0
680
Газета Факты, события Печатная версия

13.03.2024 20:30:00

Константэн Григорьев жил тяжело и рано умер

Людоедские розыгрыши, изящный матерок и эротическое свидание на кладбище

Тэги: поэзия, память, куртуазные маньеристы, 90е, розыгрыши, смерть, кладбище, степанцов, пеленягрэ


поэзия, память, куртуазные маньеристы, 90-е, розыгрыши, смерть, кладбище, степанцов, пеленягрэ Звездой вечера стал Виктор Пеленягрэ (сидит в центре). Фото Николая Милешкина

Можете ли вы представить поэтический вечер, на котором много говорили о смерти и много смеялись? Именно так было на встрече, посвященной Константэну Григорьеву (1968–2008), которую провел в рамках цикла «Куртуазные маньеристы: персоналии» Николай Милешкин в арт-проекте «Бегемот Внутри».

Смешные, хулиганские и порой неожиданно философские стихи Константэна на вечере прозвучали в исполнении Милешкина, Натальи Рожковой, Владимира Кисарова, Елены Кукиной, Виктора Пеленягрэ. «Вот любящее сердце читало!» – выкрикивал из зала Пеленягрэ. Он закономерно стал звездой вечера, поскольку единственный из выступавших знал Константэна, был его другом и «соратником» в «Ордене куртуазных маньеристов».

Рожкова подробно и глубоко описала контекст творчества Константэна, отметила в нем мотивы воды, прочитала несколько стихотворений. Кисаров обратил внимание на неожиданную близость Григорьева к Игорю Северянину и подтвердил это стихотворением «Писать бы так, как Северянин...»

Григорьев давно находится в фокусе внимания Милешкина как автор, вошедший в первый том антологии рано ушедших поэтов «Уйти. Остаться. Жить», одним из составителей которой является куратор «Бегемота». В рамках мемориального проекта Константэну посвящена одна из акций памяти: сделана запись чтения его стихов на могиле, в том числе Вадимом Степанцовым. Он же читал стихи своего друга в Доме книги на Новом Арбате на одной из презентаций мемориальной антологии.

Как считает Пеленягрэ, он жил тяжело и поэтому рано умер. Константэну приходилось работать грузчиком, пришлось пережить раннюю смерть жены. Впрочем, в его стихотворениях упоминания о бедах появляются разве что вскользь, иронией. Но за этой ироничной разгульной маской видно, что поэт принимал жизнь, какой бы сложной она ни оказалась. «Чудеса воспеваю, поскольку рожден не слепым, / Не глухим, не немым, и знаю, кто миром заведует. / Чудеса-то вокруг – неспроста... Неспроста. / Продолжение – следует».

«Орден куртуазных маньеристов» существовал на сломе эпох, в 90-е. «У нас был самый бурный период с 92-го по 98-й. Мы объездили всю страну, выступали в ужасных притонах, а также в прекрасных концертных залах городов и весей нашей страны», – рассказал Пеленягрэ. Между куртуазными маньеристами были приняты весьма рискованные и жесткие, «людоедские» шутки и розыгрыши. Например, они в шутку писали друг о друге в газеты разные гадости и пускали ни на чем не основанные слухи. Во многом 90-ми сформирована поэтика Константэна. По словам Степанцова, его стихи «сопряжены с эдакой молодецкой разнузданностью, хулиганством и даже разухабистым и изящным в то же время матерком».

Пеленягрэ прочитал посвященное ему стихотворение Константэна «Быть куртуазным до конца», рассказал о первой встрече с Константэном и о последней. Виктор считает эту случайную встречу подарком судьбы, возможностью перед прощанием примириться после небольших разногласий, которые были к тому времени между поэтами ордена.

Константэн умер неожиданно. Пеленягрэ вспоминал, что в тот день они планировали провести общий концерт, но вечер куртуазных маньеристов превратился в вечер памяти Григорьева. Виктор сопоставляет раннюю смерть своего друга и то, что в его поэзии всегда были сильны мотивы смерти: «Он был нашим Сологубом – о смерти любил писать». Об этом же рассказал Степанцов в акции памяти: «Покойный любил кладбищенскую тематику – оградки, памятники, склепы». И прочитал стихотворение об эротическом свидании на кладбище.

Предсказывает ли поэт свою смерть в стихах? Этим вопросом Николай Милешкин завершил вечер и прочитал стихотворение «Стансы», которое открывают строки «Вряд ли что-то изменится в мире / После смерти внезапной моей». «Предсказывал без конца свою смерть в стихах!» – прокомментировал Пеленягрэ.

Вечер стал вторым в серии «Куртуазные маньеристы: персоналии». Героем первого вечера был Пеленягрэ, в следующих вечерах Милешкин обещает охватить всех участников «ОКМ», вспомнить Андрея Добрынина, Александра Бардодыма.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


А жил я в доме возле Бронной

А жил я в доме возле Бронной

Александр Балтин

К 25-летию со дня смерти Евгения Блажеевского

0
644
Идет марсианин Иван

Идет марсианин Иван

Борис Колымагин

Коммуникация и ее модальности в русской поэзии XX века

0
786
В глуши бухает Гекельберри Финн

В глуши бухает Гекельберри Финн

Илья Журбинский

Стихи о совах, подземном царстве, редакторах и Танатосе

0
801
Если все мне надоели…

Если все мне надоели…

Максим Лаврентьев

Откровения поэта о делах финансовых и душевных

0
341

Другие новости