0
1462
Газета Non-fiction Печатная версия

10.08.2022 20:30:00

Демоны послевоенной Германии

Крестовый поход Моники Блэк против призраков прошлого

Тэги: история, германия, мистика, вторая мировая война


история, германия, мистика, вторая мировая война Никто не забыл демонов. Рисунок Леона Гутмана

Название книги и обложка – призрачный силуэт Бафомета над черно-белым панорамным фото какого-то германского города – завораживают. Издательская аннотация интригует. Отзывы историка, философа и антрополога (нашей популярной соотечественницы Александры Архиповой) и множество положительных рецензий, появляющихся еще с конца прошлого года в русскоязычных СМИ, заставляют ее прочесть.

Но действительно ли «книга уникальна», как сообщает та же аннотация, а ученый-историк находит вполне рациональное объяснение «расцвету ведьмовства, народного целительства, повышенного интереса к тайным символам и знамениям», охватившего Западную Германию в первое послевоенное десятилетие? Вернее, насколько это объяснение объективно и удовлетворительно и не преследовала ли авторка каких-либо иных, кроме сугубо научных, целей?

Моника Блэк – профессиональный историк высокого уровня, о чем свидетельствуют не только упомянутые на обложке регалии (редактор журнала Central European History, редактор-рецензент American Historical Review и член редколлегии German Studies Review), но и скрупулезная работа с источниками.

Во введении автор проводит действительный лейтмотив своей книги – всеобщую вину немцев в ужасах национал-социализма, тогда как громко заявленная тема – одержимость потусторонним – оказывается лишь маскировочным приемом, средством коллективной психотерапии и бегством от воспоминаний. Видимо, по мнению Моники Блэк, немцы вместо того, чтобы «хранить молчание ради реинтеграции», воссоединения и восстановления разрушенной страны, должны были помимо выплаты многолетних контрибуций публично каяться, как минимум пока не умрут последние участники и свидетели тех событий. Ведь «никто не забыл демонов, выпущенных нацизмом: о них просто не говорили или говорили чрезвычайно закодированным, ритуализированным языком. Прошлое часто проскальзывало как призрак, желающий напомнить живым, что его дело на земле не закончено».

Вопреки вероятным ожиданиям читателей, заинтригованных заголовком, у Моники Блэк один главный герой – чудо-доктор (Wunderdoktor), целитель и даже спаситель (Heiland) Бруно Грёнинг. Хотя на самом деле главный герой ее книги – несчастный легковерный немецкий народ, но поскольку здесь речь о конкретных персонажах, «ведьмах и целителях», обещанных рекламным заголовком, можно подтвердить, что все повествование книги, все 10 ее глав действительно выстроены вокруг Грёнинга. Жизнь и деятельность его исследованы автором с впечатляющей педантичностью – вернее, лишь те ее аспекты, что были актуальны для исследования или же доступны автору: «Круг молящихся целителей, к которому принадлежал Кирмайер, включал пионера авиации Готлоба Эспенлауба и Германа Цайсса, производителя бритв из Золингена. Цайсс, в прошлом торговец на западноафриканском Золотом Берегу, стал странствующим проповедником еще до Первой мировой, но затем отдалился от Бога на 20 лет». Несомненно, подобная акцентуация внимания на профессиональной принадлежности описываемых персонажей важна для определенного рода исследований – например, социологии и психологии религии, в книге же подобного рода (историческом исследовании?) она выглядит скорее признаком «желтизны».

29-15-11250.jpg
Моника Блэк. Земля, одержимая
демонами: Ведьмы, целители
и призраки прошлого
в послевоенной Германии / Пер.
с англ. Натальи Колпаковой. – М.:
Альпина нон-фикшн,
2022. – 354 с.
Как Блэк использует ту или иную аффилированность с нацистским режимом, можно наблюдать на примере главы «Болезнь как следствие греха», где описана история возрождения мистерии «Страсти Христовы»: «Через пять лет после войны переход от прошлого к будущему еще не завершился. В 1948 году жители деревни переизбрали своего бывшего мэра-нациста. Сама пресса, долгое время являвшаяся глубоко антисемитским зрелищем, такой и осталась – с первого акта, в котором Иисус изгоняет ростовщиков из храма (любимый библейский эпизод Рене Меккельбург), до «убийства» Иисуса «евреями». Даже мужчина, игравший Иисуса в 1950 году, Антон Прайзингер, был бывшим нацистом». Возможно, Моника Блэк таким образом намекает, что не только подобные произведения искусства, но и христианскую Библию стоит подвергнуть денацификации?

Сосредоточившись на легковерии, земных страстях и интересах и душевных печалях, автор почти совершенно игнорирует мощные оккультные и мистические процессы, действовавшие в Германии со второй половины XIX века и вплоть до конца самого Третьего рейха. Северные боги, Гвидо фон Лист, руны, барон Зебботендорф, «Аненербе» и экспедиции СС в Тибет не представляют для Моники Блэк никакого интереса.

Нельзя избежать сравнения послевоенных германских веяний с послесоветским ажиотажем 90-х как читателю, так тем более и критику – сами собой вспоминаются Кашпировский и Чумак. И тем более нельзя избежать вопроса о возможных параллелях этих процессов и их причин. Здесь можно согласиться с Моникой Блэк в том, что подобный духовный голод естественным образом возник в разрушенной войной Германии, потерявшим смыслы существования обитателям которой требовалось не только и не столько исцеление тел, сколько душ. И тем более масштабным и внушительным он был в постсоветской России, где все хоть сколько-нибудь «духовное», то есть «нематериальное», 70 лет было под запретом. Таким образом, при внимательном прочтении книги можно сделать следующий вывод. Хотя это наукообразное чтиво и описывает увлекательно довольно интересные явления и процессы в послевоенной Германии, но в первую очередь это все-таки личный крестовый поход Моники Блэк.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Из «рыла Геббельса» вещает «Лорд Гав-Гав»

Из «рыла Геббельса» вещает «Лорд Гав-Гав»

Борис Хавкин

Радио Третьего рейха: слово фюрера в каждый дом

0
198
«Острота означала военную славу…»

«Острота означала военную славу…»

Юрий Юдин

Жизнь и военная служба в анекдотах

0
286
Он не дожил, а мы дожили…

Он не дожил, а мы дожили…

Алиса Ганиева

Владимиру Войновичу исполнилось бы 90

0
1448
И каплет на девичье лоно

И каплет на девичье лоно

Владимир Соловьев

К столетию «Эротических сонетов» Абрама Эфроса

0
687

Другие новости