0
2474
Газета Non-fiction Печатная версия

19.02.2020 20:30:00

Тогда я остаюсь

Судьба новомученика на фоне ХХ века

Тэги: история, религия, революция, церковь, хх век, переяславльзалесский, фотографии, семья, иван грозный, римская империя, иерусалим, испания, солженицын, богдан хмельницкий, украина, лион фейхтвангер, георгиевский крест


6-14-2350.jpg
Константин Снятиновский с супругой Надеждой
после венчания. Переславль-Залесский. Фото
1888 года. Иллюстрация из книги
Писать о новомучениках, должно быть, очень непросто. Осознать, что на полотне нашей истории, сотканном из отваги и славы, имеются самые черные пятна, для многих наших соотечественников – задача интеллектуально непосильная, и это необходимо учитывать. Моральных сил следует набраться для того, чтобы рассказать о гибели священнослужителя после описания его биографии, родственных связей, дома и прихода – всего человечного, что есть в Церкви. Александр Орлов с обеими сложностями справляется адекватно и корректно, не вдаваясь в кликушество и не занимаясь холодной, канцелярской фиксацией событий. Текст выглядит настолько живо заинтересованным, что порой возникает ощущение, будто мы оказались в комнате, где семья читает частное письмо, для чужих не предназначенное.

Автор, по специальности – преподаватель истории, рассказывает о селе Снятинове, откуда шел род Константина Переславского (Снятиновского), в XVI веке принадлежавшем Ивану IV Грозному, а позже ставшем патриаршим. Рассказывает о приходской жизни храмов, где служил священномученик, о членах большого семейства, в котором были и диаконы, и высокие иерархи. В таком повествовании невозможно, хотя бы и частично, не коснуться дореволюционной истории церкви. В предреволюционные годы и она не избежала разрушительных искушений: Константин Переславский учился вместе с семинаристами, увлеченными «произведениями либеральной немецкой теологии и учениями философов материализма». Но только что рукоположенный священник храма святителя Петра, митрополита Московского, в Переславле-Залесском пренебрег интеллектуальной модой, хоть и много занимался общественной деятельностью, благотворительностью, пользовался репутацией безупречно порядочного в денежных вопросах батюшки. Отец Константин ходил совершать требы в такие места в городе, куда и полиция являлась нечасто, окормлял людей, которых прочие сторонились, после службы спешил в рабочие кварталы или в больницу. Вместе с тем в атмосфере этой части рассказа о священнике возникает стойкое ощущение, что песочные часы перевернуты, и истекают минуты времени, отданного историей империи. Уже в большевистские времена отец Константин пришел на собрание горожан, возмущенных отсутствием хлеба, люди требовали ответов, большевистский уполномоченный был так напуган, что бежал через окно.

6-14-12250.jpg
Александр Орлов. Во власти
Бога.  История рода
священномученика Константина
Переславского (Снятиновского).
– М.: Издательский центр
Азбуковник,  2019. – 192 с.
Прибывший карательный отряд совершил расправу над священником – главным образом потому, что он был хорошо известен и любим, и, по мысли карателей, его смерть была назиданием. Перед арестом к отцу Константину пришел красноармеец, чтобы убедить его спастись. Священник спросил, будет ли вместо него схвачен кто-нибудь другой. Красноармеец отвечал, что такая вероятность есть. «Тогда я остаюсь», – сказал отец Константин. Невозможно не заметить здесь прямой параллели с событиями Священного Писания. Отец Константин, возможно, оправдал своей смертью грехи людей, опьяненных революционной вседозволенностью.

Александр Орлов встречался с потомками о. Константина, некоторые из которых живут за границей. Вторая часть книги под переплетом, выполненным в традициях семейного альбома, это собрание фотографий. Личные фото, дореволюционные, эмигрантские и позднейшие, предоставленные родственниками новомученника, резко контрастируют с теми, что иные выкладывают теперь в социальных сетях. Они предназначены не для произведения краткого эффекта, а для долгой памяти, им место в рамках на стенах или, как бывало в сельских домах, под стеклом одной большой рамы, являющей собой подобие частного иконостаса.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В РПЦ обозначился «коронавирусный раскол»

В РПЦ обозначился «коронавирусный раскол»

Милена Фаустова

Верующие спорят друг с другом, не разбирая ни чинов, ни знаний

0
933
Зеленский отказался от прямых переговоров с Донбассом

Зеленский отказался от прямых переговоров с Донбассом

Татьяна Ивженко

В Украине и России по-разному видят идею Консультативного совета по урегулированию конфликта

0
750
В Испании сняли свою версию «Паразитов»

В Испании сняли свою версию «Паразитов»

Наталия Григорьева

Герои триллера «Захватчик» сражаются за «нехорошую квартирку» и хорошую жизнь

0
417
Большой стиль научно-технической пропаганды – 3

Большой стиль научно-технической пропаганды – 3

Андрей Ваганов

Как в СССР политическая риторика переплавлялась в конкретные результаты

0
220

Другие новости

Загрузка...
24smi.org