0
7541
Газета Наука Печатная версия

22.03.2022 18:04:00

В ожидании академического превосходства

Сможет ли программа «Приоритет-2030» изменить научно-образовательный ландшафт в стране

Михаил Иоффе

Об авторе: Михаил Яковлевич Иоффе – профессор, доктор экономических наук, заслуженный деятель науки РФ.

Тэги: вуз, образование, высшее образование, Проект 5100, Приоритет2030


вуз, образование, высшее образование, Проект 5–100, Приоритет-2030 По мнению министра науки и высшего образования Валерия Фалькова, важнейший показатель эффективности вузов и научных учреждений – амбициозность целей. Фото с сайта www.minobrnauki.gov.ru

В 2020 году завершилась программа «Проект 5–100», предусматривающая своей конечной целью вхождение не менее пяти российских университетов в топ-100 мировых глобальных рейтингов. Однако заявленная цель не была достигнута. Вместе с тем «Проект 5–100» позволил определить группу университетов-лидеров и встроиться в общемировые тенденции формирования программ академического превосходства.

Меняем «Проект» на «Приоритет»

Сегодня на смену «Проекту 5–100» пришла новая программа по поддержке вузов – «Приоритет-2030». Эта программа, по уверениям ее «адептов», будет комплексной и нацеленной на развитие науки и регионов. Ее цель – к 2030 году сформировать в России более 100 современных университетов, центров научно-технологического и социально-экономического развития страны. В числе прочего вузы будут оцениваться исходя из следующих основных критериев: практическое применение их исследования; количество кадров, подготовленных по востребованным в регионе специальностям; доля выпускников, оставшихся работать в регионе.

Главный посыл «Приоритета-2030» – обеспечение вклада российских университетов в достижение национальных целей развития Российской Федерации на период до 2030 года посредством повышения научно-образовательного потенциала вузов и научных организаций, а также расширение участия организаций высшего образования в социально-экономическом развитии субъектов Российской Федерации.

По мнению министра науки и высшего образования РФ Валерия Фалькова, важнейший показатель эффективности вузов и научных учреждений при формировании и реализации программы «Приоритет-2030» – «амбициозность целей, прорывной характер научных исследований и технологического лидерства, а не текущий статус и заслуги университетов».

В критериях отбора вузов в программе «Приоритет-2030» делался акцент на способность университетов привлекать финансирование в кооперации с другими вузами и научными учреждениями, реальным сектором экономики, региональными и муниципальными государственными органами и другими партнерами, в том числе международными.

Базовую часть гранта на реализацию новых социально-гуманитарных проектов получили 106 вузов в размере 100 млн руб. в год. Из их числа 46 вузов дополнительно получили специальную часть гранта в рамках двух треков – «Исследовательное лидерство» и «Территориальное и/или отраслевое лидерство». Победители последней категории были разделены на три группы: те, кто вошел в первую, получат 994 млн руб., во вторую – 426 млн руб., в третью – 142 млн руб. Общее финансирование программы «Приоритет-2030» до конца 2022 года составит свыше 47 млрд руб.

Разработчики программы утверждают, что это инвестиции в построение экономики знаний. Попробуем разобраться, насколько эти ожидания обоснованны и реальны.

Спонтанное слияние

Как показывает опыт лучших университетов мира, при обсуждении серьезных стратегических направлений и инициатив развития вуза используется форсайт-метод. Он подразумевает активное участие многих экспертов из всех структурных подразделений, с одной стороны, а с другой – предполагает проведение опросов представителей всех категорий коллектива университета (преподавателей, студентов, аспирантов, выпускников, а также представителей предприятий, участников консорциумов).

Сотни преподавателей и сотрудников, проявляющих недюжинные способности исследователей, по существу представляют творческий генофонд университетов. Однако большинство из них ввиду объективных причин самоустранились от активного участия в формировании стратегии университетской программы «Приоритет-2030». Такой «объективной» причиной при разработке программ развития университетов в рамках «Приоритет-2030» послужил официальный отпуск большинства ученых вузов и каникулы студентов и аспирантов, которые физически не смогли принять участие в этом процессе.

Вызывает сомнение и обоснованность предлагаемых целевых показателей программы развития «Приоритет-2030» в связи с отсутствием коллективного мнения всего профессионального сообщества преподавателей университетов. В дальнейшем это может порождать безответственность, «демотивирование» и апатию у конкретных исполнителей к достижению поставленных целей и задач программы «Приоритет-2030».

Один из важнейших критериев участия российских вузов в программе «Приоритет-2030» – «создание ими консорциумов и в их рамках активное взаимодействие с участниками консорциума, включая оценку долгосрочной стратегии развития консорциума, деятельности управляющих органов консорциума, реализацию сетевых образовательных программ и научных проектов, внедрения единых инфраструктурных решений». Чтобы соответствовать этому критерию, университеты-конкуренты стали создавать такие консорциумы в пожарном темпе. В результате во многих заявках университетов в образованных консорциумах либо отсутствовали зарубежные участники, либо ангажированный иностранный партнер был не соответствующего уровня, особенно в области высоких научных компетенций.

Сейчас, в условиях разбалансированности международных контактов в сфере образования и науки, целесообразно вдумчиво и обоснованно подходить к созданию консорциумов с международным участием. Надо внимательно проанализировать уже сложившиеся и определить новые, преимущественно ориентированные на восточные страны, всемерно укреплять и развивать сотрудничество в рамках Евразийского союза.

При формировании программ развития в рамках «Приоритет-2030» университетам-конкурсантам предлагалось в качестве одной из задач «…решение университета об инициировании процедуры реорганизации в форме присоединения или слияния с другими университетами и (или) научными организациями». Несомненно, такая задача актуальна для российских университетов, поскольку существует множество однопрофильных университетов, дублирующих друг друга, наблюдается неравномерность их размещения по регионам страны. Узкий профиль отдельных университетов ограничивает междисциплинарный (мультидисциплинарный) формат, когда формирование научных дисциплин (образовательных программ) осуществляется по проблемному принципу, а не только предметному.

И конечно, отрицательную роль в развитии российских университетов в значительной степени играет отрыв большинства из них от серьезной науки, которая преимущественно сосредоточена в научных институтах Российской академии наук или в НИИ отраслевых ведомств.

К сожалению, задача слияния или присоединения университетов порой решается спонтанно, без должной проработки и глубокого обоснования. Для Минобрнауки любой акт слияния или присоединения университетско-научных структур «благое дело»: относительно и абсолютно сокращаются бюджетные ассигнования на их содержание. Особенно это будет актуально в сегодняшней ситуации, когда реальный рост бюджетного финансирования науки будет ограничен в силу возникших неблагоприятных обстоятельств геополитического характера.

Очень показателен в этом смысле пример неудачного присоединения (слияния) вузов в 2015–2016 годах с Российским экономическим университетом им. Г.В. Плеханова: Московского государственного университета экономики, статистики и информатики (МЭСИ), Российского государственного торгово-экономического университета и Саратовского государственного социально-экономического университета.

Путем присоединения этих трех вузов к РЭУ им. Г.В. Плеханова предполагалось, по мнению Минобрнауки, создать ведущий исследовательский университет – центр реализации комплексных научных исследований и подготовки обучающихся по широкому спектру образовательных программ на уровне международных стандартов. К сожалению, эта задача не была выполнена.

РЭУ им. Г.В. Плеханова не только не приблизился де-факто к статусу исследовательского университета, но и потерял сотни позиций в мировых рейтингах, опустившись, к примеру, в глобальном рейтинге QS с 701-е на 1000-е место. В течение ряда лет приходилось не столько решать проблемы развития объединенного университета, сколько улаживать конфликтные кадровые и имущественные ситуации.

Из университетов России, которые получили статус «исследовательский», только один является целиком «экономическим» – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». Хотя сейчас он активно развивает неэкономические, естественно-научные и математические направления и позиционирует себя в будущем как классический университет.

Как показывает анализ конкурентных преимуществ отечественных и зарубежных вузов, участвующих в мировых рейтингах, наибольшая публикационная активность наблюдается в рамках научных направлений фундаментального, естественного и технико-технологического профиля. Именно поэтому НИУ ВШЭ для реализации амбициозных задач по трансформации вуза в классический университет мирового уровня делает «резкий поворот» в своей научно-образовательной деятельности в сторону фундаментально-технологического развития, сохраняя при этом достижения в области социально-экономических и гуманитарных направлений науки и образования.

Антирейтинговая эволюция

Сегодняшний разрыв с западными странами по многим аспектам международного сотрудничества, в том числе в области науки и образования, заставил Министерство науки и высшего образования РФ приступить в срочном порядке к разработке независимого, «основанного на национальных интересах» подхода к оценке работы российских ученых.

На заседании общественно-экспертного Совета Минобрнауки РФ 11 марта 2022 года министр науки и высшего образования Валерий Фальков призвал, учитывая «примеры недружественных действий со стороны зарубежных коллег, которые занимают политическую позицию и отказываются от сотрудничества с нашими учеными, пересмотреть требования к наличию у ученых публикаций в зарубежных научных изданиях, включенных в системы цитирования Web of Science и Scopus». Вместо них он предложил разработать новую систему оценки с учетом мнения профессионального и экспертного сообщества. Он также отметил, что сегодня «с учетом текущей ситуации требуется взвешенный и прагматичный подход, основанный на национальных интересах, в том числе в области наукометрии и публикационной активности».

Новый подход к оценке работы российских ученых потребует пересмотра соответствующих индикаторов и критериев, определяющих эффективность работы вузов и научных учреждений в рамках Программы развития «Приоритет-2030». Будет произведена корректировка университетских программ развития до 2030 года. Такая ситуация позволит в полной мере реализовать форсайт-метод, связанный с привлечением широкого круга ученых, аспирантов, студентов университетов и научных структур наряду с заинтересованными сторонними организациями и физическими лицами, к корректировке и доработке программ развития до 2030 года.

Очень важно при разработке новых оценочных показателей деятельности ученых, а также эффективности университетов и научных центров не впадать в крайности, а основываться, как отметил Фальков, на «взвешенном и прагматичном подходе».

Вне всякого сомнения, справедливо замечание, высказанное президентом Академии образования Ольгой Васильевой, которая отметила, что «на фоне происходящих событий обострится проблема ориентации наукометрии на публикации в зарубежных журналах. Мы уже давно говорили о том, что определение статуса и уровня исследований и ученых на основе публикаций только в изданиях, индексируемых в зарубежных наукометрических базах Scopus и Web of Science, ошибочно».

Несомненно, надо отменить обязательное требование к публикации научных статей в вышеуказанных наукометрических базах и повернуться лицом к российским периодическим изданиям. Одновременно необходимо сделать акцент на определении уровня научной работы ученого, научного исследования по степени использования его результатов на практике. Такой формат может быть приемлем для прикладных наук. Социально-гуманитарный блок исследовательских работ, испытывающий наибольшие затруднения при публикации в зарубежных изданиях, также целесообразно перевести в новый формат определения эффективности на базе национальных интеграторов.

В то же время ни в коей мере нельзя полностью уходить из международных рейтингов, где формируется академическое признание университетов и научных учреждений. Без участия в общепризнанных глобальных рейтингах заслужить академическую репутацию, особенно в области фундаментальных наук, нереально. Достижение высших параметров академического превосходства – это не только признание успехов отечественной науки и образования, но и важнейший компонент привлекательности работы в российских университетах и центрах зарубежных ученых и преподавателей, обучения в них иностранных студентов.

И, пожалуй, самое главное: академическое превосходство отечественных университетов формирует желание у отечественных студентов и специалистов учиться и работать в таких престижных вузах мирового уровня.

Но как быть, когда международные научные журналы, издаваемые в странах, объявивших нам санкции, начали отказывать российским ученым в публикации научных работ? Существуют журналы очень высокого уровня в Китае, Индии, Латинской Америке, в продвинутых в научном отношении странах Ближнего Востока. К тому же в любом случае есть возможность создавать базы данных и индикаторы совместно с вышеуказанными странами, особенно с Китаем и Индией. И конечно, развивать в цифровом формате существующую отечественную базу данных – Российский индекс научного цитирования (РИНЦ).

При этом нельзя отказываться от устоявшегося и проверенного временем сотрудничества с западными научными изданиями, как и с университетами и научными структурами, которые проявляют высокую профессиональную ответственность и политическую независимость в плане дальнейшего продолжения взаимоотношений с российскими юридическими и физическими лицами.

Уже сегодня очевидно, что вряд ли в ближайшее время российские университеты будут участвовать в таких мировых рейтингах, как рейтинг британского еженедельника The Times Education (THE WUR), QS Worde Universiteit Rankings (последний уже заявил об отказе сотрудничать с российскими университетами). Но остается Шанхайский рейтинг – академический рейтинг университетов ARWU (Akademic Ranking of World Universitet) – один из самых цитируемых и влиятельных. Главное преимущество Шанхайского рейтинга – его объективность и независимость. Методика ранжирования вузов научно обоснована, создает список полностью независимая организация, которая никому не подчиняется юридически.

И, наконец, успешно функционирует Московский международный рейтинг «Три миссии университетов». Он был создан по инициативе Союза ректоров России для адекватной оценки потенциала высшей школы России, стран БРИКС и иных государств на международном рынке образования.

В конечном итоге наши возможности в образовании и науке наиболее наглядно проявляются через участие в мировых рейтингах. Но попадание в эти рейтинги не самоцель, а лишь инструмент повышения мировой конкурентоспособности российских вузов.

Еще совсем недавно специалисты описывали ближайшие десятилетия, используя аббревиатуру VVCA – volatility (нестабильность), uncertainty (неопределенность), complexity (сложность) и ambiguts (неоднозначность). Сегодня серьезное влияние в целом на экономику и на систему высшего образования и науки в частности продолжает оказывать чрезвычайная ситуация, сложившаяся в мире, в том числе и в России, в результате пандемии. Еще более разрушительное воздействие будет оказываться на соответствующие сферы деятельности в России в силу возникшего геополитического кризиса. В результате вышеприведенные «индикаторы» будут актуальны при формировании коротких по продолжительности программ развития (3–5 лет), в том числе в научно-образовательной сфере.

Во многих программах развития университетов в рамках проекта «Приоритет-2030» дается определенный анализ их предшествующего развития. Однако он не создает цельного и конкретного видения внутренних и внешних факторов, влияющих на успешное развитие вуза.

При корректировке и доработке уже принятых программ развития университетов в рамках «Приоритета-2030» на базе новых показателей эффективности должен быть изменен методологический подход. Он на самом деле хорошо знаком и широко используется ведущими университетами России при формировании долгосрочных программ развития в условиях нестабильности и неопределенности социально-экономических условий в стране и в мире.

Во-первых, предварительно должен проводиться SWOT-анализ деятельности университета, в котором определяются реальные точки роста, сочетающие сильные стороны вуза и внешние возможности, а также основные риски программы, представляющие собой сочетание слабых сторон и угроз в развитии.

Во-вторых, целесообразно предусмотреть два сценария реализации стратегии и программы развития университета: пессимистический (консервативный) и оптимистический, предполагающий разнообразие подходов в научно-образовательной политике вуза на разных этапах развития.

В-третьих, формулируются цели и задачи, механизмы их решения и ожидаемые результаты развития университета в разные временные периоды в рамках пессимистического и оптимистического сценариев.

В-четвертых, определяются ключевые качественные показатели эффективности реализации программы, соответствующие достижению реальных целевых показателей, выраженные в новых индикаторах, рекомендуемых Минобрнауки.

В-пятых, в итоге составляется «дорожная карта» реализации программы развития с обозначением методов, основных сроков и ответственных исполнителей для достижения поставленных целей и задач. При этом важнейшим в этой «дорожной карте» должен быть не столько ответ на вопрос: «Что делать?», а прежде всего: «Как делать?»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Реформа образования в Молдавии ударит по русским школам

Реформа образования в Молдавии ударит по русским школам

Светлана Гамова

Санду закрывает 5 университетов и 18 научно-исследовательских институтов

0
3224
Бакалавры плавно перетекут в магистратуру, и все это назовут специалитетом

Бакалавры плавно перетекут в магистратуру, и все это назовут специалитетом

Елена Герасимова

Вузы теперь будут готовить творцов

0
3321
Технологический суверенитет России обеспечивать пока некому

Технологический суверенитет России обеспечивать пока некому

Михаил Сергеев

Доля исследователей и разработчиков на тысячу населения в РФ в 16 раз меньше, чем в Китае

0
2923
Вузам напомнили политические границы дозволенного

Вузам напомнили политические границы дозволенного

Ректоры и преподаватели – обычные чиновники единой государственной системы

0
2898

Другие новости