0
1517
Газета Non-fiction Печатная версия

03.08.2017 00:01:00

Под моросящей паутиной

Питерские писатели поделились сокровенным о своем городе

Тэги: петербург, даниил гранин, дмитрий быков, васильевский остров, достоевский, рахманинов, мандельштам, поребрик, шостакович, михаил шемякин, митьки, довлатов


27-14-12.jpg
В Питере жить: от Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной / Сост. Н. Соколовская, Е. Шубина.
– М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. – 528 с.

Не так давно в книжных магазинах появился сборник «Москва: место встречи». И вот вышло продолжение цикла личных историй – «В Питере жить». Эта дилогия, посвященная двум российским столицам, – настоящая находка и для краеведа, и для любителя хорошей литературы.

Город можно изучать научными методами, а можно просто поселиться в нем: смотреть на улицу из окна квартиры, бродить пешком без определенного маршрута, кататься на трамваях, прислушиваться к разговорам в кафе, заводить неожиданные знакомства. Тогда город откроет свою тайну, свою душу. А осмотр достопримечательностей оставим вечно спешащим туристам.

У каждого из авторов книги своя давняя «интимная связь» с Петербургом. Большинство родились и всю жизнь живут здесь (Даниил Гранин прожил 98 лет!). Кто-то (как прозаик и филолог Евгений Водолазкин) переехал сюда давным-давно да и остался насовсем. Есть и такие (Андрей Битов, Татьяна Толстая), кто перебрался от родных невских берегов в Москву или иные города, но не перестал ощущать себя петербуржцем. В компанию питерцев вклинился и вездесущий москвич Дмитрий Быков, у которого свои глубокие отношения с Северной столицей: здесь он служил в армии, учился поэтическому мастерству, а позже поселил героев двух своих романов и написал стихи о Елагином острове.

Среди авторов сборника люди разных профессий: писатели, журналисты, художники, артисты, историки… Каждый рассказывает о чем-то сокровенном. О своем личном Петербурге. О тех местах, где прошло детство, где довелось жить в самую счастливую пору, о запомнившихся людях, домах, событиях. Разные истории, разные ракурсы. И районы самые разные. Но единый питерский дух пронизывает каждый из текстов сборника и книгу в целом. Это самое настоящее художественное исследование о великом городе.

Петропавловская крепость. 	Рисунок Лизы Штормит. Иллюстрация из книги
Петропавловская крепость. Рисунок Лизы Штормит. Иллюстрация из книги

Кстати, среди авторов есть и те, кто отдал дань петербурговедению в разных его вариациях. Писатель и эссеист Сергей Носов, автор книги о тайной жизни памятников, продолжил излюбленную тему и рассказал о удивительном случае, приключившемся с ним и еще двумя писателями возле питерского памятника Федору Достоевскому. Автор «НГ-EL», создательница серии книг о поребрике из бордюрного камня Ольга Лукас поведала таинственную историю о двух девочках, впервые отправившихся за пределы известного им мира на окраине города («Планета Ржевка»). Экскурсовод Татьяна Мэй провела читателей по улице Чехова: здесь Николай Гумилев делал предложение Анне Энгельгардт, Осип Мандельштам читал стихи другу Сергею Каблукову, а в наши дни, если повезет, можно услышать из окон ателье живое исполнение 2-й Симфонии Рахманинова.

Портрет города складывается из звуков, штрихов, случайно оброненных фраз, исчезающих мгновений. Михаил Шемякин рассказывает о «густо заселенной коммуналке» в доме на Загородном проспекте, где до революции родился Шостакович, а после войны обитал люд всяких профессий, в том числе офицеры-фронтовики. Рядом нес свои грязноватые воды Введенский канал (ныне засыпанный) и располагался Музей Военно-медицинской академии с заспиртованными экспонатами. Вот где источники вдохновения будущего мастера фантасмагории и гротеска, чья графика, кстати, использована в оформлении книги. Павел Крусанов интересно рассуждает о «пузырях Петербурга», новых городских районах от Купчина до Гражданки: «Жизнь там парадоксальным образом эфемерна именно потому, что держится на одной физике и голой необходимости». Такой район обычно «сочится новой и новейшей мифологией», резюмирует писатель, выросший в ленинградском оазисе сталинского ампира близ Дома Советов архитектора Ноя Троцкого.

Что остается делать, если живешь в этом городе? «Снова слоняться меж петербургских домов, как между силуэтов прекрасных чужепланетных надгробий. И делать вид, что продолжаешь жить и любить… И снова бродить», –  замечает историк и поэт Даниил Коцюбинский.

Он не единственный из авторов, кто склонен к метафизическим обобщениям. По мнению Татьяны Толстой, все, кто писал когда-либо о «не приспособленном для простой человеческой жизни» Петербурге, «развесили свои сны по всему городу, как тонкую моросящую паутину, сетчатые дождевые покрывала». Эта паутина не отпускает, делая любое повествование литературоцентричным. Особенно если автор – филолог или критик. Андрей Аствацатуров ведет повествование от лица «маленького человека» – излюбленного персонажа русской классической прозы: «Так вот, залез ты в маршрутку, и сразу, с порога, с подножки –  никакой тебе навстречу европейской благовоспитанности, никакой приватности… тебя обязательно со всех сторон будут толкать, пинать, задевать руками, одеждой, сумками, пакетами, всем, чем только случится». Елена Колина рассказывает среди прочего о школе на улице Рубинштейна, где ее мама училась с Сергеем Довлатовым. В очерке художника-«митька» Виктора Тихомирова грохочут самодельные самокаты на подшипниках и спешит по своим делам известный всему кварталу вор Жук.

В Питере жить – и в Питере пить: климат и традиции не оставляют выбора. Здесь в какую пивную ни спустишься – непременно встретишь Мармеладова, у трактирной стойки вечно мерещится Блок. А вот писатель и библиофил Александр Етоев, судя по его рассказу, не прочь иногда отведать коньячку у моста Володарского в компании знатока питерских памятников Сергея Носова. И тогда «жизнь в неблагополучном районе» близ знаменитых Обуховских заводов, где родился когда-то Александр Колчак, станет легкой, яркой и культурно насыщенной. А как иначе в Питере?


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Запрет на владение долгом правительства России уже близок

Запрет на владение долгом правительства России уже близок

Михаил Сергеев

Каждая очередная порция ограничительных мер оказывается болезненнее, чем предыдущая

0
1126
Армии Украины будет сложно без русской картошки и траншей МВФ

Армии Украины будет сложно без русской картошки и траншей МВФ

Анатолий Комраков

В сельском хозяйстве Незалежной сокращается производство

0
999
Турция без российских туристов потеряет 4 миллиарда долларов

Турция без российских туристов потеряет 4 миллиарда долларов

Анастасия Башкатова

Сложностями в отношениях Москвы и Анкары постараются воспользоваться отдыхающие из Украины

0
1003
В столицу России зачастили эмиссары бывшего «Северного альянса»

В столицу России зачастили эмиссары бывшего «Северного альянса»

Андрей Серенко

Контакты с панджшерцами подчеркивают не слишком успешную игру Москвы с талибами

1
632

Другие новости

Загрузка...