0
7693
Газета НГ-Политика Печатная версия

21.04.2015 00:01:15

Правда и мифы об участи мигрантов в России

Отходники, шабашники, челноки и гастарбайтеры

Владимир Мукомель

Об авторе: Владимир Изявич Мукомель – доктор социологических наук, заведующий сектором Института социологии РАН.

Тэги: мигранты, гастарбайтеры, челноки, труд, циркулярные мигранты, социология, диаспора, русский язык, мифы, стереотипы, преступность


мигранты, гастарбайтеры, челноки, труд, циркулярные мигранты, социология, диаспора, русский язык, мифы, стереотипы, преступность

Поведение трудовых мигрантов все больше становится похожим на поведение россиян. 	Фото Владимира Машатина/ТАСС
Поведение трудовых мигрантов все больше становится похожим на поведение россиян. Фото Владимира Машатина/ТАСС

Трудовая миграция  – очередная реинкарнация широко распространенной практики, когда люди выезжают в другую местность с целью заработка. В 1990-х это были челноки, в советские годы – шабашники. Век назад – отходники. Единственное отличие – нынешние трудовые мигранты являются иностранцами.

Разрыв в оплате труда, уровне и условиях жизни в России и посылающих странах, безработица в последних выталкивают мигрантов из страны. С другой стороны, в России есть долгосрочный спрос на рабочие руки. Согласно прогнозу Росстата, численность населения в 2016–2030 годах возрастет на 0,9 млн человек, но население в трудоспособном возрасте сократится на 5 млн человек. Притом что в прогнозе уже заложено сальдо миграции в 4,9 млн человек.

Важнейшим источником компенсации сокращения трудовых ресурсов на ближайшие десятилетия является миграция.

Трудовая миграция трансформировалась в нулевых. Во-первых, изменился состав мигрантов: в 2000 году половина трудовых мигрантов были из дальнего зарубежья, в 2012 году таких – лишь 8,1%. На российский рынок труда в массовом порядке стали выходить работники из Средней Азии. В нулевых их доля возросла с 6,3 до 72,5% всех трудовых мигрантов.

Во-вторых, изменился график трудовой миграции: в отличие от предшествующего периода, в последние годы приток мигрантов фиксируется и весной, и осенью. Причем пик притока мигрантов сместился на сентябрь-октябрь, когда на российский рынок труда выходят молодые люди, только окончившие учебные заведения.

В-третьих, на смену сезонной миграции пришли долгосрочные и циркулярные миграции. По данным массового обследования, 8,5 тыс. иностранцев, 40,8% из них – долгосрочные (постоянные) мигранты, не покидавшие Россию более года. Другая категория – «циркулярные мигранты», периодически въезжающие и покидающие территорию России (38,0% мигрантов). Циркулярная миграция приняла массовый и, вероятно, необратимый характер, трансформировавшись в своеобразный образ жизни трудовых мигрантов. Еще 21,2% мигрантов – прибывшие впервые в Россию.

В-четвертых, идет процесс феминизации миграции. В отдельных миграционных потоках женщины уже доминируют среди мигрантов из Молдовы, Украины.

Феминизация миграции, а многие женщины приезжают к другим членам семьи, способствует как росту численности долгосрочных мигрантов, проживающих в России семьями, так и изменению сфер занятости: растет доля занятых в торговле, личных и коммунальных услугах. Занятость трудовых мигрантов диверсифицируется, и все чаще мигрант оказывается на рабочем месте, которое он не может в одночасье бросить. Работодатель также заинтересован в постоянном присутствии работника. Поведение трудовых мигрантов все больше становится похожим на поведение россиян: как и россияне, они, дорожа рабочим местом, планируют краткосрочные поездки на родину в удобное для всех время.

Торговля, строительство, коммунальные и социальные услуги, гостиницы и рестораны, спрос на труд в которых в значительной мере обеспечивается трудовыми мигрантами, – те сферы, куда местное население идет работать наименее охотно. Во-первых, в них, как правило, ненормированный рабочий день либо неудобный график работы. 

Во-вторых, в большинстве этих сфер занятости оплата труда ниже, чем в других. В-третьих, эти виды деятельности отличают особые условия труда, как правило, грязные, тяжелые, опасные, и текучесть в них исключительно высока: в гостиницах и ресторанах за год меняется более половины работников, в торговле и строительстве – около половины.

Значительная часть мигрантов работает на рабочих местах, не требующих особой квалификации. Если в народном хозяйстве России неквалифицированным трудом занят каждый десятый, то среди трудовых мигрантов из стран СНГ – более 40%. Проблема в том, что на рабочих местах, не требующих никакой квалификации, заняты и специалисты с дипломами вузов, треть из которых работает на таких местах.

Образование, квалификация, профессиональные знания мигрантов не востребованы на российском рынке труда: 68,7% мигрантов, приезжая в Россию, меняют вид экономической деятельности, 63,0% сменили профессиональную группу, к которой принадлежали на родине. Спрос на неквалифицированный труд покрывается по большей части квалифицированными работниками. Типичной траекторией мигрантов на рынке труда является трудоустройство на рабочее место, худшее по сравнению с тем, которое они занимали на родине.

Важнейшими факторами нисходящей трудовой мобильности мигрантов является отсутствие у многих из них законных оснований для работы и неформальная занятость. Не менее половины трудовых мигрантов работают незаконно в России, не более 40% мигрантов имеют письменные договоры с работодателем.

Вокруг трудовых мигрантов сложилось множество мифов и стереотипов. И работать, мол, они готовы за копейки. Многочисленные исследования говорят о другом: мигранты, как правило, зарабатывают столько же, сколько и местные работники. (По этой причине они едут туда, где хорошие заработки. Отсюда и непродуктивность попыток переориентировать их на другие регионы). Другое дело – как: продолжительность их рабочей недели составляет около 60 часов.

Другой миф: работодатель заинтересован в труде нелегалов, экономя на оплате их труда. Да, есть варианты, когда работодатель с удовольствием возьмет нелегала – на разовую краткосрочную работу, не требующую квалификации: погрузить машину с мусором, прибраться и т.д. Но это исключения. Другое дело, что до этого года легализовать работника предпринимателю (особенно в малом бизнесе) было крайне сложно, и он был вынужден принимать нелегалов, несмотря на угрозу громадных штрафов. Не столь однозначно и с экономией: согласно исследованиям, нелегалы получают столько же, сколько и работающие на законных основаниях, различия в оплате труда – в пределах ошибки наблюдения.

Очередной миф: мигранты конкурируют с местными работниками за рабочие места. Одно из обследований, в котором опрашивались 1600 трудовых мигрантов и россиян, занятых на аналогичных трудовых позициях, продемонстрировало: большинство работников (как иностранцев, так и россиян) полагают, что гражданская принадлежность не является определяющим фактором при приеме на работу. Большее значение имеют профессиональные навыки, согласие работать за оговоренную плату, рекомендации и даже быстрота отклика на вакансию. Работодатели часто утверждают, что при приеме на работу они возьмут наиболее подходящего кандидата вне зависимости от его гражданства. Большинство россиян и трудовых мигрантов полагают, что нет разницы в оплате их труда, хотя более трети из них считают, что труд россиян все-таки оплачивается лучше. А вот в чем их точки зрения близки, так в том, что иностранцы являются первыми кандидатами на увольнение (см. табл.).

Взаимоотношения российских и иностранных работников сегодня довольно устойчивы и характеризуются скорее комплементарностью, чем конкурентностью.

Еще один миф: мигранты общаются исключительно между собой в рамках диаспорных организаций. А по опросам, более 70% из них никогда об официально зарегистрированных национально-культурных организациях и не слышали. Как и россияне, они обращаются за помощью к ближайшему окружению.

К предыдущему мифу примыкает миф о том, что мигранты, плохо владеющие русским языком, работают исключительно с соплеменниками, в замкнутых коллективах. Далеко не так: основная часть мигрантов работает в смешанных коллективах (46,0%) либо вместе с местными работниками (9,9%). Лишь 27,0% мигрантов работают в коллективе с соплеменниками либо мигрантами из других стран (10,4%), еще 5,2% – самозанятые.

Русский язык, как язык общения на рабочем месте, доминирует у постоянных и циркулярных мигрантов, среди которых 86% используют его в рабочем коллективе. Да и среди впервые прибывших на заработки более 70% активно используют русский язык на работе. Лишь 10% мигрантов общаются на работе исключительно на материнском языке.

Или миф о том, что трудовые мигранты готовы жить в нечеловеческих условиях, подкрепляемых картинками телесюжетов о рейдах правоохранительных органов. Большинство мигрантов проживают с членами семьи, ближайшими родственниками, снимая отдельное жилье (а некоторые даже им владеют). Живут у друзей, в общежитии, снимают жилье не с родственниками более четверти. Не более 5–6% живут там же, где работают, а также в подвалах, сараях. (Среди первых – консьержки, сторожа, условия у которых вполне сносны).

Есть множество других мифов и стереотипов: о преступности мигрантов, распространении болезней и пр., которые неоднократно развенчивались. Однако они по-прежнему бытуют в общественном мнении. В результате, когда россиян спрашивают: нужны ли России мигранты, и если да, то какие – приезжающие насовсем, на время, и те и другие, наиболее распространенный ответ: никакие не нужны.

Сами же мигранты с оптимизмом смотрят на свое будущее в России: 27% намерены остаться в России навсегда (среди долгосрочных мигрантов – каждый третий). Даже среди впервые приехавших в Россию такие настроения у каждого шестого-седьмого мигранта.

Согласно результатам опросов ведущих социологических центров, в минувшем году зафиксирован спад ксенофобских настроений в российском обществе. Учитывая, что с 2015 года заработал институт патентов для работы у физических лиц, упрощающий вхождение мигрантов в локальные рынки труда, складывается благоприятная ситуация для решения вопросов адаптации трудовых мигрантов и интеграции тех из них, кто связывает свое будущее с Россией. Без разрешения этих проблем приток трудовых мигрантов, выходцев из иных социумов, с иными традициями и культурой межэтнических взаимодействий, станет глобальным вызовом для будущего страны.

Untitled-1.jpg


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Константин Ремчуков: О недовольном Батьке, реабилитации вторжения в Афганистан и провальном типе управления страной

Константин Ремчуков: О недовольном Батьке, реабилитации вторжения в Афганистан и провальном типе управления страной

1
3367
Суд признал депутата Госдумы Николая Герасименко виновным в ДТП

Суд признал депутата Госдумы Николая Герасименко виновным в ДТП

0
380
Исполком WADA обсудит 9 декабря доклад Комитета по соответствию о РУСАДА

Исполком WADA обсудит 9 декабря доклад Комитета по соответствию о РУСАДА

0
381
Росстат:  промпроизводство за январь – октябрь 2019-го выросло на 2,7% по сравнению с соответствующим периодом 2018-го

Росстат: промпроизводство за январь – октябрь 2019-го выросло на 2,7% по сравнению с соответствующим периодом 2018-го

0
325

Другие новости

Загрузка...
24smi.org