0
2110
Газета Проза, периодика Печатная версия

29.08.2013 00:01:00

Алеся

Два рассказа о красивой женщине и римском целителе

Вячеслав Харченко

Об авторе: Вячеслав Анатольевич Харченко – прозаик.

Тэги: харченко, алеся


Алеся
Самые красивые женщины находятся на грани целлюлита. Когда все уже из одежды вываливается, но ожирения еще нет. Это очень тонкая вещь, трудно достижимая и легко переходящая в обыкновенное сало. В этом состоянии медленно и красиво переваливаются ягодицы, формы округлые, плечики и руки белые, мягкие, бархатные. Это такой малороссийский тип женщины и чаще всего встречается в Украине и именно в Крыму. Там же, особенно при смеси с татарской кровью, образуется типаж необычайно эротический и воздушный одновременно.
Она вошла к нам в плацкарт в Джанкое, и первым делом я обратил внимание на тонкую украинскую красоту и на ту особенность, которую уже описал выше. Мне казалось, что эта очаровательная женщина, милая, сладкая и сдобная, не может курить, но, заметив, что я достаю сигарету, она, представившись Алесей, напросилась со мной. Мы встали в тамбуре и стали дымить, и хотя почти сразу же выскочила проводница и запретила нам под угрозой штрафа, но мы все равно продолжили сосать сигареты и даже разговорились или, точнее сказать, беседу начали, а продолжили уже на своих местах.
– Вот, – задумчиво протянула она, глядя на унылый крымский пейзаж, на гордые кипарисы, устремленные в серо-голубое небо, на безжизненную желтую степь с пожухлыми и сухими кустиками, на потрескавшиеся здания железнодорожных станций, крашенные известью, на торговок, смуглых и беззубых, в цветастых платках, съехавших на затылок, протягивающих на остановках в открытые вагонные окна дыни и вареную картошку.
– Иногда Вадик так смотрел на меня, словно хотел задушить, а иногда нежно-нежно. А я ему – купи то, достань это, дай еще. Он аж краснел и дергался. Вот так жилка начнет трепетать, я не знаю, куда мне деться. Витает что-то тяжелое над головой, и дети ревут.
– Вы куда едете? – формально спросил я, незаметно разглядывая ее красивое лицо с точечками оспы на висках.
– В Ухту, в колонию, – ответила Алеся и осторожно посмотрела на мою реакцию, на выражение лица.
Я же никак не отреагировал. Какой-нибудь другой человек удивился бы или проявил к ней заинтересованность или враждебность, но я журналист со стажем и многое что повидал, к тому же я сам бывал в Ухте и сразу представил мрачную речку Печору, несущую свои нефтяные воды посреди лесотундры, и мелкий, среднестатистический и зачуханный городишко. Вспомнил комаров – в пятнадцать сантиметров и директора нефтяной компании, добывающей тяжелую нефть для космических ракет, у которого я брал редакционное интервью.
– Однажды муж ночью со смены принес шубу, он охранник в банке, богатую, норковую, как у новых русских. Я ее носила-носила и радовалась.
«Где же в этой Ухте колонии?» – сидел я молча и размышлял.
Когда я прилетел в Ухту, то меня, конечно, в колонии не водили, в ресторане напоили, какую-то девочку предложили, но в колонии не повезли, хотя народ там очень отзывчивый, но какой-то дикий и обреченный, словно понимает, что попал сюда надолго и никогда и никуда не выберется. И дети их не выберутся, и внуки останутся гнить в этой гнетущей глуши.
– А когда его забирали, я вдруг все поняла: вот женщина на Руси скажет – хочу то, хочу это. Муж пойдет и зарежет, и убьет, и ограбит, и домой принесет.
Мы с ней разговаривали в итоге час, не больше, потом она легла на верхнюю полку и отвернулась к стене, а я пошел вниз на боковушку, потому что пришел хозяин нижней полки. Я стал читать в электронной книге Мариенгофа, пока не закончился заряд. Потом разложил постель и тоже уснул. Вышел же в спешке в Харькове, так быстро, что даже не попрощался с Алесей. Только когда уже шел по перрону и катил сумку на колесиках, вспомнил и обернулся, но вагон уже мерно набирал скорость, и ее лица я разглядеть не мог.
Трифон
Сидел я на скамейке возле церкви и ждал чего-то, хотя вроде бы ничего в этом необычного нет. Тут колокола вечерние зазвонили, я еще немного помялся, поразмышлял и пошел медленно в храм, с трудом разгибая колени, даже вспомнил от бабки, как правильно креститься – справа налево.
В маленьком, деревянном, полутемном зале никого не было, густо пахло ладаном, тепло трещали свечи. Я, спасибо опять же бабке, купил одну тонюсенькую оранжевую свечечку и стал обходить темные закопченные иконы по часовой стрелке, выбирая какую-нибудь. Окончательно запутавшись, пошел на второй круг и остановился возле Богоматери – не потому, что хотел поставить ей свечку, а потому, что ее легче всего узнать. Она держит на руках младенца Иисуса. Около нее горело море свечей, и пустых подсвечников (или как там правильно, даже не знаю) не было. Я даже хотел одну вынуть и переставить, чтобы освободить себе место.
И вот, когда я уже собирался это деяние совершить, обратил внимание на соседнюю икону, возле которой не горело ни одного огонька: молодой еще человек с птицей на плече. Сверху по церковно-славянски замысловато написано «Трифон», а моя фамилия Трифонов. Посмотрел я на него, посмотрел, и так мне вдруг стало жалко святого, у которого свечей не было, а у Девы Марии, значит, завались, что я поджег свечу от Богоматери, оплавил снизу и вставил в подсвечник Трифону. Потом, выходя, обернулся и еще раз посмотрел на Трифона, очень мне стало интересно, кто он такой.
Дома позвонил бабке в Марьину Рощу и спросил, что за Трифон, а она:
– Целитель он римский, а сокола ему русские пририсовали. Тебе, Степушка, с твоим артритом в самый раз.
Посидел я потом у телевизора, подумал, хотел еще раз к нему сходить, а потом колени так разболелись, что и не пошел, больно, а когда мучения отпустили, то уже и забыл сходить. Только бабушка звонила и спрашивала:
– Посетил Трифона?
А я:
– Схожу, схожу.

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


В Украине готовятся к "черной среде"

В Украине готовятся к "черной среде"

Татьяна Ивженко

Выступление Зеленского в Верховной раде пройдет на фоне акций протеста

0
1812
ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

Антон Ходасевич

Очередные санкции против Белоруссии могут быть утверждены на днях

0
1440
Россияне тратят на медицину вдвое больше, чем жители развитых стран

Россияне тратят на медицину вдвое больше, чем жители развитых стран

Анатолий Комраков

Повысить продолжительность жизни без увеличения госрасходов на здравоохранение другим странам не удавалось

0
1416
Военнообязанных женщин в России станет больше

Военнообязанных женщин в России станет больше

Владимир Мухин

Систему подготовки армейского кадрового резерва в гражданских вузах возьмут под контроль главки Минобороны

0
1211

Другие новости

Загрузка...