0
3827
Газета Кино Печатная версия

19.03.2020 19:39:00

Дневник Анны Франк превратился в киноманифест против нацизма

Итальянские режиссеры показали, что значит Холокост и для переживших его, и для современного поколения

Тэги: документальное кино, дневник, анна франк, параллельные истории, холокост, война


документальное кино, дневник, анна франк, параллельные истории, холокост, война Современная героиня, как и Анна Франк, ведет дневник, но в смартфоне. Кадр из фильма

В Москве в 49 кинотеатрах показали документальную картину итальянских режиссеров Сабины Федели и Анны Миготто «Анна Франк. Параллельные истории». Это фильм о судьбе еврейской девочки, чье имя стало одним из символов Холокоста и чей дневник, написанный во время жизни в подполье, стал одним из самых важных документов, обличающих нацизм.

В России (да и в мире, конечно) уже несколько лет продолжается бум документального кино, или «кино нон-фикшен», как его принято называть. С каждым годом эти ленты становятся все интереснее; их стараются увидеть, не пропустить. В обществе появился запрос – киноиндустрия отвечает на него.

Из подобных лент последнего времени хочется порекомендовать всем возрастным категориям от средней школы (и в 10 лет многим детям понятны очевидные людские поступки – подлость, преступления одних и безысходность, несчастья других) до поздних пенсионных лет фильм итальянских режиссеров Сабины Федели и Анны Миготто «Анна Франк. Параллельные истории».

Кто такая Анна Франк, образованное большинство, очевидно, знает, то же образованное большинство знает и кто такая Хелен Миррен. Дневник Анны Франк «Убежище» на Западе изучают в школах, а фильмы с Хелен Миррен регулярно собирают полные залы. Какая связь между Анной и Хелен? Что общего между еврейской девочкой, погибшей в конце войны в концлагере Берген-Бельзен, и оскароносной британской актрисой с русскими корнями?

Анна Франк до 15 лет вела дневник, опубликованный уже после ее смерти в 1947 году. Дневник, ставший одним из многочисленных документальных свидетельств преступлений нацистов и обличительным документом от лица многомиллионных жертв. Хелен Миррен читает этот дневник на камеру почти через 75 лет после освобождения лагеря Берген-Бельзен. Читает, как только она может прочесть. Мастерски, проникновенно, без искусственной трагичности, пытаясь понять чувства 15-летней девочки. Читает, осмыслив своим возрастом, опытом, прожитыми на сцене и в жизни годами весь ужас последней большой войны.

Анна писала дневник, прячась в укрытии от ежеминутной, ежесекундной угрозы – и Хелен читает его внутри Убежища, но когда снаружи уже ничто не угрожает. И это не просто чтение записок девочки-подростка из далекого прошлого. Это предупреждение об угрозах нынешних и будущих. Это своеобразный манифест, манифест режиссеров, Хелен Миррен, съемочной группы и всех прогрессивных современников.

Параллельно сюжетной линии Анна–Хелен проходит еще одна – послевоенная жизнь бывших узниц того же лагеря: истории пяти женщин, переживших Холокост. Франк могла бы быть их ровесницей. Они выжили, они смогли спастись в отличие от Анны, ее сестры Марго и их мамы. Они живут не за Анну и не за Марго, они просто живут – назло и вопреки. С чудовищными воспоминаниями, с лагерными номерами на руках, с не проходящей годами болью и настоящим, очень простым человеческим счастьем, в котором главное – дети, внуки, правнуки – продолжение их собственных жизней и жизней замученных, загубленных родных, близких, знакомых и незнакомых, о которых они вспоминают.

Похожи ли их жизни на ту, которой после войны смогла бы жить Анна, если бы не погибла в Холокосте? И да и нет. Наверное, они существовали бы параллельно друг другу и их пути вряд ли могли пересечься, разве что в подобном фильме о Холокосте. Анна могла бы стать известной журналисткой или талантливой писательницей (задатки видны в ее дневнике). А может, она была бы просто счастливой женой и матерью, кто знает?

У истории действительно нет сослагательного наклонения даже в самых трагичных случаях. Если бы, но... Нет никаких «если бы» и «но», увы. Выжившие пожилые европейские дамы прекрасны сами по себе – своими жизнями, своими историями, которые нужно слушать, знать, пересказывать. И снимать документальные фильмы, такие как этот. Ведь свидетели уходят, с каждым годом все меньше и меньше тех, кто пережил то страшное время, прошел через адские муки и пытки, через унижения и преследования, через невероятную тягу к жизни в самых невыносимых условиях. Им надо внимать, запоминать, записывать, фиксировать их рассказы и бережно сохранять для следующих поколений.

Третья параллель в сюжете – художественная. Современная девушка, условная Анна 75 лет спустя после жизни той, реальной Анны Франк. Она тоже ведет дневник, но электронный, в айфоне, транслируя свои размышления через соцсети и тем самым рассказывая о трагедии своему поколению. Все ее коротенькие записи-тезисы начинаются хештегом. Она проезжает путь Анны и ее семьи от первого (тогда еще спасительного) переезда из Германии в Голландию до конечного пункта в их жизни.

Анна Франк в дневнике обращалась к некой Китти (воображаемой подруге), современная девушка обращается в своем дневнике к Анне. Обе размышляют о жизни. Анна Франк – о жизни до войны, жизни в убежище и возможной будущей жизни, которой у нее, увы, не случится. Современная исследовательница трагедии прошлого осмысляет жизнь Анны, жизнь общества в то время, трагедию евреев. Она задумывается о нашем мире, в котором по-прежнему много крови, войн, гонимых – и о том, как победить зло, попытаться избежать подобных Холокосту трагедий в будущем. Как увидеть благополучным нам еще что-то вокруг и рядом, кроме современной, красивой, сытой, относительно спокойной жизни. Как понять и принять, что чужой, другой, непохожий – не обязательно враг.

Режиссеры подводят фильм к кульминации – пересечению параллелей (которые, как известно, не пересекаются), когда Анна из прошлого (Хелен Миррен) и современная молодая исследовательница Холокоста встретятся (незаметно для последней, но очевидно для первой) в Убежище.

…Пронзительный, нужный, не перенасыщенный художественным вымыслом и тяжелейшими кадрами хроники фильм. Именно такой, какой необходимо показывать детям, чтобы «никогда больше...». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Хезболле» испортили праздник

«Хезболле» испортили праздник

Геннадий Петров

Неопознанные самолеты появились над южным Ливаном в годовщину вывода оттуда израильских войск

0
388
Госплан в Китае дал осечку

Госплан в Китае дал осечку

Владимир Скосырев

Главной опорой власти становится частный сектор

0
1459
Халифу Хафтара может спасти российская авиация

Халифу Хафтара может спасти российская авиация

Игорь Субботин

Правительству в Триполи угрожают дать отпор с воздуха

0
1117
Святые встретились с обнаженными богами

Святые встретились с обнаженными богами

Дарья Курдюкова

Пушкинский музей рассказывает свою историю войны

0
1340

Другие новости

Загрузка...
24smi.org