0
1207
Газета Печатное дело Печатная версия

04.06.2008 00:00:00

Путешествие из России в Индокитай

Тэги: сборник, политика, религия, конфликт


сборник, политика, религия, конфликт

Религия и конфликт/ Под ред. А.Малашенко и С.Филатова; Моск. центр Карнеги. – М.: РОССПЭН, 2007. – 287 с.

Составители этого сборника статей дали ему емкое и широкое название – «Религия и конфликт». Достаточно широкое для того, чтобы объединить под одной обложкой столь разных по духу авторов. Но их всех сближает интерес к тому, как религия проявляется в сфере политического. А там, где есть политика, всегда есть конфликт – реальный или скрытый. Связь религии и политики бесспорна и неоднократно проиллюстрирована. Но каждый раз приходится удивляться многообразию проявлений одного в другом.

В российском церковном и политическом лексиконе есть несколько устойчивых словосочетаний, которые стали настолько привычными, что мы уже готовы поверить в их долгую историю. На самом деле «управляемая демократия», «традиционные религии», «каноническая территория» – все это конструкции из последних 10–15 лет российской истории. Их не было раньше – ни до, ни после 1917 года. Попытка понятия, крайне интересна. Неизбежно встает вопрос о политическом значении РПЦ, о той роли, которая отведена ей в современном политическом процессе.

Что касается разделения религий на «традиционные» и «нетрадиционные», то это не специфически российская проблема. Ярлык «нетрадиционных» особенно крепко приклеился к протестантам, к которым на просторах Евразии власти предержащие неизменно относятся с недоверием и различными способами ограничивают их деятельность. Этому посвящена статья Романа Лункина, вошедшая во вторую часть сборника.

В статье Игоря Яковенко «Украина: религиозно-цивилизационная составляющая политических конфликтов» главные действующие лица – Ющенко и Янукович, а также три православные Церкви (УПЦ МП, УАПЦ, УПЦ КП), оспаривающие друг у друга духовный авторитет, кроме них еще униаты и католики. Где-то на втором плане – протестанты и крымские мусульмане. Основное место действия – площадь Независимости в Киеве, осень 2004 года. Но ведь время не остановилось на оранжевой революции. Нельзя не учитывать, что с тех пор расклад политических сил в Украине успел несколько раз измениться. Что до ситуации в религиозной сфере, то и здесь, судя по всему, предстоят большие перемены. Порой автору не хватает объективности. Утверждения о том, что «восстановление империи» является «стратегической целью» УПЦ МП, далеко не бесспорны. Также забавно читать пассажи вроде: «Патриарх Филарет – державник, но в отличие от иерархов УПЦ МП державник украинский».

Из Украины читатель переезжает на Кавказ, где религиозно-политическое пространство осваивают Энвер Кисриев и Роман Силантьев. В фокусе внимания Кисриева – «младомусульмане», которых часто объединяют с помощью навевающего угрожающие ассоциации термина «ваххабиты». Возникновение и развитие этих исламских групп анализируется в контексте процесса «мусульманской клерикализации», или, по авторскому определению, «оДУМотворения» российского ислама. Силантьев пишет о конфликтах по другую сторону Кавказского хребта. Пожалуй, народы Закавказья должны возблагодарить Господа за то, что в Нагорном Карабахе, Абхазии и Северной Осетии кровавые межэтнические конфликты так и не стали межрелигиозными, хотя определенные предпосылки к этому были. Сергея Филатова в статье, открывающей книгу, показать, как и зачем конструируются эти устойчивые

К политическим процессам и конфликтам с участием ислама обращаются Леонид Сюкияйнен и Ирина Звягельская. Сюкияйнен пишет о потенциальной совместимости исламского права и западных демократических стандартов, Звягельская – о религиозном факторе в палестино-израильском конфликте. Оба этих автора знакомы читателям «НГ-религий», в частности, по публикациям «На западный лад с исламским акцентом» («НГР» № 1 от 17.01.07) и «Святая земля в центре борьбы» («НГР» № 10 от 21.06.06). В статьях, вошедших в рецензируемый сборник, исследователи развивают свое видение этих проблем.

Завершается сборник статьями Ирины Глушковой и Александра Агаджаняна, в которых достаточно убедительно показана политическая роль восточных религий (индуизма и буддизма) в странах их распространения. Таким образом, пройдя через Индию, читатель завершает свой путь по политико-религиозной карте мира в Индокитае. Примеры вторжения религии в политику, которые есть здесь, очень красноречивы. Например, индусские националисты добиваются уголовной ответственности за убой коров, которые почитаются как священные животные. Есть примеры линчевания религиозными фанатиками людей, которых они застают за разделкой говядины. Не менее драматичный пример связан с Камбоджей. Там после свержения режима Пол Пота многие «красные кхмеры», получившие политическую амнистию, стали переходить в... христианство. Исполнителей одного из самых массовых геноцидов в истории привлекла идея божественного всепрощения, которая напрочь отсутствует в наиболее распространенной в Камбодже религии – буддизме, раздающем каждому по его карме.

Политика и политические конфликты – часть нашей жизни. Предлагаемая читателю книга – лишнее напоминание о том, что аполитичность религии – мнимая. В действительности религия и политика переплетены, хочется этого нам или нет.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Юнармия» зажигает новые звезды

«Юнармия» зажигает новые звезды

Ирина Дронина

Всероссийскому детскому центру «Смена» юнармейцы посвятили гимн

0
596
США и Польша заключили соглашение в сфере ядерной энергетики

США и Польша заключили соглашение в сфере ядерной энергетики

0
345
Чистые выплаты по внешдолгу нефинансовых организаций РФ в IV квартале составят до $21,6 млрд

Чистые выплаты по внешдолгу нефинансовых организаций РФ в IV квартале составят до $21,6 млрд

0
346
Одесскому проспекту вернули имя Маршала Жукова

Одесскому проспекту вернули имя Маршала Жукова

0
294

Другие новости

Загрузка...