0
3907
Газета Наука Печатная версия

13.10.2020 19:45:00

Долгая погоня за вирусом гепатита

Понадобилось полвека, чтобы найти эффективные средства спасения печени

Игорь Лалаянц

Об авторе: Игорь Лалаянц- кандидат биологических наук.

Тэги: медицина, биология, гепатит


13-11-1480.jpg
РНК-полимераза вируса (NS3-4),
синтезирующая молекулы вирусной РНК
(белые и розовые нити). 
Иллюстация  Physorg
Естественно, что в год COVID-пандемии Нобелевскую премию по физиологии и медицине присудили англосаксонскому трио вирусологов. Харви Алтер в 70-е годы сделал свое открытие, работая в Национальном институте здоровья США (NIH). Открытие стало плодом врачебной наблюдательности будущего лауреата, обратившего внимание на пациентов, заразившихся вирусом гепатита в результате переливания крови. В те годы еще ничего не знали о ВИЧ, поэтому в гемобанках не было машин для прогревания донорской крови.

Алтер родился в 1935 году в Нью-Йорке и в 17 лет поступил в университет Рочестера, штат Нью-Йорк. В ходе постуниверситетской ротации он стажировался в разных университетах и в NIH, где попал в лабораторию Боруха Бламберга. В 1967 году они вместе открыли малопонятный тогда «австралийский антиген», называемый сегодня маркером вируса гепатита В. К середине 70-х были созданы диагностики, позволившие снизить инфицированность вирусом с трети до 0%! Неудивительно, что за этот успех (в том числе и финансовый) Бламбергу в 1976 году была вручена Нобелевская премия. Успех и понимание существа проблемы, а также «чудеса» появившихся биотехнологий позволили накануне вызова Бламберга в Стокгольм открыть и вирус гепатита С. Через два года после этого Алтер сумел перенести вирус из крови переболевших шимпанзе, тем самым доказав вирусную природу заболевания.

Окончательную точку в решении проблемы поставил в 1989 году двумя статьями в журнале Science второй лауреат, валлиец по рождению Майкл Хьютон. Он выбрал профессию микробиолога после того, как в 17 лет прочитал книгу об Илье Мечникове и Луи Пастере. Степень по биохимии получил в Королевском колледже Лондона в 1977 году и, воспользовавшись созданными вскоре диагностиками в разгар распространения в мире ВИЧ, открыл и вирус гепатита D. За океаном специалисту предложили лучшие условия, в результате валлиец оказался в университете канадской провинции Альберта. С 1982 года он сотрудник калифорнийской биотехнологической компании, где успешно клонировал вирус гепатита С. Компания долгие годы разрабатывала вакцину против этого вируса и в 2019 году вроде бы приступила к ее испытаниям.

Третий лауреат, Чарлз Райс, родился в 1952 году и окончил Калифорнийский университет в г. Дэвис, став дипломированным… зоологом. В вирусологи он переквалифицировался в Университете им. Вашингтона в г. Сент-Луис. Признание коллег и заслуженное звание мэтра американской вирусологии было подтверждено приглашением Райса в Рокфеллеровский университет Нью-Йорка. Еще в 90-е годы он стал активно использовать современные методы генетического анализа, показав высокую изменчивость вируса гепатита С. Вариабельность РНК этого вируса в 10 раз выше, чем у ВИЧ, и уж тем более, чем у коронавируса, что объясняет проблемы с созданием вакцины. Райс является автором более 400 статей в различных журналах, был президентом Вирусологического общества США и редактором таких авторитетных журналов, как J. Experimental Medicine, J. Virology и PLOS Pathogens.

Упоминание COVID-19 не случайно в связи с Нобелевской премией по физиологии и медицине 2020 года. Дело в том, что вирусы гепатитов и коронавирусы в качестве генетического материала имеют РНК, которая должна реплицироваться при развитии инфекции. За это отвечают ферменты РНК-полимеразы. Однако пока к этим белкам подобраться нет возможности. Поэтому лекарства, созданные к началу второго десятилетия ХХI века, являются ингибиторами белковых протеаз, расщепляющих протеины, и помогают, как и в случае с COVID-19, проникать вирусам в клетку. Первые лекарства были очень дороги (по 1000 долл. за таблетку), но к 2021 году в аптеки поступят коктейли значительно более дешевых ингибиторов протеаз, которые необходимо принимать в течение 8–12 недель.

Думается, что присуждение Нобелевской премии по физиологии и медицине подстегнет взаимопроникновение наработок в разных областях вирусологии и тем самым ускорит прогресс в деле защиты людей от вирусных напастей. Не будем забывать, что вирусы не только переносят клеточные гены, мутантные формы которых приводят к неудержимому делению клеток. Они также могут весьма эффективно стимулировать иммунный ответ против вышедших из-под контроля разрастаний и использоваться для «растворения» таких клеток. Так, в последнее время ведутся работы по использованию для борьбы с опухолями онколитических вирусов. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Здравоохранение заболело еще до пандемии

Здравоохранение заболело еще до пандемии

Анастасия Башкатова

Улучшить демографическую ситуацию помешали сначала экономика, а затем коронавирус

0
2600
Мозг научили запоминать не только слова, но и жесты

Мозг научили запоминать не только слова, но и жесты

Игорь Лалаянц

Обучающая архитектура для слепоглухонемых и дистанционного управления роботами

0
1646
Путь азота из грязи в князи

Путь азота из грязи в князи

Андрей Морозов

От птичьих экскрементов до процесса Габера–Боша

0
1647
Монитор, который всегда с тобой

Монитор, который всегда с тобой

Александр Спирин

Союз нанотехнологий и лазера позволил создать носимые на коже электронные устройства

0
1238

Другие новости

Загрузка...