0
4785
Газета Главная тема Печатная версия

09.11.2022 20:30:05

Уж если кто благочестив – то это библиофилы

Михаил Сеславинский рассказал историю семьи и родины при помощи экспонатов из книжной коллекции

Тэги: нижний новгород, библиофилы, сеславинский, книги, альбом, история, автографы, коллекции, уэллс, розанов, саша черный, шарль нодье


42-9-2480.jpg
Михаил Сеславинский вспоминает свои годы
в пионерии и комсомоле.
Об авторе этой прекрасно изданной книги, куда, как сказано в аннотации, вошли «автографы, редкие книги, рисунки и гравюры из обширного собрания» Михаила Сеславинского, подробно сказано в конце альбома, мы же с этого начнем. Итак, Михаил Сеславинский: «…общественный, государственный и интернет-деятель, исследователь книжной культуры, библиофил… Родился 28 февраля 1964 года в Дзержинске. Окончил историко-филологический факультет Горьковского государственного университета… В 1990 году был избран народным депутатом РСФСР по Дзержинскому территориальному округу № 364… В 1993–1998 годах – депутат Государственной думы... В 1998–1999 годах – руководитель Федеральной службы по телевидению и радиовещанию… С февраля 2011 года – председатель совета Национального союза библиофилов… Автор и составитель более 20 книг и сборников, более 300 публикаций на гуманитарные темы... Кроме того – автор сборника детских рассказов «Частное пионерское»… ».

Сам автор предваряет свой альбом так:

«Говоря о своем собрании, хочу пояснить следующее. Оно действительно весьма масштабное и разностороннее. Активно формировалось на протяжении последних 30 лет. Мне повезло с тем, что многие старые книжники охотно расставались со своими богатствами, уступая их в мою пользу, ибо понимали, что волнующие их экземпляры не уйдут на перепродажу на аукционы или в другие руки, а будут долгие годы бережно сохраняться, описываться и экспонироваться».

И далее, о краеведческой стороне издания:

«Во все времена своей собирательской деятельности я отчетливо тяготел к истории родного края. Старался не пропускать редкие книги, автографы писателей-нижегородцев, различный изобразительный материал. Часть этих предметов уже была представлена в моих книгах и статьях прошлых лет. Но, когда появилась возможность консолидировать основную часть материала и собрать ее в один альбом, я с энтузиазмом взялся за работу».

42-9-16250.jpg
Нижегородские мотивы
в собрании Михаила
Сеславинского.
Альбом-каталог.– Н. Новгород:
ООО «БегемотНН»,
2022. – 464 с.
И – куда от этого деться – о дне сегодняшнем, о ситуации в стране и мире: «Финальная часть подготовки альбома и его полиграфическое воплощение проходили в экстремальных условиях. Наша страна и окружающий ее мир кардинально изменились. Рубль стремительно обесценился, бумага и расходные полиграфические материалы серьезно выросли в цене. Но главное – все мысли сконцентрированы на надежде о завершении боевых действий и восстановлении мира и спокойствия».

Перед нами, конечно, прежде всего альбом, коллекция. Но за каждым элементом этой коллекции – целая эпоха, целая судьба, буря и натиск страстей. И поэзия, и проза жизни. Вот автор цитирует Василия Розанова: «Уж если кто благочестив – то это библиофилы. На том свете, я воображаю, будет заготовлена особая комнатка – «Библиографическое отделение», где седые, я думаю, толстенькие из себя (от постоянного сидения) старички, нахмурив ужасно лоб, будут перелистывать книги в переплете maroquin, с золотыми когда-то и теперь, то есть уже в то «райское время», почерневшими обрезами, с местами порванными страничками и со вздохом над каждым таким порванным местом...»

Восхитительные строки, что и говорить. Сеславинский соглашается с философом, пишет: «Конечно же, вера в существование такой комнаты на небесах значительно облегчает «земную юдоль» и поддерживает в часы раздумий о неизбежной кончине бренного пути. Да и переход к небесной жизни в нашей среде может происходить не так прозаически, как у обычных людей. Неплохую болезнь описал Шарль Нодье в повести «Библиоман», вышедшей в свет в 1831 году. Ее герой Теодор заболевает «марокенной манией», или «горячкой библиомана», от которой и умирает, в последние минуты прижимая к груди переплеты известного парижского мастера Тувенена... Нынешние библиофилы и коллекционеры в 90% случаев – это состоявшиеся люди, за плечами которых успешная трудовая деятельность... Но эти чудаки воистину спасают мир».

42-9-3480.jpg
По писательским автографам
сейчас изучают историю.
Да, это ведь все тоже красота, и ее страшная сила – это, похоже, та единственная сила, которая все еще в силах попытаться спасти наш мир.

Знаете, все не процитируешь, обо всем не расскажешь. Поэтому мы выхватываем – на лету и часто наугад – жемчужины. Не только и не столько библиофильские, а исторические, литературоведческие. Сеславинский цитирует эпиграмму Саши Черного:

Пролетарский буревестник,

Укатив от людоеда,

Издает в Берлине вестник

С кроткой вывеской «Беседа».

Анекдотцы, бормотанье –

(Буревестник, знать, зачах!) –

И лояльное молчанье

О советских палачах…

И пишет: «Эпиграмма впервые опубликована в парижской «Русской газете» 2 ноября 1924 года. Драматизм публикации в том, что ранее отношения Горького и С. Черного были доброжелательными... Литературно-научный журнал «Беседа» выпускался Горьким в Берлине в издательстве «Эпоха» с июня 1923-го по март 1925 года. Горький привлек к журналу и европейских писателей (в том числе Р. Роллана и Г. Уэллса). Стараниями Горького журнал занимал умеренно-академическую позицию и все-таки не был пропущен в советскую Россию».

А что вы хотели? Сто лет почти прошло. Но ничего не меняется и никогда не изменится: люди остаются людьми, власти остаются властями…

42-9-1480.jpg
Вот так увидела «Библиофильский рай»
художница Ирина Дмитренко.   
Иллюстрации из книги
Для истинного коллекционера его коллекция – это вся его жизнь. Вот и Сеславинский из таких, и первая глава книги – тому доказательство. Он вроде бы рассказывает о своем родном городе Дзержинске Горьковской области, в котором прошли его детство и юность, излагает историю своей семьи, вспоминает судьбы своих дедов и прадедов, а получается, что представляет экспонаты из своего библиофильского собрания. Впрочем, верно и обратное: упоминая дорогие ему книги, хранящиеся в его коллекции, библиофил выливает на бумагу историю его рода. И не сухо, фактографически, а ярко – в сюжетах и картинках. Он вспоминает, что в их доме никогда ничего не выкидывалось: билеты, программки, афиши, открытки… Вся эта мелкая бумажная дребедень, которая поначалу никем обычно не ценится, а потом становится приметами эпохи. Михаил Вадимович рассказывает о своем отце, адвокате Вадиме Михайловиче Сеславинском – заядлом любителе книг. Всех книг, включая самые обычные, – на раритеты в те времена средств не было. Он приучил сына любить книгу, с ним юный Михаил выходит на свои первые «книжные охоты». По рекомендации отца Михаил Вадимович познакомился с ушедшим в этом году маститым библиофилом, знатоком поэзии, составителем едва ли не самого полного справочника поэтов ХХ века Львом Турчинским, дружбой с которым Сеславинский невероятно гордится.

Вторая глава посвящена автографам. В ней воспроизводятся подписи Гайдара и Горького, Леонида Андреева и Бориса Корнилова, Мариенгофа и Мельникова-Печерского… Здесь есть не только весьма фривольные рисунки Эдуарда Лимонова, но даже выкройки брюк клеш, которые будущий писатель шил во времена своей юности.

Отдельные главы книги посвящены художникам русской эмиграции, редким тематическим изданиям, ну и, конечно, Александру Сергеевичу Пушкину. И все это, повторимся, пропущено через судьбу библиофила Михаила Сеславинского и проиллюстрировано экспонатами из его коллекции…

Новая книга тесно связана с предыдущими изданиями Сеславинского, такими как «Искусство автографа» и «Мой друг Осип Мандельштам». Да что там – все в книжном мире связано. Вот так история оказывается неотрывна от книжной индустрии, а судьба – от книги.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


КПРФ уходит из оппозиции на карантин

КПРФ уходит из оппозиции на карантин

Иван Родин

Генеральная линия партии будет параллельна курсу власти

0
456
Малаховка, Пушкино, Гагино…

Малаховка, Пушкино, Гагино…

Елена Лебедева

По подмосковным местам самого знаменитого русского баса

0
121
Споры вокруг «Великого немого»

Споры вокруг «Великого немого»

Андрей Мартынов

Между антиискусством и неповторимой магией

0
140
Император милосердия полон…

Император милосердия полон…

Александр Милошевич

Сдача и гибель русского революционера Федора Достоевского

0
181

Другие новости