0
1736
Газета Печатная версия

05.02.2007

Наследие Туркменбаши

Шохрат Кадыров

Об авторе: Шохрат Кадыров - доктор исторических наук, профессор Норвежского института внешней политики.

Тэги: ашхабад, туркменбаши, власть

В Туркмении впервые пройдут выборы президента. Москва останется приоритетным партнером.

ашхабад, туркменбаши, власть Место президента Туркмении пока еще пустует.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

11 февраля народ Туркмении пойдет на первые за двадцать лет президентские выборы. Причем внеочередные. В конце декабря прошлого года умер президент Сапармурат Ниязов, который правил страной 21 год. Внезапная смерть Ниязова, несмотря на официальные заявления о приверженности прежнему курсу во внутренней и внешней политике, породила много вопросов.

Не только врач

Преемником власти стал домашний врач президента – вице-премьер Гурбангулы Бердымухаммедов, первым узнавший о смерти Ниязова и связавшийся сразу не с парламентом, а с Советом безопасности, на котором и было принято решение нарушить Конституцию. Поступи домашний врач иначе, он, а с ним и Акмурат Реджепов (начальник службы охраны президента) могли попасть за решетку по указу председателя парламента Овезгельды Атаева (ныне арестованного) по обвинению в смерти президента. Хотя руководство Туркмении оказалось готовым к кончине Ниязова, однако никаких фактов, что Туркменбаши помогли умереть, нет.

Легитимная нелегитимность

Назначенный решением Совета безопасности на следующий день после смерти Туркменбаши и.о. президента Гурбангулы Бердымухаммедов уже признан, судя по телеграммам соболезнований, основными государствами мира и соседями Туркмении. Если бы кончина Туркменбаши случилась до 2001 г., когда отношение мировых СМИ к нему в целом можно назвать снисходительно-ироническим, то, возможно, реакция международного сообщества была бы другой. За это время в прессе было опубликовано множество статей, в которых обращалось внимание на факты процедурных нарушений Ниязовым Конституции и формирование культа личности вождя. После такой «артподготовки» смена власти в Туркмении воспринималась большинством как свет в конце тоннеля. Отсюда восторжествовавшая в умах политиков мысль: с нелегитимным руководством борьба нелегитимными методами может быть признана легитимной.

Не переворот, а поворот

Тем не менее в стране взят новый курс на постепенную либерализацию и переход от монократического к олигархическому правлению. С одной стороны, голословные обещания продолжить политику Туркменбаши и ни слова о демократии, с другой – конкретные меры: возвращение к прежней системе высшего и среднего образования, полноценной системе пенсионного обеспечения, свободному доступу в интернет и даже открытие железнодорожного сообщения с Россией. Главное, что можно вынести из предвыборных обещаний основного претендента на пост главы государства Гурбангулы Бердымухаммедова, – в Туркмении произошел не переворот, а поворот, возвращение к понятной миру эволюционной модели. А это, по существу, отказ от ниязовской концепции «своего», «туркменского», «третьего» пути к ценностям современной цивилизации.

Согласно новым поправкам к Конституции, состав Народного совета расширяется, с одной стороны, это делает этот орган еще более неповоротливым в принятии оперативных решений, а с другой – в него попадают люди уже от новой власти. Немаловажными с точки зрения строительства вертикали власти стали конституционные поправки о предоставлении всем общественным организациям, входящим в Национальное движение «Возрождение» под эгидой президентской Демократической партии, возможности выходить к новому руководству с предложениями самостоятельно.

Кто кем станет

Переходный к олигархическому режиму период правления закономерен, ибо все последние 10–15 лет, если в стране и существовало внутриполитическое противостояние, то не между Туркменбаши и демократами, изгнанными из страны, а с министрами и вице-премьерами. Совокупный итог отставок только за истекший период измеряется сотнями влиятельных, скопивших немалые средства государственных мужей. Указами Ниязова были приговорены к длительным срокам заключения такие влиятельные и вместе с тем одиозные фигуры, как вице-премьеры Реджеп Сапаров, Еллы Курбанмурадов, Дорткули Айдогдыев, генеральный прокурор Курбанбиби Атаджанова, пресс-секретарь Туркменбаши Какамурад Баллыев. Неизвестно, было ли это частью плана олигархов из нового руководства, но если бы все эти фигуры остались у власти, борьба за власть после Ниязова была бы куда более острой.

Проведенная в последние годы зачистка высшего эшелона власти освободила постниязовское руководство от необходимости устраивать кадровую чехарду, по крайней мере, перед выборами нового президента. В то же время уже известны представители новой правящей элиты. Это и.о. президента Гурбангулы Бердымухаммедов, работавший в правительстве Ниязова последние 10 лет, пять из которых – на посту вице-премьера по науке, образованию и здравоохранению (стоматолог, кандидат медицинских наук). Помимо него будущее высшее руководство обновится за счет нынешних кандидатов в президенты; членов Совета безопасности: министра обороны, генерала армии, вице-премьера Агагельды Мамедгельдыева (однокашник и.о. президента по медицинскому институту, врач-педиатр, он же секретарь Совбеза), министра внутренних дел генерала Акмамеда Рахманова (41 год), министра государственной безопасности, генерал-лейтенанта Гельдымухаммеда Аширмухаммедова (49 лет), генерального прокурора Мухамметкули Оглушкова (42 года) и пяти губернаторов областей страны. Наконец, как полагают все эксперты, и с этим трудно не согласиться, новой и ключевой фигурой публичной политики станет Акмурат Реджепов (55 лет), начинавший руководить службой безопасности еще при первом секретаре ЦК КПТ Махамедназаре Гапурове.

Парадоксально, но со дня смерти Ниязова, ни в одном официальном документе временного правительства, ни в СМИ имя Реджепова ни разу не упоминалось. Неизвестно, является ли он официально членом Совбеза или назначенным после кончины Туркменбаши председателем. Этот факт заставляет задуматься о возможности и желании самого Реджепова заниматься публичной политикой, что не исключает назначения его на пост председателя Совбеза. Согласно поправкам, внесенным в Конституцию после кончины Ниязова, Совбез стал высшим органом, правомочным брать на себя правление в случае, если «президент или председатель Народного совета по тем или иным причинам исполнять свои обязанности не может». Таким образом, юридически оформлен статус Реджепова, которым он фактически обладал и обладает как минимум уже год.

Новые поправки к Конституции дают основание полагать, что будущий президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов 14 февраля 2007 года, как и Туркменбаши, будет избран председателем Халк Маслахаты (Народного совета). Бердымухаммедов, как нельзя лучше подходит на этот пост. Ему 49 лет, а согласно новым поправкам к Основному Зкону, председателем Народного совета может быть избран гражданин Туркмении не моложе 40 лет (ранее было «не моложе 50 лет»). Назначение на эту должность иного человека представляет опасность, так как по Конституции президент подотчетен Народному совету и его председателю. Поскольку президент является и главой исполнительной власти, вопрос о том, кто будет возглавлять кабинет министров, не стоит. Добавим к этому, что никто не отменял положения старой Конституции о том, что Туркмения является республикой с президентской формой правления с широким перечнем полномочий. Вакантной остается должность председателя парламента, однако этот орган согласно новым поправкам Конституции полностью утратил ключевое значение, ибо в чрезвычайной ситуации власть переходит к председателю Совбеза.

Шаг назад и два вперед

Одно из главных достоинств наследия Туркменбаши – стабильность. Она нужна и новому руководству, но уже не ради нее самой, а чтобы подготовить и провести адекватные правовые и административные реформы, создать базу для сбалансированного перераспределения власти, существенно расширив в ней представительство этнических и социальных групп. Тактика «шаг назад и два вперед» самое оптимальное, что позволит новому руководству Туркмении вывести страну на новый уровень развития.

Впрочем, новое – это хорошо забытое старое. И потому суть нового курса – выбить козырную карту у оппозиции, как в эмиграции, так и внутри страны. Новая власть попытается перенять часть их лозунгов и требований, присвоив их себе, и таким образом получить поддержку населения. Лозунги, касающиеся модернизации, будут осуществлены, но не для народа, а для олигархов. Конечно, это не демократия, но шаг к ее развитию.

Другим обстоятельством, толкающим новое правительство к реформам, является нелегитимность этой власти, выразившаяся в назначении Гурбангулы Бердымухаммедова и.о. президента. Быстрое появление нового властителя типа Туркменбаши общество не поймет.

Роль России

Говоря о роли России, следует помнить о 25-летнем газовом соглашении 2003 года. После подписания этого документа перед Россией стояла только одна проблема – преемника Туркменбаши. Москве нужен был человек, который бы твердо согласился соблюдать условия контракта. Только так Москва могла быть уверена в том, что газовое соглашение останется в силе. И пока никто из кандидатов не заявлял о том, что это соглашение надо пересмотреть. Придя к власти, Бердымухаммедов, таким образом, оказался связанным обязательствами с Россией, которые достались ему в наследство от предшественника, поэтому можно говорить о значительном ограничении в выборе геостратегических союзников по сравнению с Туркменбаши. Впрочем, и Ниязов, и Бердымухаммедов – протеже России.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сергей Миронов: Почему растет отчуждение российской бюрократии от народа

Сергей Миронов: Почему растет отчуждение российской бюрократии от народа

Сергей Миронов

Власть с ограниченной ответственностью

0
2933
Нужна ли России новая Конституция

Нужна ли России новая Конституция

Яков Пляйс

Размышления по поводу 25-летия Конституции 1993 года

0
1147
Константин Ремчуков: Человек номер два, как точка сборки качественных решений на этаж ниже Путина, отсутствует

Константин Ремчуков: Человек номер два, как точка сборки качественных решений на этаж ниже Путина, отсутствует

0
4798
Французам предлагают новый общественный договор

Французам предлагают новый общественный договор

Игорь Субботин

Париж может пересмотреть систему распределения богатства

0
978

Другие новости

Загрузка...
24smi.org