0
14797
Газета Наука Печатная версия

14.12.2016 00:01:15

Физик и вурдалаки

Что объединяет научно-популярные книги Бронштейна и детективы Конан Дойла

Дмитрий Квон

Об авторе: Дмитрий Харитонович Квон – доктор физико-математических наук, профессор Новосибирского государственного университета.

Тэги: история, физика, бронштейн


270-15-1_t.jpg
Матвей Бронштейн первым
построил последовательную
теорию квантования
гравитационного поля.
Фото 1930-х годов

2 декабря этого года исполнилось 110 лет со дня рождения Матвея Петровича Бронштейна – физика, более 80 лет назад первым построившего последовательную теорию квантования гравитационного поля. Эта теория стала особенно актуальной после недавнего экспериментального открытия гравитационных волн, испущенных при слиянии черных дыр в двойной системе. Между прочим, во время защиты докторской диссертации, осенью 1935 года, Бронштейну был задан вопрос: «В чем может сказаться эффект испускания гравитационных волн?», на который тут же последовал его ответ: «В изменении вращения двойной звезды».

Среди трех гениальных молодых советских физиков, Льва Ландау, Георгия Гамова и Матвея Бронштейна, последний был ангелом, тогда как ни Гамова, ни тем более Ландау ни в чем ангельском заподозрить было невозможно. Наоборот, они были проказниками и даже пакостниками, склонными и к небезобидным розыгрышам, и к острому уничижительному слову. Тому есть точное свидетельство современницы – Евгении Каннегисер, подруги Бронштейна, Гамова и Ландау, ставшей со временем женой очень известного английского физика Рудольфа Пайерлса. Она вспоминала: «Он (Бронштейн) был исключительно «цивилизован» не только в том смысле, что он много читал, почти обо всем думал, но для очень молодого человека был необыкновенно деликатен по отношению к чувствам и ощущениям других людей, очень благожелателен, но вместе с тем непоколебим, когда дело шло о «безобразном поведении» его друзей (Гамов, Ландау)».

По указанной причине ни Гамову, ни Ландау не была дана способность говорить на равных с рядовым гражданином о тайнах мироздания. Этот факт точно отражает деятельность Ландау и Гамова на поприще научно-популярной литературы. Ландау вообще могло бы не оказаться на нем, если бы не его лучший друг Юрий Борисович Румер, уговоривший написать вместе с ним книжку «Что такое теория относительности?». Об этой книге Дау затем говорил: «Собрались два жулика и делают вид, что теория относительности может быть понятна и дураку».

Гамов в отличие от Ландау отнюдь не чурался писать о той же теории относительности, а также о квантовой механике для несведущих в них людей. Более того, первый рассказ из его знаменитых и замечательных «Приключений мистера Томпкинса» был написан зимой 1938 года, можно сказать, по его собственной прихоти. И все же в них Гамов как бы снисходит до уровня знаний обывателя «мистера Томпкинса» и его «Приключения...» несут изрядную долю амикошонства и скоморошества. Одна «космическая опера» чего стоит.

Если же взять «Солнечное вещество», «Атомы и электроны», «Лучи Икс» и «Изобретатели радиотелеграфа», написанные М.П. Бронштейном, то самое поразительное в них – это тот факт, что о науке можно рассказывать в жанре захватывающего детектива. Это своего рода рассказы о Шерлоке Холмсе, из которых выброшено все, кроме научного познания. И это оказывается не менее интересным, чем рассказы Конан Дойла.

Пафос детективных историй английского гения, писавшего об уголовных преступлениях, и пафос гениального физика, писавшего о научных открытиях, совершенно неожиданным образом совпали – и тот и другой пишут о том, как из хаоса и нагромождения случайностей возникает однозначная закономерность. Правда, «детективы» Бронштейна идут еще дальше. В них читатель видит, как однозначная закономерность становится снова элементом хаоса и как «Шерлоки Холмсы» научного поиска становятся вдруг яростными ортодоксами.

Но самое главное, что объединяет научно-популярные книги Бронштейна и детективы Конан Дойла – мощный ренессансно-просветительский заряд. Зять Бронштейна, Корней Иванович Чуковский, как хорошо всем известно, сам человек энциклопедических знаний, восклицал: «Если б вся наша цивилизация погибла – Бронштейн один собственными силами мог бы восстановить энциклопедию от А до Я». Матвея Бронштейна можно без всяких сомнений ставить в один ряд с Леонардо да Винчи, Галилео Галилеем и Рене Декартом. Добавим только, что в отличие от своих предшественников ему пришлось переварить знания еще трех веков.

Не может не вызывать восхищенного изумления, к примеру, с каким знанием самых прозаичных деталей рафинированный физик-теоретик описывает «горелку Бунзена» и опыты самого Роберта Бунзена с нею. Не менее удивительна и невероятная широта его профессиональных интересов как физика-теоретика. В качестве иллюстрации приведу названия трех его работ: «К теории общей циркуляции атмосферы», «О проводимости полупроводников в магнитном поле», «Квантование гравитационного поля». Таких людей человечество получает в подарок раз в тысячелетие. Людей, подобных Ландау и Гамову, оно получает раз в столетие.

Бронштейн был арестован в ночь с 5 на 6 июля 1937 года в Киеве в квартире его родителей и этапирован в Ленинград. Суд над Бронштейном состоялся 18 февраля 1938 года. Его дело рассматривала выездная сессия Военной коллегии Верховного суда. Заседание длилось 20 минут. Он был обвинен в «активном участии в контрреволюционной фашистской террористической организации» и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией всего личного имущества. Решение суда исполнили в тот же день через 15 минут после оглашения приговора. Все время после ареста жена Бронштейна, Лидия Корнеевна Чуковская, и Корней Иванович Чуковский пытались выяснить его судьбу, но на их многочисленные обращения следовало лаконичное «Сведений не имеем». Наконец Чуковскому и Маршаку удалось добиться приема у А.Я. Вышинского и В.В. Ульриха. Те любезно приняли писателей, каждый из них обещал ознакомиться с делом Бронштейна. Через некоторое время они сообщили, что ничем помочь не могут.

Но что-то «закоротило» в божьих небесах и они спустили Матвея Петровича Бронштейна на русскую землю, когда из всех ее щелей на свет выползли нетопыри и упыри, разбуженные русской революцией, и создали чудовищную советскую сказку. И если воинственного Архимеда убил варвар-воин, то ангелоподобного Матвея Бронштейна уволокли и растерзали вурдалаки звериного XX века под одобрительный и не очень гул собственного народа. «Народ, который не умеет чтить своих поэтов, заслуживает... Да ничего он не заслуживает», – отмечал Осип Мандельштам в заметке «Выпад». Мы можем продолжить мысль поэта: а народ, на глазах которого уничтожают таких его сыновей, как Матвей Петрович Бронштейн, тем более.

Новосибирск


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Российский Гиппократ

Российский Гиппократ

Игорь Шумейко

Его пациентами были Дмитрий Менделеев, Николай Некрасов, Петр Чайковский и Отто фон Бисмарк

0
828
Медины и оазисы Марокко

Медины и оазисы Марокко

Жак Маттеи

Как бедность помогает сохранять историческое наследие

0
712
Что век наставший нам готовит?

Что век наставший нам готовит?

Алексей Малашенко

Грядущий миропорядок станет национально-индивидуализированным

0
1181
Страны Центральной Азии на пути к интеграции

Страны Центральной Азии на пути к интеграции

Наби Зиядуллаев

Равновесие между национальными приоритетами и общими задачами обеспечит успех региону

0
1563

Другие новости

Загрузка...
24smi.org