0
7854
Газета Стиль жизни Печатная версия

23.05.2023 17:12:00

Закон о запрете иностранных слов: мракобесие или ничего страшного?

Спинжак, гумага и мокроступы

Вадим Черновецкий

Об авторе: Вадим Михайлович Черновецкий – языковед, литератор.

Тэги: иностранные слова, запрет, закон, родной язык, иностранные заимствования, мнение


иностранные слова, запрет, закон, родной язык, иностранные заимствования, мнение Заимствование иностранных слов – это естественно и неизбежно. Возможны самые неожиданные варианты.

Новый закон о запрете иностранных слов размазали по стенке уже все кому не лень. Его называют и мракобесным, и скрепоносным, и домотканым...

К плюсам закона я бы отнес то, что он касается только официальных выступлений чиновников. Хорошо, что под запрет попали не все иностранные слова, а только те, что имеют общеупотребимые аналоги в русском языке. Хорошо, что чиновникам в публичных выступлениях запретили мат. Кстати, никакого наказания за нарушение этого закона пока нет. Говорят, впрочем, что в 2025 году наказание могут ввести, но это будет лишь административный штраф, который жизнь никак не сломает.

Главный минус закона для меня в том, что я не увидел там слова «новые». Там как будто говорится о любых иностранных заимствованиях, имеющих широко известные синонимы в русском языке. Но тогда под запрет попадет и много нормальных, давным-давно освоенных иностранных слов. Например, слово «идентичный» имеет русский аналог «одинаковый». Что же, запрещать должностным лицам говорить слово «идентичный»? «Популярный» имеет синонимы «известный», «любимый народом». Запретим слово «популярный»? «Премьера» – то же, что «первый показ». Долой слово «премьера»? «Публичный» – то же, что «общественный», «гласный». Штрафовать за слово «публичный»?..

При этом запретить чиновникам злоупотреблять в своих выступлениях новыми, еще не освоенными иностранными заимствованиями вроде «селебрити» и его краткой версией «селеб» («знаменитость») было бы, пожалуй, правильно, особенно если штраф за это не будет каким-то уж совсем чудовищным. Зачем говорить «рандомный», когда есть слово «случайный»? Зачем «джуниор менеджер», когда есть «младший сотрудник»? Зачем «эйч ар», когда есть «кадровик» или «специалист по подбору персонала»?

Впрочем, я, пожалуй, не против «селеба» в речи видеоблогера, вещающего на молодую интернет-аудиторию и отлично понимающую, что это значит. Я даже не против «эйч ара» и «джуниор менеджера» в офисной среде, где все так говорят, потому что давно привыкли и, видимо, потому что это добавляет самоуважения и «крутости». В речи же чиновника, живущего за счет налогоплательщиков и обращающегося ко всем гражданам, включая пенсионеров еще советской закалки, такие слова и впрямь звучат неуместно.

Насколько мне известно, в большинстве стран мира таких официальных запретов нет. При этом есть языки, которые заимствуют иностранные слова довольно активно. Так, в английском языке, который сейчас наиболее щедро «раздает» свои слова другим языкам, есть огромное количество иностранных заимствований, особенно из скандинавских языков, французского и латинского.

А есть языки, которые вполне осознанно заимствуют мало. Например, в Китае на государственном уровне утверждают китайские аналоги разных иностранных слов, прежде всего английских, чтобы не «засорять» ими «чистую» китайскую речь и не «коверкать» родной язык. «Что с них взять: тоталитарный режим с однопартийной системой, – махнет рукой иной либеральный читатель. – Вот всё сверху и контролируют».

Но забавно, что и некоторые западные демократии, вроде Франции, тоже старательно ограждают свой язык от сотен и тысяч англицизмов – насколько это вообще возможно в глобальном мире эпохи интернета. Некоторые скажут, что французам просто завидно, что самую большую империю в истории человечества создали не они, а англичане, да и теперь самой мощной державой в истории является тоже англоязычная страна. Мол, мы сами с усами, хватит нам и своих, французских, слов. Судить не берусь, все возможно. Но факт тот, что для демократических стран пример Франции в плане языковой политики и впрямь скорее нетипичен.

Кстати, и в русском языке от 30 до 50% слов имеют иностранное происхождение. Заимствованиями являются такие вполне привычные, общеизвестные слова, как «пляж» (французское слово), «деньги» (казахское), «машина» (древнегреческое) и т.д. Так что в каком-то смысле поздняк метаться.

Ну, а в целом массовое заимствование иностранных слов – это хорошо или плохо? Я бы сказал, что это естественно и неизбежно. Большинство языков каждый год что-то заимствуют. Случаются ли в этом процессе перекосы и перегибы? Конечно. Зачем «брейкинг ньюс», когда есть «срочная новость»?

7-16-2480.jpg
В русском языке от 30 до 50% слов имеют
иностранное происхождение. Например,
слово «норма» – латинского происхождения.
Фото Андрея Ваганова
С другой стороны, над тем, кто сейчас на полном серьезе начнет говорить «печатающее устройство» вместо «принтер», «ЭВМ» вместо «компьютер», будут ржать в голос.

Нужно ли тревожиться по поводу неоправданных заимствований? Именно тревожиться, думаю, что нет. А вот глумиться над теми, кто говорит «клинер» вместо «уборщик» и «поридж» вместо «каша», пожалуй, вполне адекватная реакция. Ведь это и правда смешное вставание на котурны, попытка казаться солиднее и пафоснее, чем ты есть.

Произойдет ли какая-то саморегуляция, останутся ли в языке оправданные заимствования, а неоправданные сами собой отомрут? Скорее да, чем нет. По крайней мере с жаргонизмами так обычно и происходит. Кто сейчас на полном серьезе будет говорить или писать: «Превед, кросавчег!» или «пацталом»… А ведь в середине нулевых этот «олбанский» язык был на пике моды и некоторые молодые люди, в том числе поступавшие на журфак МГУ, абсолютно серьезно писали так во вступительных сочинениях.

Многие эксперты были в ужасе: поколение гибнет, унося с собой в могилу и великий могучий русский язык, только и бывший поддержкой и опорой Тургеневу во дни сомнений и тягостных раздумий. Кто теперь утешит Ивана Сергеевича? Жить-то как?.. А я уже тогда говорил, что это просто поветрие, которое пройдет само собой. Как было в известном анекдоте о том, кто взял Измаил: «Ну что вы, это же дети! Поиграют и отдадут». Я оказался прав. Ничто не устаревает так быстро, как последний писк моды.

Хотя некоторые родные слова оказались незаслуженно забыты. Так, иностранное заимствование «горизонт» полностью вытеснило прекрасное, поэтичное русское слово «окоём», известное сейчас только специалистам.

Смежная тема. Правы ли те белорусы, которые называют колонизаторами тех, кто говорит по-русски «Белоруссия», а не «Беларусь»? Правы ли киргизы, которые обвиняют в империализме тех, кто называет их страну Киргизией, а не Кыргызстаном? Я согласен с известным политиком и видеоблогером, который сказал недавно, что это просто «способ докопаться». Перейдем на белорусский – непременно скажем «Беларусь». На русском же этот вариант обязателен только на международных переговорах. Для внутреннего употребления годятся оба варианта. Некоторые белорусы требуют, чтобы по-русски их называли не иначе, как «беларусами», а их язык – «беларуским». Но по современным правилам в русском языке это будет просто ошибкой: допустимы только «белорусы» и «белорусский». И это логично: в русском языке есть соединительная гласная «о» и нет соединительной гласной «а».

В любом случае в русском языке давно устоялось написание «белорус» и «белорусский». Мы же не требуем, чтобы белорусы срочно отказались от написания «Расiя» и перешли на «Россия»?! Да и жителям Германии безразлично, что мы называем их «немцы» – словом, происходящим от «немые», то есть «не владеющие русским языком», «не способные внятно изъясняться». Да и нам не горячо и не холодно оттого, что латыши на своем языке называют нашу страну «Кривия» – земля псковских кривичей, одного из древнеславянских племен, обитавших на северо-западе европейской части России у границы с Латвией. Сколько нынешних россиян являются потомками псковских кривичей? Процентов пять? А почему же тогда остальные 95% не заявляют Латвии ноту протеста?.. Видимо, потому, что им заняться есть чем.

Конечно, эту сверхчувствительность бывших республик СССР понять можно. Но здравый смысл все же никто не отменял. Если мы говорим «Франция», а не «Франс», значит ли это, что мы не уважаем ее суверенитет? Если французы говорят «Рюсси», а не «Россия», значит ли это, что они мечтают нас захватить?

В заключение скажу, что мы сами каждый день творим и меняем родной язык. Он лишь зеркало, в котором мы отражаемся слишком четко. 


Читайте также


Власти Грузии начали готовиться к западным санкциям

Власти Грузии начали готовиться к западным санкциям

Артур Аваков

За иностранных агентов Тбилиси заплатит инвестициями

0
1507
Евросоюз прекращает экспорт в Россию подслушивающей аппаратуры

Евросоюз прекращает экспорт в Россию подслушивающей аппаратуры

Геннадий Петров

Применение нового санкционного механизма становится рутинной практикой

0
1706
Верховный суд пересматривает наследие Лебедева

Верховный суд пересматривает наследие Лебедева

Екатерина Трифонова

Штрафы вместо посадок ранее считались элементом гуманизации уголовного закона

0
1900
Несистемная оппозиция не отказалась от похода на выборы

Несистемная оппозиция не отказалась от похода на выборы

Иван Родин

Ужесточение избирательных законов станет инструментом для точечных запретов

0
1289

Другие новости