0
5353
Газета Политика Печатная версия

18.04.2023 20:38:00

Москалькова считает жалобы заключенных

В отчетном докладе омбудсмен укажет на рост недовольства условиями содержания и труда

Тэги: омбудсмен, москалькова, доклад, госдума, жалобы, заключенные, фсин


омбудсмен, москалькова, доклад, госдума, жалобы, заключенные, фсин Омбудсмен Татьяна Москалькова готовится к ежегодному отчету в Госдуме. Фото с сайта www.duma.gov.ru

Доклад в Госдуме уполномоченного по правам человека (УПЧ) в РФ Татьяны Москальковой об итогах работы в 2022 году предварительно намечен на 17 мая. Сейчас омбудсмен ведет подготовку этого документа, в рамках которой, например, прошло спецзаседание Экспертного совета при УПЧ об обстановке в местах лишения свободы. Статистика показывает значительный рост числа жалоб от заключенных на условия содержания, медобеспечение и нарушение трудовых соглашений. При этом Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН), наоборот, сообщает об улучшении ситуации за решеткой.

Количество жалоб на условия содержания в российских СИЗО, колониях и тюрьмах продолжает расти. Так, за прошлый год в аппарат омбудсмена поступило около 6,5 тыс. обращений граждан, находящихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС). Это на 11,4% больше, чем в 2021-м. «Основной прирост – за счет обращений, касающихся условий содержания, трудовых вопросов, медицинского обеспечения», – написала Москалькова в своем Telegram-канале.

Такими словами она обобщила итоги заседания в аппарате УПЧ с участием Минюста, Генпрокуратуры, Совета по правам человека (СПЧ), региональных уполномоченных и правозащитников. Именно их, обещая серьезные проверки поступающей информации, она и просила сообщать о вопиющих фактах плохого обращения с заключенными. По ее данным, сейчас те из них, кто обращается в аппарат УПЧ, получают «исчерпывающие разъяснения и возможную помощь». В целом, считает Москалькова, хотя государство «последовательно реализует меры по совершенствованию УИС», ситуация за решеткой пока «явно не соответствует нормальным условиям содержания».

Однако сами представители ФСИН, похоже, так не считают. В ходе совещания у омбудсмена они рапортовали об улучшении условий содержания осужденных, подразумевая как материально-бытовое обеспечение, так и повышение качества медпомощи. В частности, используется и телемедицина. Как свидетельство положительной динамики ФСИН сообщила, что в 2022-м в учреждениях ведомства умерло лишь 2,3 тыс. заключенных, что на 53 человека меньше, чем годом ранее. Кстати, скорее всего это вообще-то связано с общим сокращением обитателей УИС. Потому что, например, министр юстиции Константин Чуйченко еще в марте сделал такое заявление: «Несмотря на снижение численности спецконтингента, смертность остается на прежнем уровне». Признав высоту данного показателя, он призвал проанализировать ее причины, проведя ревизию работы медслужбы ФСИН.

На спецсовещании у омбудсмена Генпрокуратура сообщила, что в 2022 году за решеткой было выявлено около 145 тыс. нарушений закона. Признаны в них виновными были почти 50 тыс. сотрудников ФСИН, по таким фактам было возбуждено 175 уголовных дел. Также в ходе проверок были признаны незаконными 483 случая помещения осужденных в ШИЗО, отменено около 1,9 тыс. взысканий, наложенных на осужденных. А в аппарате УПЧ обсудили еще и мизерные заработки заключенных. Примерно у 40% на лицевых счетах вообще пусто, еще примерно у 15% – менее 200 руб. Однако цены в тюремных магазинах сильно выросли по сравнению даже с прежним завышенным уровнем.

По мнению вице-президента российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Ивана Мельникова, увеличение жалоб Москальковой чуть ли не в несколько раз явно связано с проблемами в системе общественного контроля за тюрьмами. Ранее, напомнил он, заключенные и подозреваемые часто обращались за защитой своих прав в региональные ОНК, потому что «там были независимые правозащитники, которые, в свою очередь, работали, писали обращения во ФСИН и прокуратуру, рассказывали СМИ о нарушениях, чем и помогали защитить права тюремного населения». Теперь же, по его утверждениям, на всю страну осталось всего несколько независимых правозащитников, остальных в ОНК не пустили по настоянию ФСИН и других силовых ведомств. В итоге люди знают, что обращаться к «зависимым» правозащитникам не имеет смысла, им остается надеяться только на УПЧ. «Вот только в профильном отделе аппарата омбудсмена на всю страну работает всего под десяток человек», – заметил Мельников.

«То, что ФСИН говорит о якобы улучшении обстановки в пенитенциарной системе, – так это всегда так было. Однако ведь рост числа жалоб говорит, увы, об обратном. Проверить же реально, есть ли улучшения или нет, без независимых правозащитников не получится», – подчеркнул он. И Мельников указал, что соседи России свои проблемы с тюрьмами хотя бы пытаются решать. К примеру, в Казахстане для борьбы с произволом тюремщиков используется цифровизация. В учреждениях устанавливают специальные терминалы, позволяющие заключенным обратиться в уполномоченные органы за защитой своих прав без контроля за этим администраций. За последние три года этим воспользовалось более 8 тыс. человек. Теперь внедряется еще и функция видеообращения, чтобы можно было сразу зафиксировать побои и увечья.

Как сказал «НГ» доктор юридических наук, член Московской Хельсинкской группы (МХГ – ликвидирована в РФ по решению суда) Илья Шаблинский, обстановка в учреждениях ФСИН отражает в целом ситуацию в стране. Действия силовых ведомств теперь практически очень трудно обжаловать, крайне трудно добиться правовой оценки неправомерного применения насилия. «Можно, конечно, обратить внимание на цифру, которую привел представитель прокуратуры, – 175 уголовных дел против сотрудников ФСИН, превысивших полномочия и допустивших другие нарушения. А сколько дел доведено до суда? И что это за цифра, если в том же докладе говорится примерно о 50 тыс. выявленных нарушений?» – отметил он. Отношение же к болезням и смертям заключенных, напомнил Шаблинский, такое же, какое оно и было всегда, – безразличное. Тяжелобольных людей, причем пораженных теми недугами, которые, согласно правилам, требуют освобождения от заключения, держат в камерах месяцами и годами почти до смерти или, наоборот, этапируют в невыносимых условиях за тысячи километров. Немотивированные помещения в ШИЗО – это вообще уже давно лишь инструмент давления, обжаловать такое наказание в местных судах почти бесполезно. Впрочем, как и немотивированное применение насилия: «Суды даже не слушают адвокатов осужденных и просто воспроизводят позицию тюремщиков». И конечно, по словам Шаблинского, остается нерешенной проблема рабского труда: «С тех пор как я в 2013 году инспектировал женскую колонию в Мордовии, насколько я знаю, ничего не изменилось». Оплата же за тяжелый труд действительно совершенно символическая, «за это ничего нельзя было купить ни тогда, ни сейчас». 


Читайте также


КПРФ получила замечание за философа Ильина

КПРФ получила замечание за философа Ильина

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Володин предостерег левых от борьбы с идеологом правых националистов

0
2267
У слабослышащих нет коммуникации со ФСИН

У слабослышащих нет коммуникации со ФСИН

Екатерина Трифонова

Сотрудники тюрем и колоний произвольно толкуют правила внутреннего распорядка

0
2330
В Хакасии складываются новые политические союзы

В Хакасии складываются новые политические союзы

Дарья Гармоненко

На вакантный депутатский мандат Госдумы может претендовать "Справедливая Россия – За правду"

0
2933
В Хакасии опять найдется место для конкуренции

В Хакасии опять найдется место для конкуренции

Дарья Гармоненко

На довыборах в Госдуму "Единой России" предстоит борьба с КПРФ и местными элитами

0
3881

Другие новости