2
2650
Газета Экономика Печатная версия

10.02.2019 20:02:00

Даже слабый рубль не помогает импортозамещению

Экономика пока не преодолела товарную зависимость от других стран

Тэги: экономика, таможня, импорт, эмбарго, импортозамещение, фтс, росстат, рубль, девальвация

Все статьи по теме "Санкционные войны"

экономика, таможня, импорт, эмбарго, импортозамещение, фтс, росстат, рубль, девальвация В прошлом году физический объем импорта легковых автомобилей вырос почти на 10%. Фото с сайта www.vl.ru

Таможенная статистика выявила новую тенденцию. В прошлом году впервые за время действия продовольственного эмбарго импорт в РФ вырос, несмотря на падение рубля к доллару. Обычно импорт, наоборот, повторял динамику российской валюты, то падая вслед за ней, то восстанавливаясь. Так, в 2014–2016 годах импорт сокращался не столько даже из-за успехов импортозамещения, сколько из-за обвала рубля и снижения доходов населения. Но теперь, как поясняют эксперты, о себе дает знать отложенный спрос на ту продукцию, для которой отечественные производители не смогли создать удовлетворительных по цене и качеству аналогов.

Российское импортозамещение «буксует», несмотря на, казалось бы, созданные для некоторых отечественных производителей тепличные условия. По итогам 2018-го весь импорт в РФ вырос в стоимостном выражении примерно на 5%, сообщает Федеральная таможенная служба (ФТС). Импорт продовольственных товаров увеличился на 2,4%, машин и оборудования – на 2%, химической продукции – на 8%. Такое увеличение произошло на фоне нового витка девальвации. Курс рубля к доллару снизился в 2018-м в среднем на 8%.

Разнонаправленная динамика импорта и курса рубля, когда объемы поставок из-за рубежа увеличиваются, несмотря на ослабление российской валюты, фиксируется впервые после 2014 года. В 2014-м, во-первых, было введено продовольственное эмбарго в ответ на антироссийские санкции, а во-вторых, Центробанк (ЦБ) перешел к таргетированию инфляции и режиму плавающего валютного курса.

На необычные итоги года для внешней торговли указали, в частности, специалисты Института экономической политики им. Гайдара и Академии при президенте (РАНХиГС). «После перехода ЦБ к политике таргетирования инфляции в 2014 году на протяжении нескольких лет динамика стоимостных объемов импорта фактически повторяла динамику курса рубля. Однако после снижения его реального курса к доллару в 2018 году сокращения импорта не последовало», – сообщили они в своем мониторинге.

В течение 2014–2016 годов в РФ существенно снижался импорт. Как следует из статистики ФТС и Росстата, в 2016-м по отношению к 2013-му стоимостные объемы импорта сократились примерно в 1,7 раза. Курс рубля к доллару за тот же период снизился в среднем в два раза. Более того, в течение 2014–2016 годов сокращались поставки не только продовольственных товаров, что еще можно объяснить эффектом российских продуктовых антисанкций, но и важнейших непродовольственных товаров: некоторых видов машин и оборудования, продукции химической промышленности, причем иногда сокращение достигало десятков процентов в год.

Затем, в 2017-м, рубль временно укрепился – в среднем почти на 13% к доллару. Увеличился также импорт – почти на 25%. На десятки процентов выросли поставки как продовольственных товаров, так и машин и оборудования, химической продукции.

По данным ФТС, в товарной структуре импорта основная доля приходится на машины, оборудование, транспортные средства (более 47% по итогам 2018 года). Далее следует продукция химической промышленности – более 18%. Лишь на третьем месте продовольственные товары с долей свыше 12%. На текстильные изделия и обувь приходится около 6%. Тем самым товары народного потребления – важная, но не основная статья импорта.

Эксперты «НГ», однако, указывают, что одних этих цифр для выводов недостаточно, вопрос требует более детального рассмотрения. Например, важно понять, откуда именно завозятся товары. «Если речь идет о Китае, тогда это можно трактовать не как провал импортозамещения, а как рост доходов населения. Люди стали больше покупать товаров народного потребления, осваивать электронные площадки», – говорит член президиума «Опоры России» Ирина Капитанова.

Как сообщает ФТС, основным торговым партнером России в январе–декабре 2018 года среди стран дальнего зарубежья был Китай, товарооборот с которым вырос на 24,5% к январю–декабрю 2017-го. Также в списке ключевых партнеров европейские государства, прежде всего – Германия, товарооборот с которой увеличился на 19,3%.

Однако, уточним, даже некоторое оживление спроса со стороны потребителей и предприятий (спроса, заметим, скорее всего отложенного) вовсе не отменяет тезиса о провалах импортозамещения. Ведь, какой бы ни была финансовая подоплека, покупатели сделали выбор в пользу импорта.

Ранее российские чиновники, в частности теперь экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев, много говорили о так называемом девальвационном гандикапе, который «получили российские производители за счет снижения издержек, пересчитанных в валюту». Более того, ослабление рубля, как ожидалось, должно было подстегнуть внутренний спрос на отечественную продукцию, а не на дорогой импорт.

Улюкаев уверял, что позитивный эффект от ослабления рубля, случившегося в 2014–2015 годах, будет действовать вплоть до 2018 года. Однако почти сразу эти обещания опровергла сама действительность: на практике девальвация в стране была, но экономического, промышленного и инвестиционного бума не случилось, а хроническое снижение доходов заставило население существенно пересмотреть свои потребительские предпочтения (см. «НГ» от 20.01.16).

Некоторые эксперты считают, что отечественным производителям не удалось найти баланс между ценой и качеством, чтобы предложить удовлетворительные аналоги для многих импортных товаров. «В прошлом году окончательно сформировалось понимание того, что программа импортозамещения не работает. Отечественная продукция либо отсутствует, либо слишком дорогая, либо неудовлетворительного качества», – говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

И даже та продукция (например, оборудование), которая преподносится как отечественная, иногда оказывается «переупакованным» импортом, уточняет эксперт. «Товары, которые продаются как отечественные под российским брендом, зачастую оказываются почти полностью импортными. Обладание торговой маркой не делает товар отечественным, – поясняет Исаев. – Сейчас практикуется присваивание своей торговой марки товарам, которые спроектированы, изготовлены и собраны целиком в других странах, в том же Китае. И это не имеет отношения к отечественной промышленности».

«Импортозамещения по широкому спектру товаров действительно не произошло, поскольку продукция с высокой добавленной стоимостью, в том числе для нужд производства, по-прежнему импортируется из-за рубежа», – продолжает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.

«Экономика оказалась неготовой к полной реализации программы импортозамещения: в структуре производимой продукции (а особенно это показательно при производстве высокотехнологической ее части) львиную ее долю все еще занимают импортные составляющие, – отмечает доцент Российского экономического университета Олег Чередниченко. – И даже в тех сферах, где удалось добиться высокой степени локализции, производство российских компонентов минимально».

Об этом же говорит и Жарский: российской лишь отчасти («почти российской») можно назвать практически любую выпускаемую в нашей стране продукцию – «от автомобилей до мяса птицы, поскольку для ее производства нередко применяются иностранные оборудование, технологии, компоненты, а иногда даже сырье». 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


dlz 07:44 11.02.2019

Стоимость электроэнергии для производства товаров в РФ для малого бизнеса в 1,5 раза выше, чем в США и в 2,5 - чем в Китае. У нас не то что недостаточно дешев рубль, у нас у все еще дорога промышленная энергия.

Эдуард 17:02 11.02.2019

Нельзя путать импортозамещение и экономическую самоизоляцию.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков. На гибридную войну Запад ответил гибридным правосудием. Без презумпции невиновности

Константин Ремчуков. На гибридную войну Запад ответил гибридным правосудием. Без презумпции невиновности

0
768
Пространственное развитие требует жертв

Пространственное развитие требует жертв

Анатолий Комраков

Ставка на крупные агломерации может оказаться неэффективной

0
724
Брюссель даст деньги Минску

Брюссель даст деньги Минску

Антон Ходасевич

Белоруссию посетил еврокомиссар Гюнтер Эттингер

0
752
Вассерман и Латыпов о статье Суркова в НГ

Вассерман и Латыпов о статье Суркова в НГ

Нурали Латыпов

Анатолий Вассерман

Зачем ставить телегу впереди лошади? Как перевернуть проблему с идеологической головы на экономические ноги

1
877

Другие новости

Загрузка...
24smi.org