0
4015
Газета Общество Печатная версия

04.03.2008 00:00:00

Лицензия на смерть

Тэги: оружие, оса, защита


оружие, оса, защита Излишне вспыльчивые владельцы оружия способны применить его в любой конфликтной ситуации.
Фото Григория Тамбулова (НГ-фото)

За последнее время милицейская статистика изрядно пополнилась происшествиями, в которых травматическое оружие, предназначенное для защиты, фигурировало как орудие нападения, орудие банальной «разборки». В ряде случаев применение нелетального оружия имело весьма трагичные последствия. Мотивы таких поступков порой не поддаются никакому объяснению. У экспертов нет единого мнения о целесообразности этого средства самообороны, но корни проблемы они видят не в оружии, а в психологии его владельцев.

В октябре 2006 года Владивосток потрясло хладнокровное убийство 50-летнего Сергея Смолякова. Он позволил себе резкое замечание в адрес уроженца Азербайджана Немата Гамидова, который «подрезал» автомобиль Смолякова, пытаясь объехать автомобильную пробку по встречной полосе. Посчитав себя оскорбленным, Гамидов достал травматический пистолет «Оса» и выстрелил в висок «обидчику». В результате такого ранения Смоляков скончался на месте. Но на этом потрясения не закончились. Суд приговорил Гамидова к семи годам колонии строгого режима, однако приговор был обжалован защитой и судья Виталий Павлов смягчил наказание до трех лет условного наказания. Судья усмотрел у Гамидова состояние аффекта. Позже, в декабре 2007 года, этот приговор снова был обжалован, но теперь уже прокуратурой.

Резиновые пули не щадят не только малоизвестных жителей российских провинций, но и знаменитостей. Теннисист Андрей Чесноков заступился за девушек, которых оскорбили молодые люди. Заступился словесно, но в ответ в ход пошло травматическое оружие. Пули застряли у спортсмена в мышцах живота, и врачи доставали их в реанимации. Случилось это, правда, не в России, а в Днепропетровске, куда его пригласили в ноябре 2005 года провести мастер-классы для молодых украинских теннисистов. Но сути дела это не меняет.

За последние годы нашим соотечественникам, по крайней мере большинству, успели внушить, что травматическое оружие бьет только воров и насильников, а честных граждан лишь защищает. Да и само название – травматическое или нелетальное – звучит успокаивающе. Дескать, резиновая пуля – это вам не «девять граммов в сердце», а мелочи жизни – гематома, ушиб мягких тканей. Оказывается, не совсем так. Оказывается, человека с «нелетальным ружьем» нужно бояться, так как государственная лицензия на ношение этого «ружья» – еще не гарантия безопасности для окружающих. А тем, кого именуют законопослушными гражданами, хочется гарантий. Особенно тем, кто предпочитает обходиться вообще без оружия. Ведь в теории все так ладно: закон оборот оружия регулирует, государство контролирует... А в жизни все иначе. Само собой просыпается желание искать виновных.

Лицензия без формальностей

При слове контроль работники милиции «на местах» улыбаются. «Конечно, контролируем, без медицинских справок, без специального рапорта участкового никто вам травматический пистолет не продаст, да и на учет не поставят, – отделывается дежурной фразой сотрудник одного из столичных отделов по организации лицензионно-разрешительной работы. – А в чем, собственно, дело?» Рассказываем ему владивостокский случай. «Вы предлагаете к каждому владельцу травматического пистолета по сержанту милиции приставить? – угадывает, куда клонится разговор, наш собеседник. – А вы знаете сколько сегодня на руках такого оружия?» Честно признаемся, что не знаем. «Я тоже не знаю, вы у начальства нашего поинтересуйтесь», – давая понять, что разговор окончен, офицер углубляется в изучение бумаг.

Начальство в лице заместителя начальника управления лицензионно-разрешительной работы ДООП МВД России Валерия Кушнирыка тоже оказалось не готовым выложить конкретные данные. «У нас такой специальной статистики нет, – сказал он корреспонденту «НГ». – Дело в том, что это может быть и ствольное травматическое, и газовое с возможностью стрельбы патроном травматического действия, короче, очень много разновидностей, а отдельно вычлененных данных нет». «Ну хотя бы очень приблизительную цифру назвать можете?» – не отставал автор этих строк. «Это десятки тысяч», – сказал он. Но от дальнейшего обсуждения темы отказался.

Если вы не моложе 18 лет, ранее не судимы, не отбываете наказание за совершенное преступление, имеете постоянное место жительства, стать обладателем той же «Осы» очень просто. В пакет документов, которые требуется собрать для покупки и регистрации этого вида оружия, входят: ксерокопия паспорта, медицинская справка 046-1, квитанция об оплате единовременных сборов, две фотографии 3х4 и рапорт участкового инспектора, которым он удостоверяет, что покупатель оружия создал соответствующие условия для его хранения (установил по месту проживания сейф или металлический ящик). «При получении медсправки обычно не возникает никаких проблем, если человек не стоял на учете в нарко- или психдиспансерах», – пояснили нам в милиции. Но, как признают работники правоохранительных органов, любую справку сегодня можно купить, что называется, с доставкой на дом, были бы деньги. К слову, и лицензию можно получить без хождения по инстанциям. В интернете вы без труда найдете посредника, который в течение 15–20 рабочих дней получит любую лицензию. Желающему приобрести оружие это обойдется в 10–15 тыс. рублей. Видимо, и в лицензионно-разрешительной системе есть люди, готовые закрыть глаза на некоторые формальности. Что касается цен на травматическое оружие, то они вполне «подъемные» для большинства граждан и колеблются от 4,5–6 тыс. руб. (МР-461 «Стражник», ПБ-4-1 «Оса») до 11 тыс. руб. (Иж-78-9Т). Люди, занимающиеся лицензионно-разрешительной работой, откровенно говорят: все эти ограничительные меры носят формальный характер и лишь способствуют раскрытию преступлений, но предотвратить их не могут.

Удар тяжеловеса

Так, может, виноваты конструкторы травматического оружия, которые заложили в него излишнюю убойную силу? Разговор с создателем самого мощного травматического пистолета «Оса» – лауреатом Государственной премии СССР, сотрудником НИИ прикладной химии Геннадием Бидеевым мы тоже начали со случая во Владивостоке. «Это жуть, конечно, приставить к виску пистолет и выстрелить, – сокрушался ученый. – Но и в инструкции на «Осу», и во всех медицинских документах говорится, что стрельба в голову и шею не допускается. И вообще нельзя стрелять в человека с расстояния ближе одного метра». По его словам, каждый владелец должен знать эти требования, что называется, на зубок и нести ответственность за их нарушение. «Если вы возьмете любой пистолет, например газовый, который даже пулей не снаряжен, и выстрелите, приставив ствол к виску человека, вы его убьете, – пояснил конструктор. – Потому что роль снаряда выполнит газовая струя. Из пневматического тоже можно убить. Это не оружия вина, а человека». Что касается «Осы», то, по словам Геннадия Бидеева, за десять лет ее производства выпущены несколько сот тысяч (а не десятков, как сказал представитель МВД) разных ее модификаций и десятки миллионов патронов к ней. «По моим данным, за все эти годы зарегистрированы десятки тысяч случаев применения «Осы», – подчеркнул конструктор. – И ни разу это оружие не превысило степени травмирования, оговоренной в нормах Минздрава, при строгом следовании требованиям инструкции».

Геннадий Бидеев считает, что снижать энергию травматической пули «Осы» нельзя, так как оружие не будет соответствовать своему назначению. «Для того чтобы остановить нападающего травматической пулей, она должна иметь энергию около восьмидесяти джоулей, – подчеркнул ученый. – Это равноценно силе удара, который наносит боксер-тяжеловес». По его словам, модернизация пистолета идет не в сторону снижения ударной силы, а наоборот. «Наш пистолет принимают на вооружение МВД, Роснаркоконтроль, – не без гордости отметил конструктор. – Если для самообороны дистанция составляет от одного до десяти метров, то сотрудникам правоохранительных органов требуется травматическое оружие более дальнего действия. У нас уже есть модификации, которые рассчитаны на поражение до тридцати метров».

Впрочем, детище Геннадия Бидеева, фигурирующее в криминальных сводках, не вызывает тревоги у правоохранительных органов. «С «Осой» особых проблем нет», – сказал корреспонденту «НГ» начальник управления баллистических экспертиз и исследований Экспертно-криминалистического центра МВД России Николай Мартынников. Главная причина – «Осу», так как она бесствольная, нельзя переделать в боевое огнестрельное оружие. Чего не скажешь о газовых пистолетах многих модификаций, которые после переделки уходят в нелегальный оборот и часто оказываются в руках киллеров. К примеру, именно из такого переделанного оружия был убит депутат Госдумы Сергей Юшенков.

Не уверен – не заряжай

У разных представителей правоохранительных органов отношение к распространению травматического оружия разное. Одни безоговорочно приветствуют, считая, что это, во-первых, серьезный сдерживающий фактор для преступников всех мастей, а во-вторых, коль милиция не может всех защитить, надо дать возможность защищаться самим гражданам. Другие, напротив, утверждают, что наши граждане в большинстве своем не готовы к применению травматического оружия, вследствие чего могут попадать в ситуации, когда лучше бы они оказались безоружными. В качестве иллюстрации этого тезиса предлагается следующая ситуация. На владельца «Макарыча» (травматический пистолет, изготовленный на базе пистолета Макарова) нападают вооруженные боевым оружием грабители. Видя, что тот достал пистолет, преступники, не раздумывая, стреляют на поражение. Что лучше в этой ситуации – быть ограбленным или убитым? Противники массового распространения травматического оружия приводят и другие примеры, в том числе и случай во Владивостоке. Они уверены, что пришла пора убеждать народ в том, что «всеобщее вооружение» ничего хорошего не принесет, а самое разумное – идти назад, к «всеобщему разоружению».

«Ситуации, конечно, могут быть самые разные, но есть закон, который дает право нашим гражданам иметь травматическое оружие, – это мнение бывшего заместителя командира легендарного антитеррористического спецподразделения «Альфа», а ныне депутата Мосгордумы Сергея Гончарова. – И пусть граждане сами решают, воспользоваться этим правом или нет». Наш собеседник признался, что никогда не носил травматическое оружие, так как имеет боевое наградное, которое, впрочем, тоже не носит.

Из многочисленных бесед с людьми более чем компетентными приходится делать весьма невеселый вывод: из травматического оружия убивали, убивают и, видимо, будут убивать. «В законодательном плане эта сфера отрегулирована настолько, насколько это возможно, – считает заслуженный юрист России Николай Мартынников. – Можно чего-то добиться за счет ужесточения контроля, но избавиться от этого явления нельзя. По аналогии – где есть автомобили, там есть аварии. Где есть оружие, там стреляют».

Доктор медицинских наук, профессор психиатрии Михаил Виноградов тоже считает, что это явление не из области права или баллистики. «Эта проблема уходит корнями в область психиатрии, – заявил Михаил Виноградов корреспонденту «НГ». – Я помню другой случай, когда гражданина на иномарке подрезали «Жигули». Это ему настолько не понравилось, что на следующем светофоре он вышел из машины и ударом ножа в шею убил водителя «Жигулей». Дело тут не в оружии, это проблема общего уровня агрессивности и большой невротизации населения». Эту же точку зрения разделяет и Сергей Гончаров. «Менталитет у некоторых наших граждан такой, что им все равно чем убивать – либо травматическим оружием, либо скалкой, либо сковородкой, – отмечает он. – Запретим оружие, будут ходить с бейсбольными битами, монтировками, ножами».

Означает ли это, что надо воспринимать это явление как некую неизбежность, с которой нужно смириться? Или есть все-таки способы эту повышенную агрессивность и невротизацию снимать? «Приемы и способы есть, – говорит профессор Виноградов. – Надо обращаться к психологам, врачам-психиатрам за помощью, но опять же уровень культуры и менталитет страны таковы, что у нас считается постыдным идти к таким врачам. Надо не только развивать психотерапевтическую и психологическую помощь, но и менять общественное сознание. Иного пути нет». С этим трудно не согласиться. Но стоит задуматься и о повышении ответственности со стороны лицензионно-разрешительных органов. Лицензия на оружие – это не тот товар, который можно приобретать через интернет. Возможно, для получения оружия недостаточно одной медицинской справки. Возможно, собеседование с психиатром и ряд тестов помогут отсеять чрезмерно горячих и вспыльчивых, готовых воспринимать любое замечание как кровную обиду.

Кто и чем может защищаться

Оружие самообороны: огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, а также бесствольное оружие отечественного производства с патронами травматического, газового и светозвукового действия, одобренными соответствующими нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Для получения лицензии на приобретение оружия гражданин Российской Федерации обязан представить в орган внутренних дел по месту жительства медицинское заключение об отсутствии противопоказаний к владению оружием, связанных с нарушением зрения, психическим заболеванием, алкоголизмом или наркоманией, и документ, подтверждающий гражданство Российской Федерации.

Лицензия не выдается гражданам:

  • не достигшим 18-летнего возраста;
  • не представившим медицинское заключение;
  • имеющим судимость за совершение умышленного преступления;
  • отбывающим наказание за совершенное преступление;
  • совершившим дважды в течение года административное правонарушение, посягающее на общественный порядок;
  • не имеющим постоянного места жительства;
  • не представившим в органы внутренних дел документы, подтверждающие знание правил безопасного обращения с оружием, и другие документы, указанные в законе.

(Из Федерального закона «Об оружии».)

Жертвы самообороны

29 апреля 2007 года. В Рязани из травматического пистолета выстрелом в висок убит студент РГУ Дмитрий Козлов. В совершении преступления подозревается офицер милиции.

29 апреля 2007 года. В центре Москвы на Большой Дмитровке в двух шагах от Генпрокуратуры и УВД Центрального округа из травматического пистолета убит 24-летний посетитель арт-кафе «ПирОГИ» Евгений Кузнецов. По данным столичного ГУВД, между Кузнецовым и тремя выходцами с Кавказа, отдыхавшими за соседним столиком, возникла ссора, в ходе которой 28-летний уроженец Чечни Амирхан Гиреев открыл стрельбу по посетителям. От полученного ранения в шею Евгений Кузнецов скончался на месте, его знакомая госпитализирована с ранением в грудь.

24 июня 2007 года. В Тюмени в кафе «Санта-Барбара» выпускники местной школы отмечали конец учебы. Праздник закончился стрельбой из травматического пистолета. Резиновая пуля угодила одному из выпускников в глаз. Юноша был доставлен в реанимацию.

25 июня 2007 года. В Москве житель дома по Самаркандскому бульвару сделал замечание двум кавказцам, которые вели себя слишком шумно для вечернего времени. Приезжие отреагировали очень эмоционально, и в ходе возникшей ссоры один из кавказцев несколько раз выстрелил в оппонента из травматического пистолета «Оса». С ранением в голову мужчину доставили в больницу.

17 июля 2007 года. В Екатеринбурге из травматического пистолета «Макарыч» был ранен и.о. руководителя службы судебных приставов Свердловской области Иван Выгнанский. Его госпитализировали с переломом височной кости.

3 августа 2007 года. В Саратове обнаружен труп 54-летнего мужчины. Задержанный по подозрению в совершении преступления 27-летний безработный местный житель признался, что в ходе ссоры выстрелил в погибшего из травматического пистолета «Оса».

8 октября 2007 года. В центре Москвы, на улице Солянка, водитель автомобиля Mitsubishi 29-летний уроженец Азербайджана Ифраим Якубов расстрелял из травматического пистолета пешеходов, которые, по его мнению, слишком медленно переходили дорогу. Трое человек получили ранения и были госпитализированы. Стрелявший задержан.

7 ноября 2007 года. В аэропорту «Внуково» двое уроженцев Чечни открыли огонь из травматического оружия по таможенникам, которые не пропустили их в таможенную зону. Один из потерпевших получил ранение в грудь, второй – травму лица.

26 февраля 2008 года. На юге Москвы в кафе на Кировоградской улице 41-летний житель Армении в ходе ссоры выстрелом из травматического пистолета смертельно ранил 36-летнего москвича.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Что уводит вверх цены на бензин

Татьяна Астафьева

Эксперты ждут изменений в отношениях нефтяников и государства

0
274
Владимир Путин открыл путепровод в Химках. Почему эксперты критикуют такие проекты

Владимир Путин открыл путепровод в Химках. Почему эксперты критикуют такие проекты

Анатолий Комраков

0
1367
Власть мобилизуется перед акциями в защиту Навального

Власть мобилизуется перед акциями в защиту Навального

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Контрмитинги сторонников президента официально не планируются, но и не исключаются

0
1361
Бывших заключенных оставят под контролем тюремщиков

Бывших заключенных оставят под контролем тюремщиков

Екатерина Трифонова

Минюст планирует сделать из уголовно-исполнительной инспекции как бы социальную службу

0
727

Другие новости

Загрузка...