0
7306
Газета Стиль жизни Печатная версия

11.09.2023 18:30:00

Путь домой длиной в 24 часа

Уехать из Германии или приехать в нее требует определенной сообразительности и, главное, стрессоустойчивости

Олег Никифоров
Ответственный редактор приложения "НГ-Энергия"

Об авторе: Олег Николаевич Никифоров – ответственный редактор «НГ-энергии».

Тэги: германия, фрг, санкции, путешествие, поездка, автобус


германия, фрг, санкции, путешествие, поездка, автобус Россия в нескольких метрах. Фото с сайта www.kgd.ru

Казалось бы, обыкновенная поездка из одной страны в другую в условиях санкционного режима превращается в сложнейшее мероприятие по выработке маршрута. Введенные Брюсселем санкции на авиаперевозки как ответ на действия России 24 февраля прошлого года главным образом ударили по простым россиянам и простым европейцам. Ездить друг к другу в гости стало сложно и накладно. Если добавить к этому визовые ограничения со стороны Запада (Москва не стала вводить визовые ограничения для ЕС), то дело становится, как говаривают немцы, швах (schwach). Но это выражение уже прочно осело в русском языке, так что никакого перевода не требует.

Все эти меры, нацеленные на разрыв Европы с Россией (в отличие от представлений бывшего посла Германии в Москве, недавно покинувшего столицу, как утверждало немецкое информационное агентство n-tv, что, мол, это Россия разрывает связи с Германией), резко осложнили процесс коммуникации между двумя странами. Вылететь из Германии этим летом для россиян можно было втридорога через Стамбул, арабские страны Персидского залива или Белград. На самый дешевый и по нынешним меркам быстрый в этом плане белградский транзит билеты были раскуплены еще с прошлого года.

Случайный знакомый, так называемый русский немец из переселенцев лиц немецкой национальности (до конца 80-х годов прошлого века они приезжали в ФРГ в основном из Польши и Румынии, а с развалом СССР – из бывших советских республик), рассказал, что местные часто пользуются маршрутом через Польшу в Калининград. А оттуда у до «материковой» России можно добраться и поездом, и самолетом.

«Польский вариант» предполагал выезд автотранспортом до польско-российской границы. Чаще всего русские немцы предпочитали автобусы, хотя был вариант доехать до Гданьска «на чем угодно», а только потом пересесть на автобус. «На чем угодно» обычно означало или железнодорожный транспорт, или местные, то есть европейские авиалинии. Но с самолетом рекомендовалось быть осторожным, поскольку бывали случаи, что перевозчик обращал внимание на паспорт – и с российским просто высаживал. Подобные случаи отмечались и с польскими, и с прибалтийскими авиалиниями: «оккупантов», видите ли, им возить не хотелось. А поскольку главный турпоток в Россию составляли русские немцы, то многие из них предпочитали выезжать с российскими чудом сохранившимися паспортами. Впрочем, многие доезжали до границы на собственном автотранспорте и, оставляя автомашины на польской стороне, пешком пересекали границу, чтобы не стоять в очередях.

Мой автобус, на котором я отправился из Берлина прямо до Калининграда, был забит до отказа. Все пассажиры были русскими немцами, направлявшимися по разным поводам на бывшую родину, в основном на Алтай или в Омскую, Новосибирскую области. Подавляющее большинство из них в разговорах предпочитали русский язык, хотя у тех, кто прожил в Германии уже не одно десятилетие, начинал чувствоваться акцент.

Я выбрал ночной автобус, который выезжал из Берлина в 19 часов и уже на следующий день в 9 утра должен был быть в российском Калининграде. Таких автобусов в день с берлинской автостанции по субботним и воскресным дням уходило несколько. Все они были с местными немецкими номерами, но обслуживали их шоферские смены из Калининграда. Сервис, в том числе приобретение билетов онлайн, осуществляли также сотрудники калининградских служб.

На территории Польши автобус делал две остановки, во время которых можно было не только посетить туалет, но и забежать в местное кафе. Впрочем, в кафе обслуживали только за польские злотые. Зато туалет был бесплатный, да и в автобусе имелся свой собственный.

На стоянках времени было достаточно, чтобы перекинуться словечком с соседями. Большинство из них ехали на бывшую родину, чтобы повидаться с родными и знакомыми.

7-16-2480.jpg
Аэропорт «Храброво» – один из немногих,
связывающих Калининград с Большой землей.
Фото РИА Новости
За разговорами дорога пролетела незаметно, хотя вздремнуть удалось не так уж много времени. Польскую границу миновали минут за пятнадцать. Молодые польские пограничники собрали все паспорта и, проштемпелевав их, тут же раздали прямо в автобусе. Зато на российской границе пришлось выходить с вещами, которые пропускали через электронный досмотр. Пограничники интересовались конечной целью поездки и сроками возвращения.

Несмотря на меры предосторожности на российской стороне, воодушевление в автобусе было довольно высоким. Сидевшая сзади меня русская немка, ехавшая на встречу с сокурсниками по институту в Новосибирск (после почти полувека разлуки), при пересечении российской границы воскликнула: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет».

Путь до самого Калининграда занял немного времени, и те, кто должен был сразу же лететь самолетом в Москву, были в городе пересажены на такси, заблаговременно заказанные организаторами поездки – калининградской межгородской автобусной станцией. Логистика была на самом высоком уровне.

Меня в помещении межгородского вокзала уже ожидали друзья, которые отвезли в гостиницу, а через пару дней в аэропорт «Храброво», откуда я благополучно улетел в Москву. Другим вариантом был железнодорожный путь через Литву. Но он был дольше и дороже по цене.

Я ранее бывал в Калининграде в 70-х и 90-х годах прошлого века. Должен признать, что город преобразился и превратился в настоящий туристический аттракцион. Наиболее притягательными точками его стали порт, фортификационные сооружения, которые сначала русской армии, а потом советской пришлось брать штурмом соответственно в Первой, а потом во Второй мировых войнах, и Кафедральный собор. Поэтому и на этот раз (как и полвека тому назад) я счел необходимым поклониться могиле великого философа Иммануила Канта у Кафедрального собора бывшего Кенигсберга.


Читайте также


Съедят на двоих вкуснейший бретонский блин и рассмеются…

Съедят на двоих вкуснейший бретонский блин и рассмеются…

Вера Бройде

Писательница Мари Шартр о том, что жизнь отличная штука, если ее подсластить

0
627
В Германии тоскуют по канцлерству Меркель

В Германии тоскуют по канцлерству Меркель

Олег Никифоров

В Москве нет однозначной оценки правления политика-долгожителя

0
704
Белоруссия отвечает асимметрично на ограничения ЕС

Белоруссия отвечает асимметрично на ограничения ЕС

Дмитрий Тараторин

Страны Балтии запретили въезд белорусским машинам, а Минск расширил безвизовый допуск в страну

0
882
Константин Ремчуков. Пекин подверг цензуре речь премьера Ли Цяна на Летнем форуме в Давосе

Константин Ремчуков. Пекин подверг цензуре речь премьера Ли Цяна на Летнем форуме в Давосе

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в КНР по состоянию на 15.07.24

0
1074

Другие новости