0
12654
Газета Факты и комментарии Печатная версия

17.10.2023 15:59:00

Рискованный абхазский гамбит РПЦ

Майкопская епархия применяет экстерриториальное правосудие

Анастасия Коскелло

Об авторе: Анастасия Сергеевна Коскелло – журналист.

Тэги: рпц, абхазия, грузия, церковь, православие, патриарх кирилл. виссарион аплиа, дорофей дбар, раскол, автокефалия, патриарх варфоломей, патриарх илия, вера, политика


рпц, абхазия, грузия, церковь, православие, патриарх кирилл. виссарион аплиа, дорофей дбар, раскол, автокефалия, патриарх варфоломей, патриарх илия, вера, политика Новоафонский монастырь – главный духовный и материальный «актив» Священной митрополии Абхазии. Фото Reuters

На сайте Майкопской и Адыгейской епархии 2 октября появилось сообщение о том, что решением местного церковного суда лишен сана иеромонах Дорофей (Дбар). Рядовое, казалось бы, дело – но есть нюансы.

Во-первых, Дбар не клирик Майкопской и Адыгейской епархии РПЦ,– он состоит в Гуменисской, Аксиупольской и Поликастрской митрополии Элладской православной церкви (ЭПЦ), причем числится там архимандритом, а не иеромонахом. При всем разнообразии подходов к правосудию в современном православии норма жизни для церкви – правосудие в рамках юрисдикции. Иными словами, клирика судят в той епархии, к которой он принадлежит. Почему делом священнослужителя ЭПЦ занимается Майкопский церковный суд, непонятно.

Во-вторых, новость о суде над Дбаром была почему-то обнародована задним числом – так, согласно документу, «решение утверждено архиепископом Майкопским и Адыгейским Тихоном 15.06.23». Единственное рациональное объяснение: накануне публикации, 1 октября, в соседней Новороссийской епархии на освящении Владимирского собора в Анапе присутствовал патриарх Кирилл. Архиепископ Майкопский ему там сослужил и мог получить инструкции.

Сам Дбар отказался давать комментарии. Согласно постановлению майкопского церковного суда, он обвиняется «в создании сообщества, противопоставляющего себя церкви, ведении деятельности, вносящей смущение в среду верующих, упорном непослушании правящему архиерею, клевете на священноначалие и досаждение словом ряду архипастырей». На данный момент вердикт еще не утвержден патриархом Кириллом, то есть с точки зрения РПЦ это странное решение в силу еще не вступило.

История Дорофея (Дбара) – часть церковно-политической драмы, которая длится в Абхазии с начала 1990-х годов и в которую по стечению обстоятельств оказались вовлечены сразу несколько поместных православных церквей – Грузинская, Русская, Элладская, а также Константинопольский патриархат. Дбар – этнический абхаз, выпускник Московской духовной академии, интеллектуал и богослов, преподаватель Абхазского государственного университета, старший научный сотрудник Абхазского института гуманитарных исследований им. Д. Гулиа. В 2001 году он стал иеромонахом в Майкопской епархии РПЦ и был направлен тогдашним Майкопским архиепископом, Пантелеимоном (Кутовым), на служение в Абхазию.

Деятельность представителей РПЦ в Абхазии изначально вызывала недовольство Грузинской православной церкви, которая до сих пор считает Абхазию своей канонической территорией. Вопрос о будущем каноническом устройстве абхазского православия расколол местное духовенство. Часть клириков, откровенно националистически настроенная, во главе с настоятелем Сухумского кафедрального собора священником Виссарионом Аплиа (этническим абхазом, единственным клириком Грузинской церкви, оставшимся в Абхазии после войны) установила связи с РПЦ.

Аплиа неоднократно заявлял, что решать абхазский церковный вопрос должны в Москве, а не в Тбилиси, и что «миссия восстановления православного христианства на Кавказе принадлежит Московскому патриархату» (подробнее в «НГР» от 02.11.21). В 2009 году Аплиа возглавил самопровозглашенную Абхазскую православную церковь с центром в Сухуме и с тех пор настаивает, что Москва должна предоставить ей автокефалию. За богослужением Аплиа и его сторонники в Абхазии поминают Московского патриарха.

В 2021 году священник получил очередное приглашение от аппарата Грузинской церкви приехать в Тбилиси и обсудить статус абхазских приходов, но отказался от поездки, заявив, что «грузинам доверять не стоит».

В свою очередь, Дбар и его сторонники в 2011 году зарегистрировали параллельную религиозную организацию – Священную митрополию Абахазии (СМА) на базе Новоафонского монастыря. Дбар стал председателем ее совета. Аплиа же объявил ее «самочинным сборищем». С тех пор в Абхазии установилось церковное «двоевластие». Клирики СМА заявили, что не желают оскорблять ни Грузинского патриарха Илию II, ни патриарха Кирилла и до разрешения абхазского церковного вопроса будут поминать за богослужением Константинопольского патриарха Варфоломея как «первоиерарха всей вселенской православной Церкви». В июне 2011 года Дбар и его коллеги встречались с тогдашним председателем Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата митрополитом Иларионом (Алфеевым), в январе 2012 года – с патриархом Варфоломеем, однако урегулировать свой канонический статус в какой-либо из официальных церковных структур им так и не удалось. Более того, Московский патриархат в лице архиепископа Майкопского за «созыв противоканонического сборища» запретил Дбара в служении. Первый запрет на три года был подписан в 2011 году, с тех пор он несколько раз продлевался. Но на тот момент Дбар уже не был клириком РПЦ: в 2002 году, во избежание конфликта с грузинским патриархом, тогдашний архиепископ Майкопский Пантелеимон подписал Дбару отпускную грамоту «с правом перехода в любую епархию». Дбар продолжал служить в Абхазии, будучи вне определенной юрисдикции. В 2007 году, во время очередного обострения конфликта с Аплиа, Дбар воспользовался отпускной грамотой: уехал в Грецию и поступил в подчинение к митрополиту Гуменисскому Димитрию Бекярису. В 2011 году Дбар вернулся в Абхазию уже архимандритом ЭПЦ и с тех пор, по словам его сторонников, таковым себя и считает.

Соратники Дбара по Новоафонскому монастырю полагают, что распространяемый его недругами миф о «связях отца Дорофея с западными разведками» и о том, что служители Нового Афона мечтают «сдать абхазское православие» Константинополю, – это просто форма личной мести со стороны Аплиа и что они не представляют опасности для России и РПЦ.

Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин также отмечает, что политические обвинения Аплиа и его сторонников в отношении священников Нового Афона некорректны и фактов, говорящих об антироссийской деятельности Дбара и о его «борьбе с РПЦ», – нет. «Никаким идейным «фанариотом» (так называют представителей Константинопольской церкви по названию квартала Фанар в Стамбуле, где находится резиденция патриарха. – «НГ-Религии») в плане прозападной ориентации Дбар не является. В своей книге «Абхазия сегодня. Что делать?» Дбар прямо пишет, что странно требовать от России поддержки и при этом не пускать российский бизнес в республику. Кроме того, Дбар поддержал размещение военной базы в стране», – заявил Лункин. По словам религиоведа, в случае с конфликтом между Аплиа и Дбаром речь не идет о глубоких идейных разногласиях: «Раскол в Абхазии – довольно условный и поверхностный, поэтому президенты страны всегда приглашали обоих лидеров к себе вместе, безуспешно уговаривая их договориться, – говорит Лункин. – Но дело в том, что у каждого абхаза всегда есть свое мнение – которое он может тут же в Сухуме на Брехаловке высказать президенту страны лично».

«В Абхазии очень обострено национальное чувство и стремление добиваться своих целей, несмотря ни на какие преграды, что было ярко продемонстрировано в ходе войны за независимость и блокады республики в 1990-е годы, – говорит эксперт. – Церковные лидеры в этом отношении мало отличаются от политиков. Отделение от Грузинской церкви уже давно стало свершившимся фактом, но ни один из представителей абхазского духовенства не готов ждать канонической независимости в далеком будущем. Как и светские власти, священники боятся пребывать в непонятном статусе с точки зрения большой части международного сообщества».

Директор Центра социально-экономических исследований (в прошлом – руководитель Центра стратегических исследований при президенте Республики Абхазия) Олег Дамения полагает, что личный конфликт Аплиа и Дбара вообще не имеет отношения ни к вере, ни к политике. «Это их личный спор, а в народе какого-то противостояния по этому поводу я не наблюдаю, – говорит Дамения. – Наше общество не делится по церквам. Народ Абхазии достаточно отстранен от этих внутрицерковных вопросов. Однозначно все люди сходятся только в том, что Абхазская церковь не должна быть в составе Грузинской церкви. Каких-то существенных идейных и политических разногласий между двумя нашими церковными структурами я не наблюдаю. И отец Виссарион, и отец Дорофей оба проабхазские деятели, а значит, и пророссийские. Просто они так между собой выясняют отношения, постоянно ищут друг у друга какие-то изъяны. К сожалению, в абхазском обществе сейчас распространены спекуляции – все спорят, кто более пророссийский, особенно чиновники. В советское время точно так же спорили, кто больше прогрузинский. Все это некрасиво, по сути, это площадная брань».

Терпения, о котором, по словам священника, его однажды просил патриарх Кирилл, Виссариону Аплиа явно не хватает. В 2021 году он даже объявлял в Абхазии «интердикт»: то есть запретил совершать богослужения клирикам своей церковной структуры, рукоположенным в РПЦ, до тех пор, пока Москва не решит вопрос с «раскольниками». На фоне демарша Аплиа акции Дбара в РПЦ, по идее, должны были бы возрасти. Как замечает Лункин, Дбар, в отличие от Аплиа, все эти годы хотя бы не шантажировал Московский патриархат и вообще проявлял готовность к разным формам канонического устройства: «Дбар – единственный, кто предлагал все варианты иерархам».

Позиция Московской патриархии в абхазском вопросе до конца не ясна. Лишь однажды в 2013 году Синод РПЦ (журнал № 116 от 2 октября 2013 года) подробно рассматривал церковный конфликт в Абхазии. Тогда синодалы сделали реверанс Аплиа и «выразили озабоченность» в связи с «антиканонической деятельностью запрещенных в священнослужении клириков Русской православной церкви». Впрочем, радикальных решений они тогда не приняли и призвали к «урегулированию церковного положения путем диалога». С тех пор патриархией абхазская проблема была фактически заброшена.

Нынешняя попытка устранения архимандрита Дбара из церковной жизни Абхазии через Майкопский церковный суд может быть истолкована как прямое воздействие интернет-страшилок про «плацдарм НАТО в Абхазии» на московское церковное начальство. Впрочем, возможно, это и сознательный ход – своего рода попытка «гамбита» со стороны РПЦ в ее противостоянии с Константинополем. Смысл шахматного гамбита – в том, что одна из сторон с целью ускорения игры намеренно жертвует своими пешками или малыми фигурами. Но насколько далеко вперед руководство РПЦ просчитывает свои ходы? Ведь отданной «пешкой» в этой ситуации может оказаться не рядовой священник из Абхазии, которому русские церковные чиновники сломали жизнь, – а, например, давний друг РПЦ патриарх Илия. Или новый грузинский патриарх, который придет ему на смену и который, в случае эскалации конфликта в Абхазии, вряд ли будет союзником РПЦ в борьбе с Фанаром.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Китайский Центробанк ставят в пример российскому

Китайский Центробанк ставят в пример российскому

Михаил Сергеев

Ожидания роста цен в РФ до 2029 года снизились на половину процента

0
1102
Польские фермеры противостоят транснациональным агроходингам

Польские фермеры противостоят транснациональным агроходингам

Наталья Приходко

Дуда поддержал предложение Зеленского встретиться на границе для разрешения ситуации с зерновым экспортом

0
856
Датское сельское хозяйство подвергнут эксперименту

Датское сельское хозяйство подвергнут эксперименту

Никита Белухин

Копенгагену удалось избежать масштабных фермерских волнений

0
607
Москва и Ташкент собираются строить Трансафганскую дорогу

Москва и Ташкент собираются строить Трансафганскую дорогу

Виктория Панфилова

Россия и Узбекистан получат дополнительный выход в порты Ирана и Пакистана

0
1212

Другие новости