0
1512
Газета Non-fiction Печатная версия

26.08.2020 21:09:00

А как бы ты хотел умереть?

Увесистость этого тома – часть стратегии Александра Чанцева

Андрей Бычков

Об авторе: Андрей Станиславович Бычков – писатель, сценарист, эссеист.

Тэги: критика, нонконформизм, мураками, шпионы, джойс, япония


критика, нонконформизм, мураками, шпионы, джойс, япония «Культурная реальность» в ее максимально полном объеме. Фото Евгения Лесина

Александр Чанцев – филологический тяжеловес, боец в стиле нонфикшн-фьюжн. Так и хочется написать – чемпион. Представлять Чанцева «интеллектуально-читающей» публике, думаю, не нужно, он и сам ее уже всю прочитал и не раз интеллектуализировал. Имя его ей хорошо известно. Таким именем ледоколы бы называть или беломорканалы. Но из-за кулис «истины» хотелось бы наконец приоткрыть и «правду». Александр Чанцев – виртуозный японский шпион и в то же время беззаветный русский контрразведчик… стоп, стоп, стоп, мы все же за «честные сведения и возможность эрудиции вместо сложносочиненной химеричности», как пишет в рецензируемой книге сам автор. Эта книга и в самом деле сделана из стали – редчайший сплав эрудиции, интеллекта и восточной гибкости, без которой нет никаких боевых искусств. В том числе и литературных. Когда-нибудь Чанцев, я надеюсь, скажет и свое «Да, смерть!». Но уже и здесь – центр тяжести этого интеллектуального клинка, несмотря на всю синкретичность формы, следует искать в острозаточенных эссе о Чоране и Юнгере, рецензии на книгу Бибихина, и недаром чаще всего здесь звучит имя Лимонова. Впрочем, в этой книге не превалирует нонконформистская тема. Эта книга – скорее попытка разобраться с «культурной реальностью» в ее максимально полном объеме, и лишь при этом – с ностальгической оглядкой на старый добрый нигилизм. Что, собственно, происходит сегодня? И каковы контуры возможной новой парадигмы, чтобы мы смогли принять новые вызовы и нащупать новый хайдеггеровский просвет, соединяя несоединимое? По словам самого автора, эта книга призвана продолжать «новый жанр – одновременно преодолевающий тотальную постмодернистскую эклектику и апеллирующий к ней, но с принципиально иных позиций». Думается, что неслучайно ее автор – японист. Страна восходящего солнца – наследница многих культурных традиций.

32-15-12250.jpg
Александр Чанцев. Ижицы 
на сюртуке из снов: книжная 
пятилетка. – СПб.: Алетейя, 
2020. – 724 с.
К сожалению, форма короткой рецензии не позволяет проанализировать нам эту книгу достаточно глубоко, содержание ее составляет 700 с лишним страниц. Одно только оглавление – целых 5 (!). А общая сумма прочитанных и отрецензированных здесь книг – около 140, при этом большинство томов объемом более 400–500 страниц (биография Баха, например, 928 страниц), итого примерно 70 000 страниц! Средний филолог (по утверждениям знатоков) должен читать в день 200 страниц. Разделим и получим… год непрерывного, с утра до вечера, чтения! А ведь количество отрецензированных книг гораздо больше, как признается автор, и далеко не все его отклики вошли в этот том. Нам могут возразить, что Чанцев не читает все эти толстенные тома, а лишь просматривает. Нет, господа хорошие, именно что читает и даже конспектирует! Все рецензии состоят из очень плотного вещества. Отписок нет. Чанцев подчас даже подробно пересказывает содержание, и каждый раз на удивление точно определяет нерв каждого из произведений, приводя ключевые цитаты. И как настоящий филолог выполняет необходимейшую и тяжелейшую в наши перегруженные информацией времена научную работу по реферированию. И в этом – реальная чемпионская составляющая. Эта книга состоит из точного филологического знания, а не из поверхностного мнения, как у других рецензентов. Чанцева интересует некий фактический поток культурной реальности, и в этом смысле его метод приближается с обратной стороны к методу Джойса, интерес которого преимущественно был сосредоточен на художественном потоке сознания. Увесистость этого тома – часть чанцевской стратегии. Стратегия Чанцева – тяжелая артиллерия, и притом – крупнейший из калибров. Отсюда, вероятно, и интерес к биографиям литературных гигантов и рок-звезд. Чанцев – охотник за фактами. Вот, например, из «Писем к Вере», Набоков о том же Джойсе: «…он крупнее ростом, чем я думал, с ужасным свинцовым взглядом». И конечно (опять к методу Чанцева), не случайно вот это о Павле Зальцмане: «…сам Зальцман перекопал массу литературы, был сторонником детальных сносок». Детали, из которых собраны биографические и рабочие «механизмы» незаурядных личностей. И – ориентация на стиль жизни «с углом атаки крыла, поднимающим на взлет». Не случайно и сам Чанцев так много путешествует. Перелеты, изнурительное чтение и... фиолетовый чай литрами. А куда ты денешься без предельного опыта, если хоть на что-то претендуешь?

В этом томе рецензируется и серьезная художественная литература, и масскульт (Мураками, Несбё), книги по философии и фантастика (кибер- и стимпанк), балканская журналистика, учебник японистики (японская тема в книге – особый чанцевский интерес), биографии рок-звезд и авангардных танцовщиц, религиозных мыслителей, художников и их моделей (та же Генриетта Мораес), великих поэтов и писателей (от Бодлера до Беньямина, Набокова и дальше), автор реферирует и анализирует мемуары о советских хиппи и мистиках, книги на английском языке (пока еще не переведенные и не изданные в России), труды о новейшей и средневековой музыке и боевых искусствах... Всего не перечислить. Все же отдельно стоит отметить и книги о шпионах, агентах и разведчиках: Зорге, Ким, Маклэйн, Марита Лоренц и др. Подозреваю, что у них-то Чанцев поучился и стратегии успеха (сверхкоммуникативность, хитроумие в критическом поле – когда дозволяется а-ля Лотреамон сравнить швейную машинку от литературы с именитым зонтиком), и способам развития феноменальной памяти. Опять же – техники скорочтения (в одном из интервью Чанцев признается, что может читать по 600 страниц в день).

В книге также много интервью с современными российскими писателями (и не только – здесь и композиторы, и ученые). И – самое, наверное, неожиданное – неизменный вопрос: а как бы ты хотел умереть?

Так что же нам все-таки остается? И что это за «пост-нонфикшн-бог», который еще может якобы нас спасти? Александр Чанцев демонстрирует «объективные» возможности расслоения, растворения и перемешивания плотного фактического вещества. Эдак он, гляди, и весь наш фикшн переиграет! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


У нас

У нас

0
134
Как жизнь, соседи? На кинофоруме "Московская премьера" показали фильмы из бывших советских республик

Как жизнь, соседи? На кинофоруме "Московская премьера" показали фильмы из бывших советских республик

Дарья Борисова

0
714
Ежегодный фестиваль японской культуры J-FEST  пройдет с 15 ноября по 5 декабря в режиме онлайн

Ежегодный фестиваль японской культуры J-FEST пройдет с 15 ноября по 5 декабря в режиме онлайн

1
2699
Евросоюз намерен стать независимым от ВОЗ

Евросоюз намерен стать независимым от ВОЗ

Ада Горбачева

В Брюсселе решили создать собственное ведомство по борьбе с пандемией

0
2174

Другие новости

Загрузка...