося в организациях ТЭК, сосредоточено в Уральском федеральном округе. Распределение ПХБ-оборудования по федеральным округам показано на диаграмме.

Решение проблемы ФГБУ «РЭА» на первом этапе усматривает в просветительской работе. В этом году ФГБУ «РЭА» Минэнерго России проводит серию обучающих семинаров «Безопасная эксплуатация ПХБ-содержащего оборудования на предприятиях ТЭК и его удаление» для представителей организаций ТЭК, предприятий других отраслей промышленности (машиностроение, транспорт и пр.), государственных органов, экологических структур. Семинары уже прошли в Центральном, Северо-Кавказском, Приволжском, Северо-Западном, Сибирском федеральных округах. В ноябре 2016 года подобный семинар пройдет в Тюмени для слушателей из Уральского федерального округа. К концу 2016 года обучение пройдут более 400 слушателей. Организаторы и приглашенные лекторы – специалисты в области обращения с ПХБ – знакомят участников с требованиями Стокгольмской конвенции о СОЗ в части обращения с ПХБ, существующей нормативно-правовой базой обращения с ПХБ, методами и технологиями очистки и утилизации ПХБ, опытом компаний, работающих в разных сферах обращения с ПХБ. По завершении семинаров организована обратная связь с участниками, собираются и анализируются предложения слушателей семинаров о том, что необходимо сделать для решения проблемы ПХБ в России.

Выполнению требований Стокгольмской конвенции по изъятию и уничтожению ПХБ-оборудования организациями ТЭК препятствует ряд проблем, которые являются общими для всех отраслей экономики. К ним относятся: 

– несовершенство нормативно-правовой базы в части обращения с ПХБ;

– отсутствие единых критериев и методической базы для определения уровней экологической опасности и загрязненности объектов ПХБ;

– отсутствие информации о реальных объемах ПХБ и источниках их загрязнения;

– неразвитость инструментальной базы для обнаружения ПХБ в полевых условиях;

– недостаточное количество аккредитованных лабораторий для проведения химических исследований на выявления наличия ПХБ;

– отсутствие единого государственного реестра организаций, оказывающих услуги по обращению и утилизации ПХБ на территории России (следует отметить, что реестры лицензированных для данной деятельности предприятий формируются по федеральным округам (их можно найти на сайте Росприроднадзора), однако не все округа имеют такие реестры, территориальные реестры отличаются по составу и качеству представленной информации, а работать с ними не всегда удобно);

– неразвитость производственных мощностей для безопасной утилизации ПХБ-содержащих отходов в регионах;

– отсутствие наилучших доступных технологий в области очистки и восстановления загрязненных ПХБ территорий;

 – отсутствие национального плана по выполнению Стокгольмской конвенции и эффективного взаимодействия между органами исполнительной власти, государственной поддержки и стимулирования предприятий-собственников загрязненного оборудования по выполнению требований Стокгольмской конвенции о СОЗ.

И это неполный перечень проблем.

Относительно нехватки мощностей для утилизации ПХБ-содержащего оборудования и масел необходимо добавить, что потенциальные возможности обезвреживать ПХБ в нашей стране есть: прежде всего речь идет о первом промышленном объекте по утилизации и обезвреживанию СОЗ на базе филиала ФГУП «ГОСНИИОХТ» (г. Шиханы Саратовской области). Для запуска мощностей завода нужны бесперебойные поставки загрязненного оборудования, масел и других отходов. Перед компаниями из отдаленных от Саратовской области регионов встает проблема транспортировки в г. Шиханы ПХБ-содержащих отходов. 

Помимо завода в Шиханах в настоящее время на российском рынке для очистки и утилизации ПХБ-содержащего оборудования и масел предлагается несколько экспериментальных, в том числе мобильных, установок небольшой производительности. Из-за высокой стоимости утилизации основным методом удаления ПХБ в России остается стратегическое захоронение (псевдоутилизация), что не решает проблему, а отсрочивает выполнение требований Стокгольмской конвенции о СОЗ.

В Европе имеется около10 промышленных установок, где производится утилизация ПХБ, которые официально зарегистрированы и одобрены Советом безопасности ЕС. В России появляются фирмы, которые предлагают услуги по утилизации ПХБ в Европе. На выходе российский сдатчик опасного отхода имеет полный пакет документов, который абсолютно легитимен в глазах Ростехнадзора. Однако такая форма сотрудничества требует значительных затрат собственника ПХБ-содержащего оборудования на его утилизацию.

Неразвитость в России производственной инфраструктуры по обращению, удалению и утилизации ПХБ, несовершенство нормативно-правового обеспечения являются главными сдерживающими факторами выполнения требований Стокгольмской конвенции.  

Подавляющее большинство законодательных актов в области обращения с ПХБ относится к 1990-м годам, основные нормативно-технические документы приняты в 1970–1980-е годы, а нормативные правовые документы – в 1980–1990-е годы. Разновременность принятия документов показывает, что имеется определенное отставание в освоении научно-технического опыта, связанного с обращением с ПХБ, а обновление законодательной базы и организационной структуры государственного управления не сопровождается соответствующим пересмотром подзаконных актов.

Разработанные ранее в РФ программы по удалению СОЗ практически не работают, инвентаризации ПХБ проводятся фрагментарно в рамках различных международных проектов (в том числе нашего совместного проекта с ЮНИДО), средства для борьбы с ПХБ государством не выделяются. Как показал анализ анкет слушателей семинаров «Безопасная эксплуатация ПХБ-содержащего оборудования на предприятиях ТЭК и его удаление», организованных ФГБУ «РЭА» Минэнерго России, важнейшим фактором, который может помочь решению проблемы удаления ПХБ в России, является создание экономически приемлемого для организаций механизма по изъятию и утилизации ПХБ-оборудования при государственной поддержке.

В сложившихся условиях для выполнения обязательств России перед международным сообществом необходимо срочно принять Национальный план по реализации положений Стокгольмской конвенции о СОЗ и немедленно приступить к его выполнению.

Стокгольмская конвенция

Особенности современной химической безопасности 

Переговоры по Конвенции, инициированные ООН, в частности ее международной программой по химической безопасности, были завершены 23 мая 2001 года в Стокгольме. Конвенция вступила в силу 17 мая 2004 года при ратификации ее первоначально 128 участниками (всего на тот момент Конвенцию подписала 151 сторона). Подписавшиеся в Конвенции закрепили обязательства по запрещению производства и использования (за исключением некоторых пунктов) 12 химических веществ из списка СОЗ, ограничить применение ДДТ для контроля малярии, а также по разработке программ по пресечению ненамеренного образования диоксинов и фуранов.

По состоянию на июнь 2009 года 152 стороны ратифицировали конвенцию при общем числе в 170 участников. 

Конвенция подписана Россией 22 мая 2002 года в городе Нью-Йорке (постановление правительства Российской Федерации от 18.05.2002 № 320). Первая попытка ратификации была предпринята 11 октября 2004 года, вторая в 2007 году, но оба раза законопроекты были отклонены. Несмотря на это, существовали национальная стратегия и национальный координационный совет (а также региональные советы) по реализации Конвенции о СОЗ.

Стокгольмская конвенция была ратифицирована в России только с принятием Федерального закона от 27.06.2011 № 164-ФЗ «О ратификации Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях». Данный закон ратифицирует Конвенцию в редакции от 22 мая 2001 года, то есть в той редакции, в которой она и была подписана в 2002 году. При этом Российская Федерация реализовала для себя имеющуюся в тексте Конвенции возможность для государства организовать режим, согласно которому любая новая поправка к приложениям А, В или С Конвенции будет вступать в силу для Российской Федерации лишь после процедуры ратификации, принятия, одобрения или присоединения к такой поправке.

Список СОЗ

Во время декларации в 2001 году в список Стокгольмской конвенции о СОЗ были включены следующие 12 соединений.

1. Дихлордифенил-трихлорэтан (ДДТ).

2. Альдрин (пестицид-инсектицид, первоначально инсектицидного действия, оказавшийся токсичным для рыб, птиц и человека).

3. Дильдрин (пестицид, производное альдрина; в почве альдрин быстро превращается в дильдрин, который имеет период полувыведения из почвы пять лет в отличие от одного года для альдрина).

4. Эндрин (пестицид-инсектицид и дератизатор; высокотоксичен для рыб).

5. Хлордан (инсектицид против термитов, оказавшийся токсичным для рыб, птиц; у человека воздействует на иммунную систему, потенциальный канцероген).

6. Мирекс (инсектицид против муравьев и термитов, не токсичен для человека, но является потенциальным канцерогеном).

7. Токсафен (инсектицид против клещей, является потенциальным канцерогеном).

8. Гептахлор (инсектицид, применялся против почвенных насекомых, оказался токсичен для птиц; скорее всего привел к уничтожению локальных популяций канадских гусей и американской пустельги в бассейне реки Колумбиа в США; потенциальный канцероген).

9. Полихлорированные дифенилы (ПХД).

10. Гексахлорбензол (ГХБ) (пестицид-фунгицид, воздействует на репродуктивные органы).

11. Полихлордибензодиоксины (ПХДД).

12. Полихлордибензофураны (ПХДФ; дибензофураны по структуре очень похожи на диоксины, и многие их токсические эффекты совпадают).


Список данных соединений приведен в Конвенции в качестве приложений:

A (запрещение производства и ликвидация    – пункты 2–8);

B (ограничение использования – ДДТ);

C (непреднамеренное производство – ГХБ, ПХД и ПХДД/ПХДФ).

Пункты 9, 11 и 12 – это не конкретные соединения, а целые группы высокотоксичных соединений. В соответствии со статьей 8 Стокгольмской конвенции существует возможность расширения данного списка путем добавления новых соединений и групп соединений в приложения А, B и C.

После четвертого съезда сторон Конвенции, состоявшегося с 4 по 8 мая 2009 года, было принято решение (индекс SC-4/12) о включении 9 дополнительных органических соединений:

1. Альфа-гексахлорциклогексан (в приложение А);

2. Бета-гексахлорциклогексан (в приложение А);

3. Хлордекан (в приложение А);

4. Гексабромбифенил (в приложение А);

5. Гекса- и Гептахлорбифениловый эфир (в приложение А);

6. Линдан (в приложение А);

7. Пентахлорбензол (в приложение А и С);

8. Перфтороктановый сульфонат, его соли и перфтороктанового сульфонилфторида (в приложение В);

9. Тетрабромдифениловый эфир и пентабромдифениловый эфир (в приложение А).

Источники СОЗ

Соединения списка А

Так как соединения пп. 2–8 в настоящее время запрещены к производству и фактически не производятся в мире, а только используются из запасов и утилизируются, то единственным источником поступления данных соединений в окружающую среду могут быть использование утечки из хранилищ и нарушения/утечки в процессе их ликвидации и обезвреживания.

Соединения списка B и C

Иначе обстоит дело с соединениями из приложений B и C. ДДТ производится на данный момент в качестве основного средства по борьбе с насекомыми, переносчиками опасных заболеваний (в частности, малярией в странах Африки), и на данный момент не существует эффективной замены данному соединению. В соответствии с пунктом 1 части второй приложения В, сторона Конвенции, производящая и/или применяющая ДДТ, обязана включить себя в соответствующий Реестр стран, применяющих ДДТ, а в соответствии с пунктом 7 сторона Конвенции может исключить себя из данного Реестра по прекращению производства и использованию.

Диоксины, дибензофураны и дифенилы 

Самые токсичные соединения представлены в списке C и имеют некоторую специфику: они производятся непреднамеренно, являются побочными продуктами совершенно разных производств из различных отраслей. Основные источники – ПХД и ПХДД/ПХДФ:

установки сжигания отходов (конверторы, МСЗ);

цементные печи (как по производству 

цемента, извести, керамической плитки, 

стекла, кирпича и пр., так и специальные 

цементные печи по сжиганию опасных 

отходов);

целлюлозное производство с хлорными отбеливателями;

различные технологические процессы металлургического производства:

вторичное производство меди;

агломерационные установки на предприятиях 

чугунной и сталелитейной промышленности;

вторичное производство алюминия;

вторичное производство цинка;

автотранспорт;

угольные, мазутные и работающие на сырой нефти электростанции;

различные химические производства, стихийные пожары на полигонах ТБО, в ходе производства битума и асфальта и пр.;

производство пластмасс, пластификаторов, пенистых материалов.

Гексахлорбензол (ГХБ)

Инсектицид фунгицид – механизм воздействия на окружающую среду и механизмы биоаккумуляции и биомагнификации сходны с таковыми для ДДТ, однако по своим токсическим свойствам он существенно превышает ДДТ и является диоксинподобным токсикантом (ДПТ). Основные источники загрязнения – производство и применение в составе комплексных соединений для протравки семян злаковых.

Элиминация СОЗ

Существует международная организация International POPs Elimination Network (Межнациональная сеть уничтожения СОЗ), которая проводит различные исследования, программы международного сотрудничества в области уничтожения СОЗ.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Российские автомобилисты станут пользователями, которые платят дважды

Российские автомобилисты станут пользователями, которые платят дважды

Анастасия Башкатова

Правительство бросит триллионы на инфраструктуру

0
1133
Пандемия уменьшила поток российских абитуриентов за рубеж

Пандемия уменьшила поток российских абитуриентов за рубеж

Анатолий Комраков

Несостоявшиеся студенты иностранных вузов увеличили платный прием в РФ

0
818
В президентском Послании может появиться второе бюджетное правило

В президентском Послании может появиться второе бюджетное правило

Михаил Сергеев

Поставленные главой государства задачи часто не решаются много лет

0
1253
Большинство гостиниц 3* и 4* в Краснодарском крае и Крыму подняли цены на 20–30%

Большинство гостиниц 3* и 4* в Краснодарском крае и Крыму подняли цены на 20–30%

0
351

Другие новости

Загрузка...