0
9553
Газета Наука Печатная версия

08.02.2022 18:10:00

Плавание по воздуху на французский манер

Как чудеса физической науки сделали реальностью античные мифы

Елена Желтова

Об авторе: Елена Леонидовна Желтова – кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН.

Тэги: история науки, технологии, воздухоплавание, воздушный шар


2-15-2480.jpg
Монгольфьер, запущенный
во французском городе Баньоле

Моему внуку Антону посвящается

4 июня 1783 года по новому стилю в небольшом французском городке Анноне, на площади Кордельеров произошло невиданное событие – сыновья местного бумажного фабриканта Жозеф-Мишель и Жак-Этьен Монгольфье запустили в воздух огромный воздушный шар, сразу же получивший в их честь название «монгольфьер».

Франция влюбляется в монгольфьеры

Присутствовавший при этом запуске французский геолог и путешественник Бартелеми Фожас де Сен-Фон писал, что при виде уносящегося ввысь огромного (790 м³) шара зрители были совершенно ошеломлены. Сам Фожас счел воздушный шар «одним из наиболее поразительных открытий» и взялся вести летопись полетов шаров. Первая книга Фосажа была издана при покровительстве короля Франции Людовика XVI в том же 1783 году. На втором развороте книги слева было напечатано стихотворение друга Пьера де Бомарше французского драматурга Гюдена де ла Бренеллери: монгольфьер «своим объемом разрушает гравитацию», люди в недалеком будущем «сделают воздух стихией для передвижения», писал он. Справа на том же развороте размещалось посвящение книги главному сокольничему Франции графу Франсуа де Водрёю. Пост сокольничего, так же как и вольер с соколами, был сохранен при французском дворе со времен королевской соколиной охоты и оставался символом подчинения воздушной стихии власти короля. Но теперь новым символом, утверждающим покорение воздушной стихии Францией и ее королем, становился монгольфьер.

Молниеносно распространившееся известие о феерическом полете первого монгольфьера было воспринято французским обществом с ликованием. Образ летящего шара захватил воображение жителей Франции! И когда физик Жак Александр Сезар Шарль организовал подписку для сбора денег на постройку шара, наполненного не горячим воздухом, как у братьев Монгольфье, а легким водородом, он очень быстро собрал нужную сумму. Шарль продемонстрировал полет своего шара 27 августа 1783 года в Париже на Марсовом поле.

А 2 июля 1783 года в Королевской академии наук была создана комиссия по воздухоплаванию, куда вошли основатель современной химии Антуан Лоран Лавуазье, известный врач Чарльз Ле Рой, математики Шарль Боссю и Гаспар Монж и физик Николя Демаре. Комиссия вынесла решение повторить опыт братьев Монгольфье. А далее разработка и исследования полетов воздушных шаров во Франции получили финансовую поддержку не только от Парижской академии наук, но и от многих других научных организаций, и даже от простых ремесленников. Воздухоплавание во Франции вскоре возглавили ученые и инженеры, которые работали в разных научных учреждениях предреволюционной Франции. Они наметили круг научных и технических вопросов, на которые следовало обратить внимание в экспериментах с воздушными шарами, отслеживали их подготовку и запуски.

Однако восторг перед полетами воздушных шаров во Франции рождался не только из-за преклонения перед шаром как многообещающим достижением науки. При виде взлетающего шара жители Франции испытывали чувство, сравнимое с религиозным экстазом. Газеты полнились подобными зарисовками: «Невозможно описать этот момент: женщины в слезах, обычные люди, в глубокой тишине простирающие свои руки к небу… Не слышно никаких слов, только «Великий Боже, как прекрасно!». К тому же первые воздушные шары расписывались изображениями античных богов, что порождало восторженные отклики: «…чудеса физической науки оживляют античные мифы».

2-15-1480.jpg
Полет Шарля 27 августа 1783 года
на Марсовом поле в Париже
Шары запускались и при королевском дворе. Людовик XVI впервые заказал шар у братьев Монгольфье для публичной демонстрации 19 сентября 1783 года в Версале во время королевского приема. Шар был раскрашен в голубой цвет с золотым узором. Последующие шары, пускавшиеся при дворе Людовика XVI, еще более пышно декорировались орнаментами и королевскими инсигниями и даже именовались в честь коронованных особ. 23 июня 1784 года в Версале был запущен великолепно и элегантно оформленный шар, названный именем королевы Марии Антуанетты. Придворные запуски шаров символически подтверждали пышность и утонченность двора короля Людовика XVI, величие и славу Франции.

В 1783 году во Франции вошли в моду самые разные вещи – посуда, мебель, ювелирные украшения, часы, веера, статуэтки – с изображением воздушных шаров. Разговорами об опытах с воздушными шарами полнился весь Париж. Один из обозревателей парижской моды тех лет свидетельствовал: «Во время всех наших встреч, во время застолий, в гостиных милых дам, так же как и в академических заведениях, везде слышались разговоры о физических опытах, о воздушной атмосфере, легковоспламеняющемся газе, летающих колесницах, путешествиях на небо».

Русские аристократы о воздушных шарах

Под обаяние французской баллуномании попал и временный посланник России в Париже влиятельный русский дипломат граф Аркадий Иванович Морков. 27 августа 1783 года он присутствовал на втором в истории запуске воздушного шара на Марсовом поле. А 10 сентября Аркадий Иванович писал о своих соображениях по поводу воздушных шаров графу Александру Романовичу Воронцову в Петербург:

«Наиболее распространенное мнение заключается в том, что с помощью этого открытия со временем можно будет установить навигацию по воздуху, такую же, как по водам».

Дипломатично оговорив, что он не «великий физик» и не может оценить, сколь перспективно изобретение летающего шара, Морков красочно описал свое видение воздухоплавательного будущего:

«Но тем не менее я нахожу немного пугающим вид корабля в воздухе, висящего над нашими крышами, обрушивающегося на нас, подобно эпервьеру (эпервьер – дословно «ястреб», но скорее всего имеется в виду одноименный французский боевой корабль, спущенный на воду в 1780 году. – Е.Ж.), взрывая нас из своей пушки или сокрушая нас своим падением в случае какой‑то аварии, которая может произойти с ним. Весь порядок нашего существования, наши жилища, наша архитектура, наши планы нападения и обороны будут разрушены. Расстояния будут почти стерты. От Парижа до Петербурга будет, пожалуй, всего двадцать четыре часа пути. Может быть, в один прекрасный день вы увидите, как я выйду из облака, и вы прибудете ко мне в своей маленькой воздушной карете, чтобы доставить меня к себе и на следующий день я вернусь в Версаль».

Свои футуристические наброски Морков закончил в духе истинного ценителя аристократических развлечений: «И какая возможность для оперы! Они, как боги, будут спускаться и подниматься!»

2-15-3480.jpg
Запуск шара в Версале 19 сентября
1783 года.  Иллюстрации из книги
Marion F. Wonderful Balloon Ascents: A History
of Balloons and Balloon Voyages. N.-Y.:
Charles Scribner & Co, 1870
Мы не знаем, какова была реакция его адресата, сенатора и родного брата Екатерины Романовны Дашковой, с 4 февраля 1783 года занимавшей пост директора Императорской Санкт-Петербургской академии наук. Свидетельств, что граф А.Р. Воронцов когда-либо высказывался о воздушных шарах, не найдено.

Составить впечатление об отношении находившихся в 1783 году в Париже русских аристократов (точнее, аристократок) к воздушным шарам можно и по повести Александра Пушкина «Пиковая дама». Описывая спальню графини, Пушкин пишет: «По всем углам торчали фарфоровые пастушки, столовые часы работы славного Leroy, коробочки, рулетки, веера и разные дамские игрушки, изобретенные в конце минувшего столетия вместе с Монгольфьеровым шаром и Месмеровым магнетизмом». Прототипом графини была Наталья Петровна Чернышева, в замужестве Голицына. В 1783 году Наталья Петровна уехала с мужем в Париж и блистала там при дворе Людовика XVI. В те годы в Париже с невероятной популярностью воздушных шаров соперничал месмеризм, повальное увлечение которым сравнивали с эпидемией, что отразил и Пушкин. (В феврале 1778 года немецкий врач Франц Антон Месмер (Franz Anton Mesmer) приехал в Париж и объявил о своем открытии невидимой естественной силы, которой обладают все живые существа и которая оказывает физическое воздействие, принося в некоторых случаях исцеление.)

От этого периода парижской моды на воздушные шары (графиня в «Пиковой даме» «лет шестьдесят тому назад» ездила в Париж «и была там в большой моде») сохранились и «дамские игрушки» в ее спальне.

Среди высших аристократов в России интерес к воздушным шарам проявил великий князь Павел Петрович. 4 октября 1783 года через русского посланника в Париже князя Ивана Сергеевича Барятинского великий князь Павел Петрович направил письмо во французскую Академию наук с запросом подробно разъяснить устройство шара братьев Монгольфье. Из письма следовало, что великий князь Павел желает немедленно повторить опыт Монгольфье в России. Внимание великого князя к воздухоплаванию неудивительно. В отрочестве Павлу привили интерес к естествознанию, он имел «по всем наукам отличных учителей», с которыми ежедневно подолгу занимался. А ровно за год до первого исторического полета воздушного шара, 5 июня 1782 года, Павел посетил Парижскую академию наук, слушал сообщения ученых, наблюдал эффектные опыты с огнем и металлами Антуана Лавуазье.

Имеются также косвенные свидетельства того, что в конце 1783 года великий князь Павел послал приглашение физику Жаку Шарлю продемонстрировать полет своего шара в России. Но намерения великого князя организовать полеты больших шаров Монгольфье и Шарля в Петербурге не осуществились.

Именинный воздушный шар Екатерины II

29 ноября 1783 года на открытии Императорского медико-хирургического института немецкий физик и врач Готфрид Альберт Кольрейф прочел небольшую лекцию о воздушных шарах братьев Монгольфье. В 1784 году текст его лекции был издан в Санкт-Петербурге в частной типографии Б.Т. Брейткопфа. В брошюре говорилось, что в 1783 году из Франции был доставлен шар около полуметра в диаметре, который был наполнен водородом уже в С.-Петербурге, и что этот шар бы запущен в день святой великомученицы Екатерины, 5 декабря. Полет небольшого шара в день именин императрицы Екатерины был не чем иным, как еще одной новой забавой, «увеселением» наряду с обычно устраиваемыми в этот день иллюминацией и фейерверками.

Новая забава пришлась по вкусу петербуржским дворянам. И вслед за Екатериной состоятельные петербуржцы стали заставлять своих мастеровых клеить из бумаги небольшие воздушные шары и запускать их из своих садов. Необходимые инструкции черпались из переведенной с французского и продававшейся в С.-Петербурге в «Публичной вивлиофике» К.Ф. Далгрена небольшой иллюстрированной книжки «Разсуждение о шарах горючим веществом наполненных и по воздухе летающих, или воздухоносных, изобретенных г. Монголфиером в Париже».

Но самодельные шары, воздух в которых подогревался прямо в полете горящей ватой или паклей, взлетали, а затем нередко падали вместе с горящей ватой на деревянные крыши петербургских построек, и возникали пожары. Следившая за порядком в городе Управа благочиния не могла не обратить на это внимания. О чем было доложено императрице Екатерине II.

Но как же к изобретению воздушных шаров относилась сама Екатерина II?

Об этом мы расскажем в следующей статье.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Пекин резко сворачивает дипломатическое и военное сотрудничество с США

Константин Ремчуков: Пекин резко сворачивает дипломатическое и военное сотрудничество с США

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в Китайской Народной Республике по состоянию на 08.08.22

0
2125
Регионы разрабатывают свои электоральные технологии

Регионы разрабатывают свои электоральные технологии

Дарья Гармоненко

До выборов губернаторов кандидатский корпус дошел с минимальными потерями

0
1547
Роботы воюют, умы атакованы, решения ускоряются

Роботы воюют, умы атакованы, решения ускоряются

Александр Бартош

НАТО делает ставку на искусственный интеллект

0
3636
Тюменские ученые из "Роснефти" разработали ПО для цифрового исследования керна

Тюменские ученые из "Роснефти" разработали ПО для цифрового исследования керна

Татьяна Астафьева

Лабораторные центры компании стали площадками развития отечественных технологий

0
4574

Другие новости