0
1719
Газета Регионы России Печатная версия

05.06.2013 00:01:00

Ведомственная помощь для монополии

Аппетиты крупнейших поставщиков сырья для производства удобрений могут погубить их потребителей


Рынок и конкуренция – неразрывно связанные понятия. Там, где нет конкуренции, нет и рынка. Когда единственный поставщик товара или услуги – монополист – навязывает потребителям свои условия, на их защиту традиционно встает государство. В России за ограничение аппетитов монополистов ответственна Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Но неожиданно в ситуации с растущими аппетитами холдинга «Фосагро» в действиях ФАС ни дух, ни буква антимонопольного законодательства не просматриваются.
С конца 2012 года Арбитражный суд Москвы рассматривает дела о заключении контрактов на поставки апатитового концентрата (сырья для производства удобрений) между входящими в холдинг «Уралхим» «Заводом минеральных удобрений Кирово-Чепецкого химического комбината» и «Воскресенскими минеральными удобрениями», а также холдингом «Фосагро», контролирующим комбинат «Апатит». Как сообщает «Росбалт» (27.05.13), «Фосагро» и «Апатит» обеспечивают более 75% российского производства апатитового концентрата, а Закон о «Защите конкуренции» обязывает их заключить контракт на поставки этого сырья своим традиционным покупателям по цене, которая не должна быть монопольно высокой. Договориться о ней стороны должны либо сами, либо в суде.
Еще в 2011 году, как отмечает «Росбалт», «Фосагро» добровольно заключил контракт на поставки сырья Кирово-Чепецкому заводу минудобрений и Воскресенскому заводу минудобрений вплоть до конца 2013 года по цене, ежегодно корректируемой на индекс цен производителей промышленных товаров. Причем аналогичные контракты, не фиксировавшие цен и устанавливающие ежегодную индексацию на величину отраслевой инфляции, действовали между сторонами и до 2011 года. Их заключение было одобрено Высшим арбитражным судом, поддержано антимонопольным ведомством и Конституционным судом.
Условие ежегодной корректировки цены на величину промышленной инфляции предотвращало возможность монопольного завышения цен. Его основным признаком, согласно антимонопольной практике и законодательству, как раз является темп роста, превышающий средние общеотраслевые показатели. При этом все экономические причины, которые могли бы ущемить интересы монополиста, учтены, ведь отраслевая инфляция отражает и рост себестоимости производства, и изменение общеэкономической ситуации.
Баланс интересов соблюдался несколько лет, но на следующие три года – 2014–2016 – заключить контракт на тех же условиях «Фосагро» отказался. Взамен было предложено по сложной формуле привязать цену на апатитовый концентрат к ценам на… фосфаты, поставляемые из Марокко.
Такая формула удивила отраслевых экспертов, ведь цена при этом подходе оказывалась совершенно непредсказуемой и отражающей экономические условия в далекой монархии, где рынок фосфорного сырья полностью контролируется службой Королевского управления фосфатов. «Прямой связи в стоимости марокканских фосфоритов и российского апатита нет: использующие их переработчики имеют разные технологические цепочки, – говорит адвокат FGM solicitors & international lawyers Александр Марков. – Но если их искусственно связывать, то необходимо учесть, что Марокко обладает огромными и легко извлекаемыми запасами фосфоритов в объеме более 50 миллиардов тонн. Обеспечивая большую часть мировых поставок и обладая таким ресурсом влияния, Марокко имеет возможность в любой момент придержать продажи для поднятия цен либо устроить временный демпинг для выдавливания с рынка других игроков и снова поднять цены». То есть предлагалось привязать цену российского монополиста к цене монополиста марокканского, а производство удобрений и сельское хозяйство в России, по сути, поставить в зависимость от капризов королевской семьи Марокко, которая решает все в своем государстве.
Расчеты по предложенной новой формуле за прошлые годы ясно очерчивают интерес «Фосагро»: по подсчетам «Росбалта», в 2011 году, к примеру, вместо 3,2 тыс. руб. за тонну апатитовый концентрат стоил бы в два раза дороже – 6,4 тыс. руб. за тонну.
Но еще неожиданней то, что на стороне российского монополиста оказалось антимонопольное ведомство. Эта самая формула была включена в разрабатываемые «Правила недискриминационного доступа на рынок апатитового концентрата». Причем сообщалось даже, что ФАС может объявить эти правила вступающими в силу с 1 января 2013 года, хотя разбирательство в Высшем арбитражном суде показало, что законных оснований для этого нет. Правда, на текущий момент «Правила» превратились, по сути, лишь в проект «Рекомендаций по обеспечению недискриминационного доступа к приобретению апатитового концентрата», в котором продолжает постоянно меняться содержание, ведь правительством РФ они отправлены на доработку.
Несмотря на это, как пишет «Росбалт», служба «потребовала пересмотра решения суда на основе проекта этих «рекомендаций». Как сообщало Российское агентство правовой и судебной информации (15.05.13), представитель «Уралхима» заявил, что антимонопольное ведомство «необоснованно вмешивается в арбитражный спор на стороне монополиста, навязывая потребителям методики определения цен, выгодные монополисту» и губительные для независимых потребителей». Кроме того, монополист и антимонопольщики фактически настаивают на установлении цены, рассчитываемой по тарифной методике. «Такое навязываемое ФАС России государственное регулирование ценообразования противоречит нормам и правилам ВТО, взятым на себя Россией в соответствии с договором о присоединении и прямо запрещающим госрегулирование в данной сфере», – отмечает Александр Марков из FGM solicitors & international lawyers.
В суде, как говорит этот эксперт, первая инстанция правильно отметила – под формулами, на применении которых настаивает монополист, нет никаких законных и нормативных оснований. «Суд может руководствоваться только законом, а не пожеланиями или рекомендациями», – добавляет Александр Марков. При этом в ходе судебного процесса выяснилось, что ни в производстве монополиста, ни в других областях не произошло изменений, которые могли бы его освободить от обязанности заключить контракт или изменить его условия по закону.
Помимо предприятий «Уралхима», «марокканскую» формулу цены на апатитовый концентрат с прошлого года оспаривали и россошанские «Минудобрения». Как сообщает «РБК daily» (04.06.13), 31 мая с.г. Арбитражный суд Москвы вынес решение в пользу потребителя сырья, и «Минудобрения» в 2014–2017 годах будут получать апатитовый концентрат по цене 2013 года (3865 руб. за тонну), ежегодно корректируемой на индекс промышленной инфляции, то есть на прежних условиях. По мнению экспертов, суд принял решение, не поддавшись влиянию монополиста и антимонопольного органа, подтвердив главенство закона по отношению к ведомственным рекомендациям. Суд учел, что, согласно ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции», в России действует запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением, установление монопольно высокой цены товара и навязывание контрагенту невыгодных для него условий договора.
«Фосагро» заявил о своем намерении обжаловать решение суда, ведь до сих пор в своих публичных заявлениях СМИ руководители компании  нередко описывают ценовую политику так, что можно решить – компании приходится работать в убыток, чуть ли не субсидируя потребителей. Однако в презентациях и инвестмеморандуме «Фосагро» для инвесторов при размещении в мае 2013 года ценных бумаг на Лондонской фондовой бирже не говорилось, что поставки на внутренний рынок убыточны.
Более того, судя по материалам, выложенным в открытом доступе для партнеров и инвесторов «Фосагро», сообщается, что холдинг имеет одну из самых низких себестоимостей производства в мире, а в фосфорном сегменте и вовсе на первом месте с самой низкой себестоимостью. И все это благодаря высококачественному и дешевому сырью. Вся цепочка поставок приносит холдингу маржу выше среднерыночной: 43% рентабельности в 2008–2011 годах.
От инвесторов скрыли важную информацию или под заявлениями об убыточности нет оснований? Ведь как сообщал «Фосагро» 23 апреля 2012 года, за 2011 год чистая прибыль выросла на 88%, до 765 млн. долл., а выручка – на 31%, до 3,4 млрд. долл. При этом в том же сообщении «Фосагро» говорится: в 2011 году себестоимость продаж «Фосагро» увеличилась на 18%. Но «если исключить эффект 6-процентного роста продаж в 2011 году, то себестоимость продаж компании увеличивалась в соответствии с индексом промышленной инфляции (12%)», – сказано в пресс-релизе.
В 2012 году дела, очевидно, пошли еще лучше: согласно пресс-релизу от 24 апреля с.г., «Фосагро» получил примерно 3,4 млрд. долл. выручки и 788 млн. долл. чистой прибыли, показав рентабельность по чистой прибыли в размере 33%. А общая себестоимость выросла всего на 7%, что даже меньше роста объемов продаж, составивших 8%. Таким образом, получается, что каждая проданная тонна продукции обходилась «Фосагро» пусть и немного, но дешевле, а холдингу удалось сдержать рост себестоимости на уровне меньше проминфляции.
При этом игры с цифрами для «Фосагро» – дело нередкое. С одним из своих потребителей – «Акроном» у «Фосагро» была попытка поиграть даже на самом определении инфляции. В начале 2012 года Росстат посчитал, что промышленная инфляции составила 12%, то есть то, что стоило 100 руб., стало стоить 112 руб. Значит, на 12%, согласно договору, должны вырасти и цены на сырье, считали в «Акроне». Но, как сообщала «РБК daily» (02.04.13), «Фосагро» придерживался логики, что 112 руб. – это 112% и в суде добивался на 112% больше, повысив цены более чем в два раза.
Идея о том, что цена и формула, на которую монополист добровольно согласился три года назад, теперь показалась ему недостаточно выгодной, переворачивает саму суть торговли с ног на голову. По этой логике любой монополист может потребовать изменить формулу расчета курса валют, если окажется, что продать купленные в прошлом году, например, доллары с нужным наваром не получится. Примечательно также, что, согласно материалам дела, непосредственно базовую цену, то есть текущую стоимость сырья, «Фосагро», похоже, и не оспаривает. Да и странно будет, если холдинг на деле, а не на словах решит доказывать свою убыточность.
Но если под заявлениями «Фосагро» нет реальной почвы, то, похоже, направлены они на то, чтобы отвлечь внимание от желания повысить цену для российских потребителей сразу более чем на 50% без каких-либо реальных причин. Ни сырье для самого «Фосагро», ни затраты на производство, ни какие-либо другие расходы не росли такими темпами, как аппетиты монополиста.   

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Северный Ирак превращается в капкан для турецкой армии

Северный Ирак превращается в капкан для турецкой армии

Игорь Субботин

Проиранские группировки угрожают Анкаре ударами по ее территории

0
1053
Кто и как защищает Белгород

Кто и как защищает Белгород

Вячеслав Иванов

Украинские обстрелы остаются главной проблемой приграничных областей РФ

0
1330
Российские войска вошли в Угледар

Российские войска вошли в Угледар

Владимир Карнозов

ВСУ отступают, испытывая недостаток живой силы и техники

0
2149
Ученые обсудили темы обороны и безопасности

Ученые обсудили темы обороны и безопасности

РАН очертила круг исследований по военно-политической и военно-научной проблематике

0
997

Другие новости