0
11344
Газета Печатная версия

23.03.2021 16:19:00

Философия и техника космических исследований

Задумывают великие дела мудрецы, а инженеры доводят их до уровня исторических событий

Тэги: космос, космонавтика, академия космонавтики, игорь бармин


4-9-1480.jpg
Игорь Бармин на фоне одного из объектов
наземной космической инфраструктуры.
Фото Юрия Батурина
Межрегиональной общественной организации «Российская академия космонавтики им. К.Э. Циолковского» (РАКЦ) – ведущей научной общественной организации страны в области космонавтики – 28 марта 2021 года исполняется 30 лет. Почетными президентами академии в разные годы были: Владимир Павлович Бармин – один из членов легендарного Совета главных конструкторов; Юрий Алексеевич Яшин; Аркадий Дмитриевич Урсул, первым возглавивший академию; Юрий Николаевич Коптев, генеральный директор Российского космического агентства со дня его создания в 1992 году и до 2004 года. Все они – личности исторические.

С обозревателем «НГ» Андреем МОРОЗОВЫМ об истории Академии космонавтики, о ее настоящем и немного о будущем беседует президент РАКЦ с 2011 года, член-корреспондент РАН, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Игорь БАРМИН.

– Игорь Владимирович, мой первый вопрос «историко-арифметический». В космос человек летает уже 60 лет, а если считать от первого спутника, космическая эра началась еще раньше. Почему половину этого срока мы как-то обходились без Академии космонавтики, а потом вдруг она внезапно понадобилась на последнем году существования Советского Союза?

– История имеет свою логику, а человек пытается подстроить ее под свою психологию. Мы психологически привыкли связывать историю нашей практической космонавтики с именем Сергея Павловича Королева. И это объяснимо: настолько это была мощная фигура!..

– Неужели Сергей Павлович и Академию космонавтики придумал?

– Есть такая легенда… Потому я и упомянул про психологию.

– Очень интересно. Расскажите…

– После первых наших громких космических побед конца 1950-х – начала 1960-х годов Сергей Павлович Королев добился присуждения ряду конструкторов ученых степеней кандидатов и докторов наук без защиты диссертаций. Кто-то из них задал академику АН СССР Сергею Королеву, избранному в 1958 году, вопрос: «А кто-то из разработчиков может ли рассчитывать на звание академика?» Сергей Павлович обратился с этим предложением к президенту АН СССР Мстиславу Всеволодовичу Келдышу, но в ответ услышал: «Пусть идут на выборы в АН СССР в установленном порядке». Тогда Королев якобы и сказал: «Надо подумать о создании отраслевой ракетно-космической академии».

– Ну ведь и шли на выборы, и академиками становились…

– Да, конечно. Сергей Павлович Королев и Валентин Петрович Глушко были избраны академиками в 1959 году. В этом же году членами-корреспондентами Академии наук СССР стали члены первого Совета главных конструкторов: Николай Алексеевич Пилюгин, Виктор Иванович Кузнецов, Михаил Сергеевич Рязанский и Владимир Павлович Бармин, а также первый заместитель Королева Василий Павлович Мишин. В 1966 году Мишин, Пилюгин, Кузнецов и Бармин были избраны действительными членами АН СССР. В дальнейшем членами АН СССР и РАН избирались многие специалисты ракетно-космической отрасли.

– Простите, вы сейчас своего отца упомянули – Владимир Павлович Бармин?

– Пусть это не покажется нескромным… Именно он создавал многочисленные стартовые и технические комплексы, в том числе и знаменитый «Гагаринский старт».

– То есть вы продолжатель дела своего отца – и в области создания наземной космической инфраструктуры, и на кафедре в легендарной Бауманке, и как член академии...

– Спасибо. Это приятно слышать. Есть уже свои династии у космонавтов, почему бы им не быть и у создателей космической техники?

– Академия космонавтики собрала в себе создателей космической техники?

– Сейчас в основном да. Но 30 лет – большая дистанция, за это время многое изменилось. Изначально Академия космонавтики создавалась как преимущественно гуманитарная с включением некоторых естественно-научных направлений (экология, экзобиология, медико-биологические проблемы пребывания человека в космическом пространстве). Поэтому вполне естественно, что первым президентом Академии космонавтики был избран философ, академик АН Молдавской ССР Аркадий Дмитриевич Урсул. Он известен своими работами по информатизации, ноосфере, космологии, по проблемам внеземной жизни и многим другим. Под его руководством была проведена огромная организационная работа по учреждению и регистрации академии, сформулированы основные направления ее деятельности, структура и состав тематических отделений. Первый состав академии насчитывал всего 25 человек, но уже через полгода в нее вступили 296 специалистов космической отрасли и смежных областей…

– Сразу 296 академиков появилось?!

– Ну, зачем же так. Академики вырастают медленно. Сначала надо стать простым членом академии, потом – избранным членом-корреспондентом, а затем и действительным членом, то есть академиком.

– И философ во главе академии стал неудобен?

– Мы начали с логики истории. А она состоит в том, что развитие любого явления начинается с гуманитариев – писателей, философов, мудрецов. Потом приходят ученые – такие как Константин Циолковский, чье имя носит наша академия, он, кстати, и ученый, и мудрец, – развивают теорию, выводят формулы. А затем за дело берутся инженеры и доводят дело до уровня исторического события.

Думаю, Академия космонавтики даже задержалась с рождением. Появилось очень много достойных технических специалистов. Прием новых членов не только увеличил численность академии, но и изменил ее идеологию, так как в новом составе стали преобладать работники промышленных отраслей и ученые технических специальностей. Они неизбежно повлияли на изменение деятельности организации в сторону все более технической ориентации. В конце концов это привело к коллизии между гуманитарным и техническим направлениями.

4-11-2480.jpg
Наземная инфраструктура стартового
комплекса ракет – сложнейшая научная
и технологическая система.  Фото Reuters
Аркадий Дмитриевич Урсул успешно руководил академией до конца 1997 года. И коллизия благополучно разрешилась, когда на очередных выборах в октябре 1997 года академию возглавил крупнейший ученый и конструктор ракетно-космической техники, академик РАН Владимир Федорович Уткин. Он внес много нового в деятельность академии, включая создание научных центров при крупных проектных и научных организациях, добился присвоения наименования Российская, что является признанием достижений академии на правительственном уровне. И направление деятельности академии серьезно изменилось. Постепенно академия приобрела достойный статус, состав и авторитет. Росла ее известность.

– Таким образом, академия стала технической?

– Не совсем. В ее структуре продолжает действовать гуманитарное отделение. Ведь никуда не делись экологические проблемы. Важное направление – история космонавтики. Сегодня на первый план выходят вопросы международного космического права и другие.

– А какие еще есть отделения в РАКЦ?

– С уходом из жизни академика Владимира Уткина в 2000 году руководство академией принял заслуженный деятель науки Владимир Петрович Сенкевич. Он продолжил системное организационное развитие РАКЦ. При нем были созданы новые отделения и центры, расширены тематические направления. В 2005–2011 годах академию возглавлял академик РАН, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Анатолий Сазонович Коротеев. Эти два президента и сформировали в основном нынешнюю структуру академии: 10 научных отделений и 8 региональных: Московское областное, Санкт-Петербургское, Калужское, Воронежское, Поволжское, Саратовское, Казанское и Восточное. Сегодня в Академии космонавтики состоит немногим менее 2 тысяч человек по всей стране. Как видите, с первого собрания она выросла почти в 100 раз!

– Можно немного подробнее о научных отделениях? Какими именно вопросами они занимаются?

– Первое отделение занимается системно-концептуальными вопросами и перспективами развития космонавтики. Второе отделение – космического машиностроения и проектирования космических систем. Про гуманитарное отделение я уже говорил. Четвертое отделение занимается вопросами космического образования. Есть и более специализированные отделения: пятое работает над проблемами аэрогазодинамики, теплообмена, прочности и надежности ракетно-космической техники. А шестое, возглавляемое знаменитым космонавтом, академиком РАН Виктором Петровичем Савиных, – дистанционным зондированием Земли, геодезией и картографией. Есть отделение чисто научное – физики космоса, им руководит академик РАН Лев Матвеевич Зеленый, а есть, скажем так, научно-практические – технологии производства и эксплуатации ракетно-космических систем, космодромы и наземная инфраструктура, лунные и инопланетные базы.

Ну и, конечно – как же Академия космонавтики без космонавтов? – пилотируемая космонавтика и ее медико-биологические проблемы. Это отделение возглавляет генеральный конструктор РКК «Энергия», член-корреспондент РАН и летчик-космонавт России Владимир Алексеевич Соловьев. Вообще в Академии космонавтики состоят многие космонавты.

4-11-1480.jpg
Игорь Бармин: «Больная для космической
отрасли проблема: как сделать, чтобы
выпускники «космических» институтов
не уходили из отрасли».  Фото Юрия Батурина
– Важная тема – космическое образование. Но у нас есть Бауманский университет (хочется по-прежнему назвать его училищем), МАИ, МФТИ, вузы в Петербурге, Саратове, Казани… Что нового сделало отделение образования?

– Во-первых, отмечу большую работу, которая проводится членами академии всех отделений в области образовательной и просветительной деятельности, в первую очередь среди школьников и студентов вузов. Стараемся привлекать молодежь к изучению истории космонавтики, а ветеранов – к подготовке мемуарной литературы.

Во-вторых, надо привлекать школьников, студентов, преподавателей и сотрудников университетов и других вузов к подготовке и постановке научно-образовательных экспериментов на российском сегменте МКС, тем самым увеличивая интерес молодежи и юношества к научным исследованиям.

Наконец, назову больную для космической отрасли проблему: как сделать, чтобы выпускники «космических» институтов не уходили из отрасли. Отделение образования, которым руководит член-корреспондент РАН Олег Михайлович Алифанов, провело работу по теме «Комплексное исследование проблем кадрового обеспечения предприятий. Разработка предложений и рекомендаций по правовым, социально-экономическим и финансовым механизмам закрепления кадров на предприятиях ракетно-космической промышленности». Были даны рекомендации и предложения по использованию университетских спутников в общеобразовательных программах подготовки и переподготовки кадров в университетах и на предприятиях, а также разработаны циклы учебно-лекционных материалов.

Была выполнена НИР «Разработка предложений по развитию методов и форм электронного обучения при подготовке инженерных кадров для ракетно-космической промышленности по профильным направлениям бакалавриата в условиях выполнения требований Федеральных государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования». Кстати, авторский коллектив под руководством Олега Алифанова за цикл научно-методических работ по формированию и практической реализации инновационных образовательных программ и пропагандистских проектов для кадрового обеспечения космической деятельности был удостоен премии правительства РФ имени Юрия Гагарина.

– Это весьма значимая премия. Она была учреждена правительством 10 лет назад, в год 50-летия полета Юрия Алексеевича Гагарина, и присуждается раз в пять лет!

– Да, это так. Коллектив Алифанова получил эту премию в год ее учреждения – в 2011-м. А в 2016 году два авторских коллектива от Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского получили премии правительства РФ имени Ю.А. Гагарина в области космической деятельности. Первый – под руководством члена Президиума РАКЦ, академика РАН Анатолия Коротеева за комплекс трудов в области гуманитарного, архивного и научно-технологического наследия космической деятельности России, способствующих вовлечению в культурный, образовательный и научный оборот исторически достоверных общедоступных информационных ресурсов о космонавтике. Второй – под руководством академика РАКЦ Владимира Леонтьевича Иванова за организацию разработки и создания ракетно-космической техники, использование результатов космической деятельности на базе системы космических средств двойного назначения.

– Вы упомянули мемуары ветеранов. А научные издания академия готовит?

– Конечно! В 2006 году вышла в свет изданная академией книга «Пилотируемая экспедиция на Марс». Книга создана большим авторским коллективом под общей редакцией в то время президента РАКЦ академика РАН Коротеева и содержит первое систематизированное изложение истории концепций и проектов пилотируемой экспедиции на Марс. В 2019 году при поддержке Роскосмоса было завершено шеститомное издание «Истории развития ракетно-космической техники». В ее выпуске приняли участие более 200 авторов – членов академии. Я назвал наиболее фундаментальные издания.

– Занимается ли академия популяризацией космонавтики?

– Безусловно. Многие члены научных и региональных отделений читают популярные лекции, выступают в СМИ – на телевидении, по радио, в журналах, газетах, в интервью, особенно сейчас, в преддверии 60-летия полета человека в космос.

– На какие деньги живет Академия космонавтики?

– Больной вопрос. И очень хороший. Мы не шикуем. Бюджетного финансирования нет. Основной канал – членские взносы. Мы также выполняем научно-исследовательские работы по заказам таких организаций, как ЦНИИмаш, Центр Келдыша, многих других. Некоторые я уже упомянул. Членами академии проводились работы – в том числе в рамках Федеральной космической программы – о развитии, восполнении и поддержании орбитальной группировки космических аппаратов в интересах социально-экономической сферы, науки и безопасности страны (связь, телевещание, ретрансляция, дистанционное зондирование Земли, гидрометеорология, экологический мониторинг, контроль чрезвычайных ситуаций, фундаментальные космические исследования) и в обеспечение создания изделий ракетно-космической техники с характеристиками мирового уровня. Результаты всех работ обсуждаются на совместных заседаниях заказчика и специалистов академии.

Сейчас в разработке находится Концепция создания и развития отраслевой системы утилизации космических систем, комплексов, их составных частей и изделий ракетно-космической техники до 2030 года и на дальнейшую перспективу.

– Есть ли у академии партнеры за рубежом?

– Да, конечно. Прежде всего отмечу, что члены нашей академии принимают активное участие в работе практически всех международных конференций, конгрессов и симпозиумов космической тематики, читают лекции в зарубежных университетах (Словения, Чехия, Словакия, Беларусь, Молдова, Литва, Латвия, Эстония, Сербия, Швейцария). Мы работаем с Белорусским государственным университетом в рамках программы Союзного государства «Разработка космических и наземных средств обеспечения потребителей России и Беларуси информацией дистанционного зондирования Земли» («Мониторинг-СГ»).

Отдельно я бы выделил фундаментальный труд на русском и английском языках «Кельнский комментарий по международному праву», подготовленный в сотрудничестве с Институтом космического права Кельнского университета и Германским аэрокосмическим центром.

Продолжаем взаимодействовать с китайскими коллегами. У нас подписан Меморандум о сотрудничестве с Китайской академией космических технологий. Решением бюро Президиума Академии космонавтики ряд сотрудников Китайской академии космических технологий избраны почетными членами нашей академии.

Мы ищем контакты с зарубежными и международными общественными организациями, отвечающими статусу Академии космонавтики или близкими к нему по целевому назначению.

– И неюбилейный вопрос: какие трудности испытывает академия? Не бывает так, чтобы все шло гладко.

– Вы правы. Гладко только на бумаге, а попадаются и овраги. В связи со сложившимся экономическим положением в стране в настоящее время, к сожалению, почти прекратилось взаимодействие по научно-технической деятельности со многими организациями. Соответственно упали поступления от выполнения нами их заказов.

К сожалению, пока так и не осуществлены наши планы создания на базе научных и региональных отделений школ молодых ученых. Задача оказалась сложной. Пожалуй, есть успехи только у Поволжского регионального отделения, которое является соорганизатором международных летних космических школ «Перспективные космические технологии и эксперименты в космосе».

– Какие первоочередные задачи академия ставит перед собой сегодня?

– Думаем над организацией новых структурных направлений – аналитических центров, центров общественной экспертизы, центров пропаганды достижений космонавтики и образовательной деятельности по реальным направлениям работы наших научных отделений.

И все же академия уже сейчас представляет собой полноценную научную организацию, способную практически самостоятельно рассматривать важнейшие научно-технические проблемы дальнейшего освоения космоса и готовить рекомендации и предложения. Мы стремимся быть живым, деятельным организмом и, имея огромный потенциал и опыт, будем делать последовательные шаги на пути к нашим целям! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Космические драконы и тигры глобализации

Космические драконы и тигры глобализации

Александр Степанов

Китай  наращивает военную активность в космосе

0
823
Путь от «Спирали» к МАКС профессора Лозино-Лозинского

Путь от «Спирали» к МАКС профессора Лозино-Лозинского

Валерий Агеев

Создателя многоразового орбитального корабля «Буран» называли патриархом крылатого космоса

0
1998
Инновации выдает лишь каждая десятая компания

Инновации выдает лишь каждая десятая компания

Анастасия Башкатова

В России ждут появления 3D-строительства, самоудобряющихся сельхозкультур и персональных лекарств

0
2609
Москва отразила "космическую" атаку Вашингтона

Москва отразила "космическую" атаку Вашингтона

Владимир Мухин

Инцидент со спутником считают ответом на американскую подготовку к звездным войнам

0
5656

Другие новости

Загрузка...