0
3943
Газета Non-fiction Печатная версия

02.12.2020 20:30:00

Счет не в нашу пользу

Иной взгляд на сопки Маньчжурии

Тэги: история, война, россия, дальний восток, япония, маньчжурия, австровенгрия, гемания, великобритания, армия, портартур, деникин


история, война, россия, дальний восток, япония, маньчжурия, австро-венгрия, гемания, великобритания, армия, порт-артур, деникин На сопках Маньчжурии отрабатывались новейшие тактические приемы и типы вооружения. Николай Самокиш. На сопке после штурма. 1904. Харьковский художественный музей

Конфликт на Дальнем Востоке вызвал пристальный интерес военных элит разных стран. И это было неудивительно, ведь «на сопках Маньчжурии» и «в далеком Цусимском проливе», как пелось в популярных песнях той эпохи, впервые на практике отрабатывались новейшие тактические приемы и массово применялись ранее неизвестные типы вооружения. Их значимость особенно стала понятна после того, как именно недооценка таких новинок, а также оказавшиеся ошибочными теории ведения войны и привели Россию к злосчастному поражению. Что, конечно, не отменяет вины командного состава за конкретные неверные решения в ходе боев.

В сборник, составленный московским историком Сергеем Волковым, вошли работы зарубежных экспертов из Австро-Венгрии, Великобритании, Германии и Франции. К сожалению, книга касается только сухопутных войск, хотя, как представляется, оценки иностранцами Цусимского сражения или же действий Владивостокского отряда крейсеров были бы не менее интересны читателю. В данном же случае представлен анализ подготовки противоборствующих армий, и уже на этом этапе счет оказывается не в нашу пользу. Японские вооруженные силы были лучше мотивированы, как, впрочем, и все общество, которое стремилось к реваншу за несправедливые, по мнению Токио, решения Симоносекского договора, заставившего их отказаться от многих плодов побед в японо-китайской войне 1894–1895 годов. В то же время солдаты Русской императорской армии зачастую просто не понимали целей войны, что с последующими неудачами на фронте усугубляло их моральное состояние отнюдь не в лучшую сторону (Альбер Ниессель).

Также иностранцы отмечали малую активность кавалерии. Этот веками популярный вид войск не вписывался в стратегию современной войны и постепенно сходил с исторической арены. Так что удачные операции японцев (Герхард Пеле-Нарбонн) и русских (Карл Густав Врангель) не особо влияли на окончательный исход всей кампании.

45-15-11250.jpg
Русско-японская война
в наблюдениях и суждениях
иностранцев / Cост. Сергей
Волков.– М.: Государственная
публичная историческая
библиотека, 2020. – 512 с.
Тем не менее, несмотря на победу, были ошибки и со стороны стратегов из Токио. Например, излишне осторожное (медленное) ведение войны на раннем этапе или (другая крайность) – расчет на быстрое взятие Порт-Артура (Эдмонд Ферри). Что, впрочем, тоже не изменило финала войны.

Касаясь поражения, хотелось бы обратить внимание на следующий парадокс. Часть западных наблюдателей писали, что к концу войны моральное состояние русской армии было ужасным, а «высшее начальство колебалось бесконечно в своих наступательных намерениях и дальше планов не шло» (Эберхард фон Теттау). Вместе с тем мнение других (Отто Лёффлер) совпадало с оценкой командующего русской армией генерала Алексея Куропаткина, считавшего, что к концу войны, несмотря на все потери и поражения, она была сильнее, чем в начале кампании. С ним был солидарен и другой ветеран Русско-японской войны генерал (а тогда еще полковник) Антон Деникин, который в конце жизни в воспоминаниях «Путь русского офицера» писал: «Ко времени заключения мира русские армии на Сыпингайских позициях имели 446½ тыс. бойцов, располагались войска не в линию, как раньше, а эшелонирование в глубину, имея в резерве общем и армейских более половины своего состава, что предохраняло от случайностей и обещало большие активные возможности. Японская армия, стоявшая против нас, имела на 32% меньше бойцов. Страна была истощена. Среди пленных попадались старики и дети. Тот факт, что после нанесенного нам под Мукденом поражения японцы в течение 6 месяцев не могли перейти вновь в наступление, свидетельствовал по меньшей мере об их неуверенности в своих силах. Что касается лично меня, я, принимая во внимание все «за» и «против», не закрывая глаза на наши недочеты, на вопрос – «что ждало бы нас, если бы мы с Сыпингайских позиций перешли в наступление?» – отвечал тогда, отвечаю и теперь:

– Победа!»

К сожалению, последние выводы на исход войны (тот же Деникин не без горечи иронизировал, что «Петербург «устал» от войны более, чем армия»), увы, никак не повлияли.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не мытьем, так катаньем, «Прометей» колесной безопасности

Не мытьем, так катаньем, «Прометей» колесной безопасности

Минобороны стало заложником военно-технического прогресса

0
1603
Убить космический бестселлер

Убить космический бестселлер

Людмила Гундарова

США прекратят эксплуатацию российских ракетных двигателей после 2030 года

0
1399
Великобритания обманула ближайших союзников

Великобритания обманула ближайших союзников

Владимир Карнозов

Дезинформация ради выгодного контракта становится обычной практикой

0
878
Прилежные копии и собственные цели

Прилежные копии и собственные цели

Василий Иванов

О роли советских разработок в строительстве китайских ВМС

0
633

Другие новости

Загрузка...