0
4124
Газета Печатная версия

28.06.2017 00:01:00

Низкоуглеродное будущее неизбежно

Цель экологической политики – добиться во второй половине века нулевого уровня антропогенных выбросов парниковых газов

Тэги: экология, промышленность, парижское соглашение, климат, русал


экология, промышленность, парижское соглашение, климат, русал Радикального сокращения выбросов парниковых газов можно добиться только путем перевода экономики на модель низкоуглеродного развития. Фото Reuters

Парадоксальным образом решение президента США Дональда Трампа о выходе из парижских договоренностей по климату, которое состоялось 2 июня, привело к заметной актуализации во всем мире экологической проблематики. Причем касается это не только традиционных экологических движений, политических лидеров, но и корпоративного сектора экономики.

Джон Данилович, генеральный секретарь Международной торговой палаты (ICC), крупнейшей в мире бизнес-организации, сразу же заявил, что интересам международного бизнеса лучше всего отвечает стабильная и эффективная рамочная программа по борьбе с рисками, обусловленными климатическими изменениями. Ущерб от этих рисков уже стоил мировой экономике более триллиона долларов. Парижское соглашение как раз и представляет собой такую программу, сбалансированную и долгосрочную. Вместе с США или без них бизнес продолжит путь низкоуглеродного развития.

По мнению Михаила Юлкина, руководителя рабочей группы по вопросам изменения климата и управления выбросами парниковых газов комитета по экологии и природопользованию Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), Парижское соглашение будет действовать с 2021 года, то есть после окончания срока действия Киотского протокола. И оно будет реализовываться практически весь XXI век.

Соглашение устанавливает следующие основные цели: удержать рост средней температуры в XXI веке существенно ниже 20С от доиндустриального уровня, а по возможности – не выше 1,50С; а для этого добиться во второй половине века нулевого уровня антропогенных выбросов парниковых газов (ПГ), то есть такого положения дел, при котором антропогенные выбросы ПГ балансируются их поглощением (абсорбцией) природными экосистемами. В этот период, считает Юлкин, от всех стран требуется в самое короткое время выйти на пик выбросов ПГ и приступить к их абсолютному сокращению.

Частично проблему сокращения выбросов ПГ можно решить за счет технологий улавливания и захоронения углерода (CCS), и такие проекты в мире уже реализуются (но пока не в России). Радикального же сокращения выбросов ПГ можно добиться только путем перевода экономики на новую модель низкоуглеродного развития, в основе которой должны лежать энергоэффективные и энергосберегающие технологии; виды топлива, источники и способы получения энергии, не связанные с выбросами ПГ.

Как известно, Россия подписала Парижское соглашение 22 апреля 2016 года, но пока не ратифицировала его. Распоряжением правительства РФ от 3 ноября 2016 года № 2344-р утвержден План подготовки к ратификации Парижского соглашения, однако пункта о ратификации в плане нет. Тем не менее российский корпоративный бизнес все активнее втягивается в движение к низкоуглеродному будущему.

Советник председателя правления УК «Роснано» по науке Сергей Калюжный в беседе с «НГ» назвал несколько направлений по борьбе с глобальным потеплением и переходу России к модели устойчивого развития, по которым «Роснано» работает сегодня. «Прежде всего это развитие возобновляемой энергетики, – подчеркивает Сергей Калюжный. – При деятельном участии компании был принят ряд мер государственной поддержки сектора. Параллельно «Роснано» инвестировало в компанию «Хевел», которая производит оборудование для солнечных электростанций и строит сами электростанции. Сейчас процесс уже поставлен на поток. Начиная с этого года «Роснано» начинает работать в области ветроэнергетики и преобразования твердых коммунальных отходов в электричество. Первый крупный ветропарк будет пущен в Ульяновской области осенью этого года. Там же создается международный консорциум по производству оборудования для ветрогенераторов».

Кроме того, целый ряд портфельных компаний «Роснано» работает над производством энергоэффективных материалов и внедрением энергосберегающих технологий (от светодиодного освещения до пеностекла, базальтопластиковой арматуры, «умного» теплосберегающего стекла с нанопокрытием). «В Калужской области с использованием такого рода продукции Группы «Роснано» в прошлом году был сделан капитальный ремонт типового панельного дома. В результате потребление тепловой и электроэнергии снизилось более чем на 20%», – добавляет Калюжный.

Исполнительный директор фонда «Русский углерод» Алексей Шадрин пояснил «НГ», что фонд помогает экономически перспективным проектам, снижающим выбросы парниковых газов, привлекать средства для развития, находить индустриальных партнеров среди наших клиентов в России и на международной арене. «Поддерживаемые нами проекты стали резидентами «Сколкова», получили гранты от Фонда содействия развития, были представлены на Парижской климатической конференции, в Китае и на форуме стран БРИКС в Нью-Дели и других крупных мероприятиях», – рассказывает Шадрин.

Гордость фонда – проект блокчейн-экосистемы. Эта цифровая инфраструктура позволяет оптимизировать и повысить эффективность финансирования экологических проектов. Как раз то, что нужно для корпоративного сектора. «Успех проекта стал возможен благодаря синергии экономистов-экологов нашего фонда и команды молодых блокчейн-разработчиков из Airailab, – отмечает Алексей Шадрин. – Надеемся, что возможности блокчейн-экосистемы будут использованы руководством России и регионов для стимулирования развития высокотехнологичных производств и повышения благосостояния граждан».

Но и в самом корпоративном секторе уже вполне ощутимы синергетические процессы в области экологической политики. Так, в 2015 году компания РУСАЛ выступила с инициативой создания в России партнерства за сохранение климата. Цель – объединить усилия российского бизнеса по сокращению воздействия на окружающую среду и предотвращению климатических изменений. В «Российское партнерство за сохранение климата» (РПСК) помимо РУСАЛа вступили такие компании, как АЛРОСА, «Роснано», Сбербанк, Ингосстрах, Альфа-банк, ВТБ и др.

В общем, как подчеркнула в беседе с «НГ» Татьяна Монэгэн, генеральный секретарь Международной торговой палаты в России (ICC Russia, участник РПСК), нужно понимать, что выход США из Рамочной конвенции – это первый серьезный звонок и знак того, что нам необходимо интенсифицировать наши усилия и как можно скорее переходить от слов к делу. «Многие члены Международной торговой палаты в России уже реализуют это – к примеру, одной из приоритетных задач компании РУСАЛ на протяжении многих лет является снижение выбросов парниковых газов, объем которых с 1990 года сократился более чем на 50%. Около 90% алюминиевого производства РУСАЛа обеспечивается за счет использования гидроэнергии, и в планах компании к 2020 году довести эту долю до 100%».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Общее финансирование нацпроекта "Экология" может составить 4 трлн руб. на шесть лет

Общее финансирование нацпроекта "Экология" может составить 4 трлн руб. на шесть лет

0
474
Авторитаризм острова Пасхи

Авторитаризм острова Пасхи

Борис Семенихин

Увековечивать власть можно лишь до определенной степени

0
517
Россия останется импортером продовольствия до 2050 года

Россия останется импортером продовольствия до 2050 года

Михаил Сергеев

Изменение климата поможет РФ увеличить сельскохозяйственный экспорт

0
1293
"Небесный Иерусалим" ждет наказания вандалов

"Небесный Иерусалим" ждет наказания вандалов

Дарья Курдюкова

Группа SERB снова пришла на Винзавод после погрома выставки

0
1104

Другие новости

Загрузка...
24smi.org