0
732
Газета Политика Печатная версия

01.07.2000

Не загонять болезнь в подполье

Владимир Семенов

Об авторе: Владимир Олегович Семенов - депутат Государственной Думы, председатель совета Российского движения "Поколение Свободы".

Тэги: наркотик, наркомафия


ЗА ПРОШЕДШИЙ год количество ВИЧ-инфицированных выросло в России более чем вдвое. Если в начале января 1999 года было зарегистрировано около 11 тысяч зараженных ВИЧ, то через год - свыше 26 тысяч. В текущем году ежемесячно заражается примерно 3,5 тысячи человек. Аналогичная картина - по гепатиту. По данным Минздрава, в более 90% выявленных случаев - это потребители инъекционных наркотиков.

За последние три-четыре года через СИЗО и колонии прошло более полумиллиона молодых людей, подвергавшихся преследованиям за незаконное приобретение и хранение наркотиков без целей сбыта. Это не наркомафия. Наркобаронов в тюрьме не видно. И со сбытчиками негусто, если не считать таковыми тех, кто признается особо тяжкими преступниками за сбыт одной тысячной грамма героина, когда по России гуляют сотни килограммов. Для улучшения милицейской отчетности годятся, конечно, и такие торговцы наркотиками, отдающие другу-наркоману одну дозу и получающие за это семь лет.

В отличие от убийств и грабежей, эти преступления раскрываются сами собой. Наркоманов можно брать голыми руками в любых количествах, совершенствуя тем самым раскрываемость преступлений. Но в проигрыше оказывается общество. Забитые тюрьмы и колонии не уменьшают ни количества героина на рынке, ни числа больных, нуждающихся в дорогостоящем и долговременном лечении. Между тем, пока Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД наращивает мощности и отчитывается о сотнях тысяч привлеченных к ответственности, количество бесплатных наркологических коек сокращается. Государственные клиники в состоянии только снимать абстинентный синдром. Не принимают наркотики в течение полугода не более 5% прошедших курс бесплатного лечения. И в таких условиях всерьез предлагается ввести принудительное лечение! Где их лечить?

Между тем наркотизм в современной России - явление в первую очередь социальное. Модная молодежь и продвинутые ценители составляют лишь небольшой процент. И вовсе не они уничтожают себя героином и "винтом" в Твери, Иванове, Магнитогорске и множестве других городов, кризисных прежде всего для молодежи. Бесперспективность, безработица, недоступность культуры, разложение спортивной организации - все это почва, на которой разрастается молодежная наркомания.

Методы борьбы с наркотиками таковы, что ситуация будет ухудшаться, если государственный подход к проблеме концептуально не изменится. Пока милиционер будет считать себя вправе потребовать от любого подростка "показать руки", беззаконно покушаясь на его физическую неприкосновенность и личное достоинство, это будет порождать лишь большее влечение к наркотикам - во имя независимости выбора и сопротивления насилию над волей.

Тем более что нормальных людей невозможно убедить в разумности установленных запретов и санкций, когда доза марихуаны приравнивается правоприменителем к дозе героина, и здоровый человек, которого друзья-студенты просто угостили травой, рискует, положив ее в карман, оказаться посаженным на три года. При этом преследуют потребителей даже не на основании закона, а по какой-то "сводной таблице размеров", утвержденной Постоянным комитетом по контролю наркотиков - некой полусекретной группой ученых, не имеющей правового статуса. Именно эта группа решила в 1997 году, что с одного прекрасного дня крупным размером марихуаны будет не 500 граммов, как тот же комитет считал раньше, а в 1000 раз меньше - полграмма. В результате конопля была вытеснена с рынка: риск ее распространения стал выше, чем героина. Хотя, при разумном подходе, можно было и в рамках действующего законодательства противостоять героинизации страны, установив иные, не столь микроскопические уголовно наказуемые размеры для конопли и ее производных. Признавать или нет существование "легких" наркотиков, но очевидно, что потребление марихуаны не связано с опасностью заражения СПИДом.

Курильщики тоже виноваты, заболевая раком легких, а пьяницы - циррозом печени. Однако государство не отказывает им в лечении и не сажает в тюрьму. Неправильный образ жизни порождает многие болезни, и, живи мы правильно, может быть, стали бы бессмертными. Но если человек по слабоволию, неразумию или от безысходности стал наркозависимым, обязанность государства - помочь ему.

Для этого в первую очередь необходимо определиться с потребителями. Далеко не каждый из них нуждается в медицинской помощи. Не каждый однажды попробовавший падает перед наркотиком на колени. Сотни тысяч людей эпизодически употребляют стимуляторы и не превращаются от этого в наркоманов. Поэтому предлагаемое в проекте Административного кодекса условие - или в больницу, или на 15 суток - исходит из ложного посыла, что в лечении нуждается каждый попавшийся. Сами врачи отправят его обратно. Значит, тот, кто болен, может выбирать между лечением и заключением, а свободный от зависимости, случайный в этой ситуации человек, употребивший, может быть, в компании, под настроение, - выбирать не может?

У государства нет денег на наркологию, а деньги строить арестные города и сотни колоний для наркоманов - есть? Но ведь именно так решают проблему инициаторы введения административного ареста и уголовного наказания для потребителей. Первый среди них - мэр Москвы, где уголовных дел по хранению и приобретению возбуждается с каждым годом все больше, а героина в 1999 году было изъято в два раза меньше, чем в 1998-м.

Противодействие наркотикам должно быть разумным и трезвым. Для этого в первую очередь необходимо изменить следственно-судебную практику по определению размеров, позволяющую вместо борьбы с наркопреступностью бороться с пылью в карманах. Постоянный комитет по контролю наркотиков, судя по всему, невменяем. Да и не его дело устанавливать ответственность - это делается федеральным законом, каковым эти размеры и должны быть установлены.

Во вторых - хватит сажать потребителей, пора ловить настоящих распространителей. Преступления, связанные с наркотиками, но не связанные со сбытом, не должны наказываться лишением свободы. В следственных изоляторах и колониях и так сидят 1 100 000 человек.

Законодатель бездумно приравнял перевозку, не связанную со сбытом, к тяжким преступлениям. В результате суды назначают по 10 и более лет за перевозку одного грамма героина, приобретенного человеком для себя. И в этой части Уголовный кодекс должен быть изменен.

Отрадно, что Минздрав осознает необходимость рационального отношения к наркотикам. Программы снижения вреда одобрены главным санитарным врачом России: это и бесплатная раздача шприцев, салфеток, презервативов, и консультирование наркоманов о мерах безопасности. МВД считает, однако, что шприц, как орудие преступления, подлежит не выдаче, а, наоборот, изъятию. Такой подход недопустим, если мы не хотим, загоняя болезнь в подполье, распространять ВИЧ-эпидемию и убивать наших детей.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Неформальные лидеры Памира угодили в ловушку

Неформальные лидеры Памира угодили в ловушку

Виктория Панфилова

Душанбе берет под контроль автономный Горный Бадахшан

0
4642
Канада ввела официальный паек марихуаны

Канада ввела официальный паек марихуаны

Фемида Селимова

Власти ждут налоговой отдачи от продажи наркотика

0
1113
Рахмон наметил спецоперацию на Памире

Рахмон наметил спецоперацию на Памире

Виктория Панфилова

Глава Таджикистана пообещал использовать вооруженные силы в борьбе с криминалитетом

0
3143
Гаспар Ноэ: Пьяные люди не способны заниматься сексом

Гаспар Ноэ: Пьяные люди не способны заниматься сексом

Наталия Григорьева

Режиссер рассказал "НГ", почему его фильм "Экстаз", где все принимают наркотики, не про наркотики

0
5567

Другие новости

Загрузка...
24smi.org