0
1303
Газета Кино Печатная версия

16.02.2017 00:01:00

Аки Каурисмяки заглянул "По ту сторону надежды"

Финский режиссер со свойственными ему иронией и гуманизмом рассуждает на тему мигрантов

Тэги: кинофестиваль, берлин, аки каурисмяки, кинокритика

Все статьи по теме "Берлинский кинофестиваль 2017"

кинофестиваль, берлин, аки каурисмяки, кинокритика Сирийский беженец Халед (Шерван Хаджи – на втором плане в центре) быстро становится своим среди финнов. Кадр из фильма

Одним из самых ожидаемых конкурсных фильмов Берлинале была картина «По ту сторону надежды» Аки Каурисмяки – и ожидания эти фильм оправдал. Лаконичной и стильной трагикомедии о сирийском беженце в Финляндии прочат чуть ли не «Золотого медведя». К слову, в прошлом году победила итальянская лента «Море в огне» Джанфранко Рози – тоже о беженцах.

На первых кадрах – унылый урбанистический пейзаж, заводские трубы на фоне голубого неба, гудки пароходов в порту. В куче только что выгруженного на берег угля блестят глаза – молодой Халед (Шерван Хаджи) прибыл в Финляндию из Сирии в поисках убежища. Смыв грязь в вокзальном туалете, он первым делом идет в полицию, где его заставляют заполнить множество бумаг, отправляют в распределитель, потом – на собеседование, чтобы в итоге отказать в праве остаться в стране. Но у Халеда нет выхода и нет дороги назад: вместо дома остались руины и могилы родителей. Сбежав из камеры, молодой человек ночует на улице, где его и находит второй главный герой фильма. Средних лет продавец рубашек Викстром (Сакари Куосманен) только что ушел от жены, уволился с работы и купил ресторан «Золотая пинта» с тремя нерадивыми сотрудниками в придачу. Четвертым станет Халед. 

Каурисмяки верен себе – новый фильм похож на предыдущие и стилистически, и даже сюжетом, если вспомнить, что действие его прошлой картины «Гавр» также происходило в портовом городе и с участием мальчика-мигранта. И это прекрасно: от сине-красной цветовой палитры, «пленочного» качества картинки, всегда немного затемненной в углах и подсвеченной в центре, что делает предметы объемнее, а лица выразительнее, до обязательной живой музыки в кадре, невозмутимых персонажей и обескураживающих диалогов. Комический эффект возникает у Каурисмяки будто бы на пустом месте. Немного абсурдный мир фильма строится не на гэгах, а скорее на пронизывающей повествование доброй авторской иронии. 

Гуманист Каурисмяки не насмехается, а посмеивается, ничем не примечательные, казалось бы, герои с их непроницаемыми лицами и слоновьим спокойствием – сами по себе ходячий анекдот. Викстром и его команда из повара, швейцара и официантки вызывает смех одним своим появлением на экране, и по отдельности, и вместе. Чего стоит момент, когда для привлечения большего количества людей эти горе-рестораторы переделывают свое заведение в японский ресторан и, нарядившись в самодельные кимоно, начинают лепить суши из слегка просроченной селедки, не имея ни малейшего представления ни о технологии, ни о том, что васаби – очень острый соус. Юмор – в мельчайших деталях, во взглядах и движениях. Каурисмяки не показывает, к примеру, как реагируют японские туристы на суши от команды Викстрома, достаточно посмотреть, как те провожают гостей, выстроившись у выхода и понуро склонив головы.

Сириец Халед принимает правила игры и быстро становится своим среди этих людей. Несмотря на цвет кожи и страну происхождения, он вдруг оказывается как две капли воды похожим на финнов. А те принимают его к себе, каким бы нелегальным и опасным ни было это мероприятие. В беженцах в отличие от многих коллег-кинематографистов Каурисмяки видит обычных людей, сегодня, здесь и сейчас, оказавшихся в беде. Конечно, описанная им ситуация слишком уж идеализирует действительность, кинематографически сглаживая углы, но на деле выглядит куда более честным, искренним, верным высказыванием на тему, чем тот же фильм итальянца Рози – между прочим, документальный. «По ту сторону надежды» рассказывает про ту самую надежду, в праве на которую нельзя отказывать ни другим, ни себе. 

Несмотря на, казалось бы, острую и злободневную тему ленты, ее герои далеки от политики, они обычные люди, в которых нет подогретой искусственно, ничем не обоснованной ненависти к чужакам. Ведь если присмотреться, может, они окажутся не такими уж и чужаками. И будут, как Халед, самоотверженно нарезать суши из селедки во имя общего дела. Каурисмяки не говорит о политике вслух, избавляется от любого намека на трагедию и даже драму, даже присутствующую в картине банду националистов делает весьма комичной, несмотря на всю серьезность их намерений. И финал оставляет открытым – каждый додумает его в меру своего гуманизма.

Берлин


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Росомаха встретил старость

Росомаха встретил старость

Наталия Григорьева

В новом фильме про Людей Икс Хью Джекман играет немолодого супергероя

0
1245
На Берлинском кинофестивале любовь победила политику

На Берлинском кинофестивале любовь победила политику

Наталия Григорьева

"Золотой медведь" достался венгерской картине "О теле и душе" режиссера Ильдико Эньеди

0
1939
Берлинале: фильмы про писателя, художника и мертвого кролика

Берлинале: фильмы про писателя, художника и мертвого кролика

Наталия Григорьева

Из немецких режиссеров больше всех шансов на приз у Фолькера Шлёндорфа

0
1603
Феминистский триллер может выиграть Берлинале

Феминистский триллер может выиграть Берлинале

Наталия Григорьева

На фестивале лидируют фильмы женщин-режиссеров – о проблемах женщин

0
1309

Другие новости

24smi.org