0
6584
Газета Стиль жизни Печатная версия

18.06.2023 18:09:00

В Кении повсюду "Акуна матата"

Как жители страны превратились из охотников в защитников зверей

Николай Мамулашвили

Об авторе: Николай Васильевич Мамулашвили – политический обозреватель «Радио России», специально для «НГ-дипкурьера».

Тэги: африка, кения, найроби, обычаи, национальный парк, экономика, бедность, криминал, зож, курение


африка, кения, найроби, обычаи, национальный парк, экономика, бедность, криминал, зож, курение Специальные помещения для курильщиков появились в Найроби раньше, чем в других странах.

За последние полтора десятка лет довелось трижды побывать в краткосрочных командировках в Кении. И все визиты ограничивались Найроби, который считается политическим, экономическим и финансовым центром не только Кении, но и всей восточной Африки. По крайней мере, так там не без гордости заявляют.

К слову, Найроби был основан на рубеже XIX и XX веков в черте небольшого оазиса – когда-то он был местом остановки работорговых караванов, которые шли из глубины континента к восточному побережью. А потом британцы стали строить железную дорогу и в районе оазиса развернули форт. Именно эту местность племя Масаи называло Эвасо Найбери, что в переводе означало «Место холодной воды». Сегодня столица Кении – один из самых крупных и интересных городов в Африке. Но британское влияние ощущается повсюду. Деловой центр окружен высотными офисами, отелями, а главную площадь украшает башня с часами, напоминающая лондонский Биг-Бен. В западной части Найроби раскинулись фешенебельные районы – там живут и работают сотрудники западных компаний и международных организаций.

В целом внешне благополучную картину омрачает сложная криминогенная обстановка. По крайней мере, журналистам не советуют без особой нужды выходить в город в вечернее время. Некоторые же районы Найроби лучше вообще обходить стороной. У местных жителей белый человек ассоциируется с богатством, и они считают, что у европейцев, приезжающих в Кению, всегда при себе крупная сумма денег, которой можно поживиться.

По сравнению с соседними странами Кения слывет крепким середнячком – по африканским меркам, страна благополучная. При этом, однако, процент голодающих довольно велик, миллионы людей живут за чертой бедности.

Первое, на что обращаешь внимание, оказавшись на улице, это автомобильные пробки. Впечатляют стаи крупных птиц, барражирующих над городом словно боевые вертолеты. Они чем-то напоминают древних птеродактилей. Хотя многие путают их с пеликанами. На пеликанов они действительно похожи, но зовутся птицы марабу. Для кенийцев они примерно то, что для нас голуби или воробьи.

Приличные отели, в которые обычно заселяются европейцы, оставляют хорошее впечатление. Но случаются и накладки, которые портят картину. Ужиная в отеле, я попросил у официанта салфетку и услышал в ответ: «Акуна матата, мистер!». Парень в белом переднике исчез минут на 40. Потом столько же пришлось ждать кофе, вместо которого мне принесли зеленый чай. На недовольные возгласы моих коллег, которые оказались примерно в таком же положении, со всех сторон неслось «Акуна матата». И речь шла совсем не о знаменитой песенке из диснеевского мультика «Король Лев». На суахили Акуна матата означает что-то вроде «Живите проще», или «Какие проблемы, господа?!».

Кенийцы никогда никуда не спешат – нервы себе не портят и вообще стараются вести здоровый образ жизни. Во всяком случае, в стране очень мало курящих. В Найроби на улицах, в общественных местах курить запрещено. Это можно делать лишь в специальных помещениях-«курилках», которые разбросаны по всему городу. Примечательно, что подобные места для курильщиков в Кении появились задолго до того, как эти правила ввели во многих европейских странах.

Фотографировать в Найроби следует очень аккуратно. Кенийцы не любят фотографироваться. Можно получить зонтом, тростью или кулаком в глаз за то, что без спроса «щелкнул» на камеру или телефон проходящего мимо колоритного аборигена. Если втихаря, быстро и незаметно сфотографировать не получается, но очень хочется, – лучше подойти и получить разрешение на фотосессию.

А снимать полицейских, военных и вовсе опасно – можно загреметь в полицейский участок, как говорится, «до выяснения». Кстати, в Кении военнослужащие и стражи порядка довольно интересно носят оружие, в частности, автоматы Калашникова. Их носят не на ремне, не на плече или на груди, а обязательно стволом вниз, держа за пистолетную рукоятку.

11-12-2480.jpg
Жирафы Ротшильда получили прописку
в окрестностях столицы Кении.  Фото автора
Визитная карточка Кении и гордость жителей – Национальный парк Найроби. Это небольшая часть саванны площадью 117 кв. км. С трех сторон граница парка примыкает к городу. Во избежание чрезвычайных происшествий специальный забор, который отделяет город от парка, находится под высоким напряжением. С южной стороны парк не огорожен, и это позволяет населяющим его животным свободно передвигаться и мигрировать в соседний парк – Масаи Мара. Так что не нужно тратить время на сафари в саванне за сотни километров от Найроби – наслаждаться многообразием животного мира Африки можно, что называется, «не отходя от кассы».

Именно в Национальном парке с участием президента страны периодически проходит символическая акция – сожжение слоновой кости. Тонны слоновьих бивней, конфискованных у браконьеров, обливают бензином и сжигают. Подобным образом Кения показывает всему миру, что она решительно борется с браконьерством и нелегальной торговлей слоновой костью. Впервые подобная акция прошла в Национальном парке в 1989 году. Она и привлекла внимание мировой общественности к проблеме распространения браконьерства на Черном континенте, а также значительно улучшила имидж Кении как страны, заботящейся о природном глобальном наследии. Через несколько лет примеру кенийцев последовали в Замбии. А в самой Кении охотничьи сафари запретили – животных можно только фотографировать.

Не менее популярный Центр жирафов расположился примерно в 30 минутах езды от столицы Кении. Он был основан в конце 1970-х для спасения и сохранения редкого вида – жирафа Ротшильда. Изначально в зооцентре находилось всего два спасенных молодых жирафа этого подвида. За десятилетия популяция Ротшильдов значительно выросла. О рождении нового питомца сотрудники центра с радостью сообщают на своем сайте, в соцсетях и даже устраивают конкурс на лучшее для него имя. Для общения с жирафами сооружена высокая платформа в виде балкона. Посетителям разрешается самостоятельно потчевать их специальным кормом, который выдают сотрудники центра, предварительно проинструктировав о мерах безопасности. Впрочем, отдельные смельчаки отваживаются погладить, обнять и даже поцеловать жирафов.

Россияне, долго проработавшие в Кении, прозвали местный рынок «Масайкой», по аналогии со знаменитым племенем масаи. Тем более что на базаре под открытым небом продаются сувениры, связанные с жизнью и бытом масаи. Там есть необычные дубинки из черного дерева со смещенным центром тяжести. Говорят, что воин-масаи с такой дубинкой может проломить череп льву. Правда, для начала надо незаметно подкрасться к хищнику. Очевидно, этим секретом обладают только продавцы дубинок. Но если говорить серьезно – распространено мнение, что у племени существует обычай убивать львов, чтобы доказать свою силу и называться настоящим воином. В стародавние времена, действительно, существовало два типа охоты на льва: персональная и групповая. В первом случае затея была вынужденной – чтобы уберечь скот от хищника. Групповая же охота на льва была частью ритуального обряда посвящения в воины. Интересно, что масаи всегда вели себя честно по отношению к животным. Они организовывали схватку со львом только на открытой местности, чтобы быть с царем зверей на равных. Из оружия воин брал с собой копье, щит, а также широкий и длинный нож сими. Закон масаи запрещал преследовать истощенного засухой и попавшего в сеть льва. Как только популяция львов начала сокращаться, масаи прекратили охоту, превратившись из охотников в их защитников.

Впечатление от весьма колоритного рынка портит назойливость торговцев, которые долго идут за тобой следом, хватая за локти и пытаясь привлечь к своему лотку с товаром. Лично я, кроме стандартного магнитика в местном супермаркете, купил только отменный кенийский кофе. И очень жалею, что взял его слишком мало. 

Найроби – Москва


Читайте также


Кредитная резьба в России на грани срыва

Кредитная резьба в России на грани срыва

Михаил Сергеев

Удвоение ключевой ставки Центробанком ускорило потребление

0
2244
Сомали превращается в штаб-квартиру глобального джихада

Сомали превращается в штаб-квартиру глобального джихада

Игорь Субботин

Террористы переводят центр планирования на Африканский Рог

0
1357
Константин Ремчуков. Количество частных хозяйствующих субъектов достигло в Китае 96,4% от общего числа хозяйств

Константин Ремчуков. Количество частных хозяйствующих субъектов достигло в Китае 96,4% от общего числа хозяйств

Мониторинг ситуации в Китайской Народной Республике по состоянию на 17.06.24

0
1918
Политологов для экономики оказалось слишком много

Политологов для экономики оказалось слишком много

Анастасия Башкатова

Кибербезопасность, вооружения и строительство – три приоритета на ближайшие годы

0
1517

Другие новости