0
2301
Газета Телевидение Печатная версия

13.04.2007 00:00:00

О документалистике и о мечте

Тэги: максимовская, барковская, рен тв, прокопенко, беслан, нордост


максимовская, барковская, рен тв, прокопенко, беслан, норд-ост Оксана Барковская: «Нет ничего интереснее человеческой истории».
Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

Со времен своего создания канал РЕН ТВ славится умными женщинами. Мы не забыли Ирэну Лесневскую, Ольгу Романову, сегодня с удовольствием смотрим передачи Марианны Максимовской, Оксаны Барковской┘ Последней – слово.

– Оксана, вы давно и успешно занимаетесь телевизионной документалистикой. Почему в этом сезоне вдруг стали ведущей программы «Частные истории», «самой умной из гламурных и самой гламурной из умных», как написано на сайте РЕН ТВ?

– После того как Лесневские продали свои акции, наш канал бросало из стороны в сторону, что ни для кого не секрет. Новые совладельцы канала, я имею в виду немецких акционеров, хотели, чтобы были игры, ток-шоу и все такое прочее, а документалистики не хотели. Нам с Игорем Прокопенко (заместитель гендиректора РЕН ТВ по документальному вещанию, соавтор и муж Оксаны Барковской. – «НГ») категорически об этом никто не заявлял, но топ-менеджмент канала выдавливал документалистику из сетки. Можно было уйти в никуда, но был и шанс, что канал выправится...

Так и произошло. «Частные истории» задумывались как программа о «звездах». Которые поначалу боялись к нам идти (их столько «макали», что оно и понятно). И тогда я пошла по своим «звездным» друзьям. После чего и остальные «звезды» сначала осторожно, потом смелее пошли на программу. А потом их директора сами стали звонить: «Хотим к вам». На сегодняшний день сюжетов 30 готовы и ждут своей очереди. В последнее время концепция программы поменялась, «посерьезнела» – теперь это авторский проект. Мы достаем из небытия кумиров 20-летней давности и рассказываем человеческие истории, поскольку нет ничего интересней человеческой жизни. Зритель меня радует: судя по цифрам, он приходит на Збруева, Карцева, Апексимову и уходит с персонажей раздутых и модных. Причем целевая аудитория, что меня поражает, у нас мужская.

– Почему «звезды» у вас в программе «разговариваются» как нигде и ни у кого?

– Мы задаем вопросы, на которые им хочется отвечать. Не выворачиваем их грязного белья. Просто по-человечески общаемся. Что касается стеба про гламурность на сайте┘ Мне кажется, гламур скоро уйдет, это явление быстротечно.

– Куда ж они все денутся, его славные представители?

– Станут антигламурными персонажами. Мы проживаем сейчас то, что Запад давно пережил. И в общем, и в частном. К примеру, проект «Звезды на льду», который на нашем телевидении только что прошел на ура, показывали в Америке 20 лет назад.

– Как сейчас складываются дела с документалистикой на РЕН ТВ?

– Самым замечательным образом: можно сказать, что документалистика сейчас стоит на канале первым номером. Кстати, секрет этого, я думаю, отчасти и в том, что Станислав Прибылов, который сменил немецких управленцев, сам в прошлом документалист. Сейчас мы идем в прайм-тайм (22.00), фильмы проектов «Чрезвычайные истории», «Детективные истории», «Секретные истории», «Фантастические истории» иногда по рейтингу даже переплевывают популярный сериал «Солдаты». Что раньше казалось нам недосягаемым. А в мае по выходным на РЕН ТВ будет идти классика российской документалистики – фильмы Сергея Мирошниченко, Виталия Манского, Тофика Шахвердиева┘ Это, кстати, тоже заслуга Прибылова. Зритель кроме столь нынче распространенной по всем каналам псевдодокументалистики должен видеть настоящее документальное кино.

– Эфирное кино отличается от фестивального?

– Конечно! Нельзя также путать документальное кино и документальные телевизионные проекты. Мы с Игорем Прокопенко были первопроходцами – пять лет назад придумали проект «Отражение», где о разных социальных явлениях рассказывалось доступным языком, применялись реконструкции┘ Эта тенденция была подхвачена, нынче она доведена до крайности – все знают примеры «документалки-аморалки» (термин телекритика Ирины Петровской), когда все – на потребу и нет ничего святого. Кстати, рейтинги «документалки-аморалки» в последнее время упали.

– Ваши фильмы явно и фестивальные тоже: «Последний звонок Беслана», «Люба-Любочка┘» о Полищук. «Дневник с того света» о «Норд-Осте» получил «Лавра» – национальную премию в области неигрового кино и телевидения..

– «Дневник┘» был запрещен к показу в России, и если бы не помощь Анны Политковской, которая забрала у меня кассету и нелегально вывезла ее в Америку┘ В Сан-Франциско фильм получил «Золотые ворота», после чего его, хоть и с купюрами, показали у нас и присудили «Лавра». Пробился, что называется, обходным путем. «Любу-Любочку┘» я тоже отдам на «Лавр». Любовь Григорьевна за свою жизнь не получила ни одной большой премии вроде «Ники», и мне бы очень хотелось отдать «Лавр» ее дочери Маше Цигаль. Но на премию ТЭФИ я больше своих фильмов представлять не буду.

– И это говорит трижды лауреат ТЭФИ?

– ТЭФИ пяти-шестилетней давности очень отличается от нынешней. Многие академики не смотрят кассет, которые им присылают, голосуют корпоративно┘ На ТЭФИ-2005 со мной вышла смешная история. Я не являюсь адептом Ходорковского, но отношусь к нему с большим уважением. В тройку финалистов в номинации «Журналистское расследование» прошел мой фильм о нем «Тень государственной важности». Я тогда подумала: «Боже мой, неужели в этой стране не так все плохо?» Но прямо во время торжественной церемонии номинация «Журналистское расследование» из информационного блока вдруг перекочевала в блок развлекательных программ. Осталось только посмеяться: по крайней мере я теперь понимаю, в каком жанре работаю – в развлекательном.

– Есть мнение, что на телевидении жанра расследования нынче не существует...

– Очень распространены псевдорасследования, когда берется «жареная» тема, чтобы привлечь рекламодателей. Когда авторы хотят не разобраться в проблеме, а лишь вызвать к ней поверхностный интерес. Но есть и успешные исторические расследования на канале «Россия», и «Профессия – репортер» на канале НТВ┘ Так что мы с Игорем Прокопенко занимались, занимаемся и дальше будем заниматься журналистским расследованием.

– Оксана, за «Чеченский капкан» вы получили ТЭФИ как продюсер, за «Дневник беглеца» – как автор, а мне всегда казалось, что вы – режиссер. Кто вы на самом деле?

– В каких-то проектах я только автор, в каких-то – еще и режиссер, в каких-то – продюсер (в «Любе-Любочке┘» была сразу всеми ими). В документальном кино – другое технологическое производство, нежели в художественном, и главная фигура – не режиссер, а автор, который должен развернуть тему таким образом, чтобы зритель понял, что же ему хотели сказать. Автор ищет героев, общается с ними в досъемочном периоде, вписывает их в концепцию, пишет закадровый текст, расписывает синхроны┘

– У вас на стадии выхода – фильм «Кровавый развод». «Желтое» название – «обманка»?

– «Кровавый развод» – это развод республик Советского Союза. Были большие сложности со съемками в республиках – ныне отдельных странах, с трудом пробивались чиновничьи кордоны┘ То, что произошло 15 лет назад, не закончилось, оно продолжается. Мы пожинаем плоды того, что тогда натворили сильные мира сего, что натворил сам народ. И что он сейчас продолжает творить. Убеждена, трагедию страны можно показывать только через личные истории, что мы и делаем.

– Оксана, а есть у вас мечта?

– Хочу снять игровой мини-сериал по дилогии Фриды Вигдоровой, это жизнь страны с 37 по 64-й год, и даже выкупила авторские права у родственников. Она единственная выступила на процессе Бродского в его поддержку и умерла от разрыва сердца в 50 лет. Еще хотелось бы писать детские книги, но это уж совсем голубая мечта.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

Евгений Солотин

Рассчитывать на объективность суда сложно, но громкие заявления американских чиновников нуждаются в публичном обсуждении

0
375
Боевой разворот Анкары

Боевой разворот Анкары

Василий Иванов

Турецкие ВВС лавируют между Вашингтоном, Киевом и Москвой

0
578
Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Владимир Зеленский передает Украину в доверительное пользование Польше

0
1038
Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Законодательство по борьбе с противниками спецоперации укладывают в логику статьи 58 УК СССР

0
815

Другие новости