0
8037
Газета Факты и комментарии Печатная версия

01.12.2020 16:50:00

Политтехнологов заинтересовал протестный потенциал православных активистов

Верующих зовут в оппозицию

Тэги: рпц, вера, религия, православие, политика, политтехнологии, социология, сергей обухов, кпрф, лдпр, единая россия, партии, екатеринбург, православный активизм


рпц, вера, религия, православие, политика, политтехнологии, социология, сергей обухов, кпрф, лдпр, единая россия, партии, екатеринбург, православный активизм Коммунистам хотелось бы эксплуатировать мобилизационный ресурс церковных общин, но РПЦ сохраняет политический нейтралитет. Фото Константина Куцылло/PhotoXPress.ru

Секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов обратил внимание на свежее исследование социологов Российской академии наук и нашел его данные многообещающими для оппозиционных партий в преддверии парламентских выборов 2021 года. «Неожиданное измерение российского протеста: кто активнее – православные или атеисты? – написал коммунист в своем Telegram-канале. – Занимательная социология с совершенно неожиданными результатами и не менее неоднозначными выводами – прекрасный повод задуматься для всех, кто готовится к выборам». Столь живой интерес Обухова вызвала публикация статьи «Православие и лояльность: от социальной напряженности к выбору между властью и церковью» в ежегоднике Федерального научно-исследовательского социологического центра (ФНИСЦ) РАН «Россия реформирующаяся».

Обухов заостряет внимание на выводах социологов, согласно которым православные верующие более политизированы, чем атеисты. Прихожане РПЦ при этом склонны к лояльности власти, но если уж участвуют в политической жизни, то делают это активно и сплоченно. Коммуниста заинтересовал как электоральный потенциал наиболее вовлеченной в церковную жизнь группы населения России, так и ее готовность выходить на уличные акции протеста под социально-экономическими и даже политическими лозунгами. «Наибольшую активность – как в формах стремления к политическому участию, так и в готовности к политическим действиям – демонстрируют именно вовлеченные православные», – пишет Обухов. И делает главный для себя вывод: «Итак, атеисты более критичны к власти, но вовлеченные православные более активно участвуют в протестных акциях!»

Специалисты ФНИСЦ РАН Мария Мчедлова, Елена Кофанова и Александр Шевченко обнаружили среди «вовлеченных православных верующих», то есть регулярно участвующих в церковной жизни людей, «гражданскую и социальную активность, что показывает наличие в данной подгруппе большего потенциала солидарности, социального активизма и самоорганизации». «Это позволяет говорить о наличии связи между религиозно-мировоззренческими ориентациями, религиозной социализацией и новыми гражданскими формами участия и социальной активности, вопреки расхожим мнениям о пассивности и традиционной покорности верующих», – утверждают исследователи, оговариваясь, что воцерковленные люди все же в целом более лояльны власти, чем те, кто дистанцируется от РПЦ. Социологи указывают, что процент верующих, выразивших безусловную готовность принять участие в политических протестных акциях, достигает 30%. А в социально-экономических выступлениях могут участвовать свыше 40% опрошенных воцерковленных россиян. Авторы исследования опираются на данные 2018 года, но отмечают, что «теперь, из-за изменившихся социально-политических и социально-экономических условий, готовность к протестной активности выше».

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что «смысл в оценке Обухова есть». В разговоре с «НГР» политолог обратил внимание на два фактора, которые позволяют рассуждать об общественной активности практикующих верующих РПЦ. «Первый фактор – изменение состава прихожан, – указывает он. – Мы их воспринимаем такими же, как и четверть века назад. Но сейчас это другие люди. Раньше верующие были людьми, привыкшими жить параллельно советскому государству. Эта аполитичность воспроизводилась как норма и в постсоветский период. Когда появлялись социально протестные люди в церковной ограде, то реакция в церкви была негативной: дескать, мы здесь душу спасаем… Но состав прихожан существенно изменился. Советский подход перестает быть актуальным. Стало больше общественной активности. Верующие в большей степени воспринимают государство как «свое». На первый взгляд, это должно было привести к большей лояльности. Но это далеко не всегда так. Государство становится идеологически ближе верующим, и они охотнее вовлекаются во все общественные процессы. Где-то эти отношения союзнические, где-то конфликтные».

Второй фактор, на который указывает Макаркин, – атомизация, раздробленность общества, которая отмечается несмотря на то, что декларируются коллективистские, так называемые соборные начала в российском социуме. «На самом деле институты гражданского общества очень слабы, – пояснил Макаркин. – И вот как раз церковный приход – то самое объединяющее начало, которое в гражданской жизни слабо выражено. Верующие получают опыт взаимодействия в разных сферах. Часто это деятельность в поддержку строительства храмов. Несмотря на громкие случаи, которые находят отражение в СМИ, согласно статистике, конфликты между церковными и антиклерикальными сообществами довольно слабые. Нередко они разрешаются путем компромиссов. Так что есть и опыт взаимодействия». «Это и подмечено Обуховым», – считает политолог.

«При общей боязни политической деятельности и сужения поля для деятельности граждан верующие более политически активны, – заявил «НГР» руководитель Центра изучения религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин. – Это касается в целом всех религиозно вовлеченных, а не только православных. У верующих всегда есть дополнительная мотивация для активности – интересы веры, прихода, моральные ценности, требование богослужений во время пандемии и т.д. Исследование ФНИСЦ РАН это подтверждает. Социологи также выявили основные черты мировоззрения вовлеченных православных: патернализм, почитание президента, государства, главы региона».

«Даже если вовлеченный верующий интересуется политикой, вряд ли он пойдет в оппозицию», – уверен Лункин. «Судя по опросу ФНИСЦ РАН, настоящая гражданская активность – где-то на стыке вовлеченных и невовлеченных православных, – говорит он. – У невовлеченных, к примеру, намного выше других групп – признание ценности прав и свобод человека». Макаркин, в свою очередь, считает, что протест верующих если и возникает, то имеет ограниченный характер. «Такой протест не радикален. Верующие, если и протестуют, то ради конкретных результатов, а не ради самовыражения», – говорит политолог.

Лункин привел свежий пример активности «вовлеченной православной»: Оксана Иванова, которая баллотировалась от партии «Справедливая Россия» на довыборах в гордуму в Екатеринбурге, набрала почти 20%, но все равно проиграла «Единой России» и другим оппозиционерам. Предвыборная агитация Ивановой была очень своеобразной. В качестве основной «политтехнологии» кандидат использовала постоянные просьбы о молитвах, а также обильно обращалась к библейским аллегориям, рассуждая о социально-политических реалиях уральского города.

Признавая свое поражение, Иванова 23 ноября сделала в своем аккаунте в соцсети знаменательную запись: «На месте некоторых журналистов я бы не злорадствовала и не зубоскалила по поводу моего поражения. Да, я не победила. Но тема религии в политике одержала блестящую победу. После того как мы вышли на политическую сцену, ЕР бросилась раздавать православные календари, коммунисты нашли верующего кандидата, и даже «Яблоко» выставило кандидата с большим неравнодушием к церкви, отрицательного характера, но тем не менее. И только ЛДПР сохранила религиозный нейтралитет. В результате получила самый низкий процент». «Так что не нам, не нам, а имени Твоему! Будущее российской политики в Его руках», – резюмировала набожная общественница.

По сообщениям уральских СМИ, во время своей кампании Иванова столкнулась с противоречиями между пропагандируемым ею клерикальным популизмом и требованиями российского законодательства. 28 октября она напечатала тираж агитационных газет, где разместила фотографию, на которой она была запечатлена в окружении архиереев РПЦ. Однако избирательная комиссия запретила распространение тиража, посчитав, что нарушен закон, запрещающий кандидатам использовать изображения других людей, даже если те на это согласны. Позже Иванова сообщила, что в агитационной газете запретили печатать и иконы – из-за проблем с авторскими правами, пишут екатеринбургские издания.

Оксану Иванову представляют как «кандидата от народа». Но она не явилась из ниоткуда. Это имя звучало в мае 2019 года, когда в Екатеринбурге разгорался конфликт между противниками и сторонниками строительства собора Святой Екатерины на месте сквера у Драмтеатра. Иванова, сотрудник церковного Музея святости, исповедничества и мученичества на Урале в XX веке, тогда принимала активное участие в противостоянии «храмоборцам».

В какой-то момент движение ревнителей храма приняло протестный по отношению к городской администрации характер, потому что власти согласились с требованиями защитников сквера перенести место для собора. «Храм или сквер? – для нас вопрос так не стоит, – заявляла Оксана Иванова сетевому изданию 66.ru. – Это уже вопрос достоинства. Третий отказ в восстановлении храма привел к тому, что мы чувствуем себя униженными и оскорбленными. И поэтому хотим донести до всех, что православные – это не те люди, которых можно игнорировать, унижать, чьи ценности можно безнаказанно попирать. Мы тоже граждане Екатеринбурга. И сейчас такие чувства захватывают не только людей воцерковленных, участвующих в таинствах, но и сочувствующих, горожан, которые хотели бы видеть храм Святой Екатерины в центре города не по религиозным соображениям, а исходя из уважения к национальной традиции. Они тоже разделяют наши чувства. Это пощечина». Вместо того чтобы подставить «обидчикам» другую щеку, православная общественница решила пойти в политику.

Вовлечение обскурантистских кругов в политическую деятельность происходит не только в отдельных городах, где противоречия выявляются наиболее остро, как в Екатеринбурге, но и на федеральном уровне. 22 ноября предприниматель и заместитель патриарха Кирилла во Всемирном русском народном соборе Константин Малофеев объявил о создании общественного движения «Царьград». В экспертный совет нового движения вошел иерарх РПЦ – председатель Синодального отдела по взаимодействию с казачеством митрополит Ставропольский и Невиномысский Кирилл (Покровский).

Организация будет действовать на принципах корпоративности. Она объявлена надпартийной, однако планируется ее участие в парламентских выборах 2021 года. Царьградцы будут искать в разных политических организациях «своих» и противодействовать «чужим». Кандидатам в депутаты предстоит выдержать экзамен на «предмет их приверженности традиционным семейным, религиозным и культурным ценностям русского народа». «Кандидатам, уличенным в русофобии, оскорблении чувств верующих, искажении исторической правды и умалении значения подвига народа при защите Отечества, будет оказано всевозможное законное противодействие, чтобы такие деятели не смогли пройти во власть», – пообещал Малофеев.

«Верующие неохотно политизируются, – считает Алексей Макаркин. – Они настороженно относятся к тому, чтобы к ним присоединялись политики. Церковные люди готовы оценивать политиков с моральной точки зрения, но не желают, чтобы их вовлекали в какую-то электоральную деятельность или к участию в оппозиционных акциях. Есть группы разных политических взглядов, но таких в церкви меньшинство. Кстати, это одна из причин, почему у нас не получилась христианская демократия».

«По большей части вовлеченный православный в массовом опросе всегда будет «системным» и никогда не будет оппозиционным, – уверен Роман Лункин. – Яркий пример – движение «Сорок сороков», лидеры которого критиковали только некоторых депутатов и министров за поддержку абортов и закона о семейном насилии. Тем же будет заниматься скорее всего и «Царьград» Малофеева.

Среди учредителей нового движения замечен функционер «Единой России», однако царьградцы готовы сотрудничать с «имперски» настроенными представителями самых разных партий и движений, в том числе оппозиционных. Возможно, патриотически-клерикальная инициация противников власти позволит нивелировать их протестный настрой или использовать его на благо «державным» интересам. Движение Малофеева может стать тем инструментом, который позволит направить стихийную политическую энергию верующих общественников в нужное власти русло.

«Хорошая новость для власти состоит в том, что сейчас никто из православных не пойдет в оппозицию, тем более к коммунистам, – предупреждает Роман Лункин. – Плохая новость – в том, что приоритеты меняются на диаметрально противоположные, как только оказывается подорван авторитет государства и президента – как сейчас в Белоруссии».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Зло не победить пафосом

Зло не победить пафосом

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Вышло наиболее полное издание рассказов Игоря Яркевича

0
466
Правительство расширяет бюрократические стимулы инвестиций

Правительство расширяет бюрократические стимулы инвестиций

Михаил Сергеев

Сборку китайских автомобилей посчитали импортозамещением, а производство керамической плитки – прорывной технологией

0
528
Предвыборная борьба с экстремистами и вакцинацией

Предвыборная борьба с экстремистами и вакцинацией

Дарья Гармоненко

Навальнистам начинают отказывать в сборе подписей, коммунисты ищут новые протестные группы

0
627
Молдавия совместит европейский вектор с евразийским

Молдавия совместит европейский вектор с евразийским

Светлана Гамова

Санду инициирует встречу с Путиным

0
651

Другие новости

Загрузка...