0
11060
Газета Печатная версия

07.02.2022 17:08:00

Фактор казахстанского урана в политических протестах

Россия заинтересована в стабильности на мировых рынках сырья для атомных электростанций

Тэги: казахстан, протесты, одкб, атомная энергетика, уран, казатомпром, российские миротворцы


казахстан, протесты, одкб, атомная энергетика, уран, казатомпром, российские миротворцы Российские миротворцы реализовывали в Казахстане в том числе защиту экономических интересов РФ. Фото с сайта ОДКБ

Недавние события в Казахстане привлекли внимание мировой общественности по нескольким причинам. Прежде всего это относительная новая форма протеста, которая почти мгновенно переросла в фазу вооруженного противостояния власти и оппозиции. Другой важный аспект этого противостояния связан с вводом в страну воинских подразделений ОДКБ. Операция ОДКБ в Казахстане проводилась Россией и другими странами – участницами организации в январе 2022 года по запросу президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в связи с массовыми протестами, переросшими в Алма-Ате в вооруженные столкновения протестующих с правительственными силами. Операция была заявлена как миротворческая миссия по охране наиболее важных государственных и стратегических объектов Казахстана и оказанию помощи казахстанской стороне в поддержании правопорядка.

Токаев заявил, что миссия ОДКБ в Казахстане завершена, и, как известно, крайне ограниченное число миротворцев уже выведено из страны.

Немецкое государственное информационное агентство Deutsche Welle приводит мнения нескольких казахстанских экспертов насчет причин миссии ОДКБ. Так, эксперт Московского Карнеги-центра Темур Умаров считает, что самая главная цель ввода контингента ОДКБ во время протестов была символической: «Во-первых, продемонстрировать, что Москва в курсе всего происходящего внутри политических элит Казахстана. Во-вторых, это был символ того, что Россия на стороне легитимной власти. И в-третьих, это подтверждает официальную теорию о том, что это борьба против международного терроризма, не конфликт внутри элит, а риск большого теракта».

По мнению казахстанского правозащитника Евгения Жовтиса, «за вводом войск стояла частично проблема безопасности. Но больше всего – политические соображения. Эти войска участвуют в охране инфраструктурных объектов. А для чего это было нужно – это был политический сигнал другим элитным группировкам о том, что у Токаева достаточно ресурсов и Путин его поддерживает. Это и была демонстрация этой поддержки».

Однако в печати практически не освещался вопрос российских интересов в Казахстане. Правда, было упомянуто, что российский контингент ОДКБ был, в частности, направлен на охрану космодрома в Байконуре. О других объектах российских интересов в открытой печати ничего не упоминалось. Однако даже немногие сведения о влиянии прошедших волнений на стоимость урана все же просочились в печать. Так, сообщалось, что политические протесты в Казахстане привели к росту цен на уран. Стоимость фьючерсов на уран на бирже Comex 5 января взлетела на 9,26%, до 46 долл. за фунт, свидетельствуют данные торгов.

Учитывая роль Казахстана как поставщика урана номер один в мире, «это было бы похоже на то, как если бы у саудитов возникли проблемы с нефтью», считает Джонатан Хинзе, президент аналитической компании UxC, которая занимается исследованиями на рынке ядерного топлива.

Несмотря на рост стоимости сырья, котировки крупнейшего производителя урана в мире «Казатомпром» продолжили падение и в моменте рухнули на 8,8%, до 34,2 долл. Затем акции замедлили обвал, достигнув отметки 35,65 долл. Акции главного конкурента «Казатомпрома» – канадской Cameco – на премаркете достигли отметки 25 долл. впервые с ноября 2021 года.

В последний раз столь сильные скачки стоимости урана были зафиксированы осенью 2021 года. Тогда ажиотажный спрос был вызван агрессивными покупками металла фондом Physical Uranium Trust, запущенным инвестиционной компанией Sprott в июле 2021 года.

Российские урановые интересы в Казахстане довольно существенны. И это связано не только с совместным прошлым. Как отмечало в свое время британское агентство Би-би-си, в атомной промышленности Казахстана по-прежнему большую роль играют постсоветские связи. До того, как он стал независимым в 1991 году, все производство в этом секторе находилось под контролем Минатома СССР, а отдельно взятыми месторождениями урана управляло его казахстанское региональное отделение.

После 1991-го вся урановая промышленность перешла под управление Казахской государственной корпорации предприятий атомной энергетики и промышленности (КАТЭП), которой на 51% владело государство, а на 49% – судя по всему, менеджеры и люди, близкие к Назарбаеву.

Затем в 1997 году Назарбаев фактически заново национализировал крупную часть урановой индустрии, создав «Казатомпром» (КАП).

Сейчас этот государственный холдинг добывает в стране уран совместно с канадской компанией Uranium One, с 2013 года на 100% принадлежащей Росатому.

История перехода этой канадской компании под российский контроль до сих пор вызывает оживленную дискуссию в США. Как писала Би-би-си, сделка по продаже Uranium One недавно вызвала вопросы в США, где эта компания владеет 20% прав на добычу урана. Сторонники Трампа заявляют, что в 2010 году Госдеп под руководством Хиллари Клинтон позволил Uranium One продать акции Росатому из благодарности за пожертвования канадцев благотворительному фонду ее мужа. Не так давно в РИА Новости появилась статья, которая в известной степени проливает свет на эту таинственную сделку. Скорее всего публикация этой статьи связана с намерением российской стороны продать Uranium One. Заключая сделку, Росатом в первую очередь интересовала не Америка, а главная урановая житница – Казахстан. Официальной информации по первым сделкам покупки Uranium One нет, отмечает РИА Новости, но логика подсказывает, что максимально антироссийское руководство Обамы–Клинтон могло одобрить подобную покупку только при наличии некоторых неафишируемых договоренностей. Либо о том, что русские восстановят и нарастят добычу в штате Вайоминг (рудники Reno Creek, Chistensen Ranch, Moore Ranch и Ludeman), либо обеспечат топливную безопасность США поставками собственного производства. Подчеркнем, пишет агентство, это лишь версия, но, согласитесь, весьма логичная.

Так случилось, что наш мир американоцентричен, и если российская компания заходит на местный рынок, это воспринимается как основной интерес и вектор приложения усилий. В нашем случае это совершенно точно не так. Заключая сделку, Росатом в первую очередь интересовала не Америка, а главная урановая житница – Казахстан.

Выкупив Uranium One, российская корпорация получила контрольные пакеты акций тамошних урановых рудников Анкал, Южный Инкал, Каратау, Акбастау, Заречное и Хорасан.

Чтобы был понятен масштаб, добавим, что Казахстан занимает второе (после Австралии) место в мире по запасам (свыше 840 тыс. т) и первое по производству топливного урана (19,5 тыс. т в год).

«НГ-Энергия» запросила «Казатомпром» относительно принятых мер по защите урановых рудников. В полученном ответе подтверждается, что «Казатомпром» – крупнейший в мире производитель урана с добычей природного урана, пропорционально долям участия компании, в размере около 23% от совокупной мировой первичной добычи урана в 2020 году. Группа имеет крупнейшую резервную базу урана в отрасли. «Казатомпром» вместе с дочерними, зависимыми и совместными организациями ведет разработку 26 месторождений, объединенных в 14 уранодобывающих предприятий. Все уранодобывающие предприятия расположены на территории Республики Казахстан и применяют технологию подземного скважинного выщелачивания, уделяя особое внимание передовым практикам и средствам контроля охраны здоровья, промышленной безопасности и окружающей среды.

Ценные бумаги «Казатомпрома» размещены на Лондонской фондовой бирже и бирже Astana International Exchange. «Казатомпром» является Национальной атомной компанией Республики Казахстан, и основные клиенты группы – это операторы атомных генерирующих мощностей, а главные экспортные рынки для продукции – Китай, Южная и Восточная Азия, Северная Америка и Европа. Группа продает уран и урановую продукцию по долгосрочным и краткосрочным контрактам, а также на спотовом рынке непосредственно из своего корпоративного центра в г. Нур-Султане, Казахстан, и через дочернюю торговую компанию в Швейцарии, Trading House KazakAtom (ТНК). По итогам 2020 года уранодобывающие предприятия Uranium One в Казахстане произвели 4276 т урана, что вывело компанию на третье место среди крупнейших производителей урана.

Касаясь недавних событий в Казахстане, в полученном ответе говорится, что компания планирует оказывать активную поддержку в восстановлении пострадавших объектов инфраструктуры в регионах присутствия «Казатомпрома».

Президент Касым-Жомарт Токаев заверил граждан и бизнес-сообщество в том, что государство выполнит взятые на себя обязательства и примет все необходимые меры для восстановления доверия отечественных и иностранных инвесторов. Данное заверение имеет важное значение для мировой атомной отрасли, поскольку большинство урановых активов «Казатомпрома» разрабатываются в партнерстве с крупными международными игроками атомной отрасли. «Казатомпрому» всегда удавалось соответствовать ожиданиям клиентов, и мы вновь подтвердили свой статус безопасного и надежного поставщика урановой продукции, несмотря на то что мы работаем в юрисдикции, воспринимаемой с более высоким уровнем риска в геополитическом плане», – сказал Мажит Шарипов, председатель правления «Казатомпрома».

В целом влияние недавних событий на бизнес компании было незначительным. Все предприятия «Казатомпрома» работали без перебоев благодаря внедрению компанией своевременных мер и опыту, извлеченному во время пандемии COVID-19. Планы «Казатомпрома» по управлению рисками и обеспечению непрерывности деятельности доказали свою эффективность.

Основным приоритетом «Казатомпрома» по-прежнему является обеспечение безопасности работников и производственных объектов, непрерывности деятельности предприятий. В связи с продолжающимися в настоящее время мерами по оценке ситуации и расследованиями, проводимыми государственными органами для определения причин, вызвавших трагические события, компания не будет спекулировать и комментировать потенциальное влияние каких-либо социальных обстоятельств или связанных с ними геополитических последствий. Судя по всему, из этого пространного ответа можно сделать вывод, что урановая добывающая промышленность Казахстана во время волнений не пострадала и к привлечению российских миротворцев владельцы «Казатомпрома» не прибегали.

Тем не менее нельзя сбрасывать со счетов, что отправка российского контингента во время волнений в Казахстан вполне могла иметь своей целью не только Байконур, но и урановые интересы России в Казахстане. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Украина не Россия, Казахстан не Украина

Украина не Россия, Казахстан не Украина

Почему Москва возвращает одни исторические территории и пока не стремится возвращать другие

0
6020
Папа Римский рвется в Казахстан для встречи с главой РПЦ

Папа Римский рвется в Казахстан для встречи с главой РПЦ

Милена Фаустова

Отношение Ватикана к Московскому патриархату вновь потеплело

0
3379
Назарбаев приезжал в Москву за гарантиями для себя и своих капиталов

Назарбаев приезжал в Москву за гарантиями для себя и своих капиталов

Виктория Панфилова

Глава Казахстана Токаев собирает "народное вече", на котором будет решаться судьба первого президента

0
8524
Россия ждет прямого выхода в Турцию через Армению

Россия ждет прямого выхода в Турцию через Армению

Юрий Рокс

В Ереване оппозиция в честь приезда главы МИД РФ заговорила по-русски

0
4506

Другие новости