0
1826
Газета Стиль жизни Печатная версия

12.12.2012

Смотреть – и никаких гвоздей!

Андрей Ваганов
Ответственный редактор приложения "НГ-Наука"

Об авторе: Андрей Геннадьевич Ваганов - заместитель главного редактора "НГ", ответственный редактор приложения "НГ-наука".

Тэги: наука, исследования, мозг, искусство


наука, исследования, мозг, искусство Марина Абрамович (сидит слева) готова ради науки жертвовать своим «творческим телом».
Фото Laboratoria Art&Science Space

Возможно, именно в этот самый момент Марина Абрамович, сербская художница, живущая в США, проводит свой очередной – научный эксперимент? художественную акцию? сеанс суггестии? – в общем, исследование среди индейцев Амазонии. По крайней мере об этом своем намерении Марина заявила недавно в Москве на Международном научно-художественном симпозиуме «Brainstorms. Художник в контексте нейронаук».

Само это мероприятие, проходившее в Политехническом музее, трудно поддается какому-то форматированию. Организаторы, московская LABORATORIA Art&Science Space, предпочли такое объяснение: искусство может помочь понять, как из воды мозга рождается магия души и сознания. Отсюда – и тематика симпозиума, открытого, кстати сказать, для любого человека с улицы (100 руб. вход): «Природа сознания, его взаимосвязь с творческим процессом», «Как мозг управляет взглядом: сила взгляда, подлинность и притворство», «Где находится мое «Я» и как мозг думает о самом себе?», «Гении и таланты: вершина эволюции человека или сбой в программе развития?», «Как мозг рождает произведение искусства и как он воспринимает красоту и гармонию?», «Перспективы искусственного разума. Будет ли в нем творческое начало?», «Возможно ли передать субъективный опыт другому человеку?», «Могут ли два мозга синхронизироваться, если они слушают одну и ту же музыку?»…

«Сорок лет я потратила на то, чтобы исследовать энергию своего тела, – пояснила Марина корреспонденту «НГ». – Я общалась с аборигенами Австралии; четверть века общаюсь с представителями Тибета. Следующий этап – шаманы Бразилии, еду туда на два месяца, буду изучать их практику работы с энергетикой тела». Про нее так и пишут: «Главный объект творчества Марины Абрамович – тело. Более 40 лет она создает произведения, которые являются испытанием для самого художника и для зрителя. Она исследует пограничные состояния сознания через боль и шок, медитацию и взаимодействие». Исследует по-серьезному, самозабвенно. Недаром, наверное, Марина Абрамович – обладатель нескольких почетных докторских степеней в области искусства.

На московском симпозиуме Марина проводила сессию «Измеряя магию взгляда». Но прежде была интересная предыстория. В 2010 году в Музее современного искусства в Нью-Йорке (MoMA) ровно три месяца длился ее перформанс Artist Is Present («В присутствии художника»). Каждый посетитель мог смотреть в глаза художнику. У кого-то хватило духу на 5 минут такого смотрения; некоторые «марафонцы» выдерживали и 12 часов. И ведь это не просто любование друг другом; это два мозга смотрят друг на друга через маленькие дырочки. 716 часов 15 минут в общей сложности продолжалась эта игра в гляделки. Впрочем, сама Марина подчеркивает, что это была не игра. «После этого эксперимента я была совсем другой – и на психологическом, и на всех других уровнях».

Кстати, я поинтересовался у Марины Абрамович, как она восстанавливалась после такого эмоционального и морального стресса – записалась на прием к психоаналитику, улетела поваляться на гавайских пляжах, что-то еще?.. «Психоаналитик мне точно не был нужен, – последовал довольно твердый ответ Марины. – Но… физически мне было очень тяжело. Приходилось сидеть на стуле без подлокотников. Через три дня я поняла, что это была моя ошибка! Боль в спине, в ногах, болит все тело… Во время концентрации внимания боль отступала; но новый визави – новая волна боли».

А как все-таки восстанавливалась? «После трех месяцев сидения, когда я встала со стула, – радость переполняла меня. Ради этого мгновения можно было пожертвовать многим, – призналась Марина. – Первая реакция – на природу, потрогать деревья, поплавать, погрузиться в простоту жизни. Но физическая боль несколько месяцев не отпускала».

В общем, после этого опыта смотрения Абрамович начала сотрудничество с учеными, занимающимися изучением мозга. «Излучения мозга пронизывают все...» – уверена Марина. Это лишний раз подтвердил перформанс «Изучая магию взгляда» в ЦСК Гараж, Москва (2011). Там уже была серьезная научная подкладка: люди не просто смотрели в глаза Марине Абрамович – в этот момент у обоих участников «смотрин» снимались энцефалограммы. То бишь карта электрической активности мозга.


Большая аудитория Политехнического музея в ожидании мозгового штурма.
Фото автора

«Даже при контакте со «взглядом» робота наш мозг преображается, – рассказывает член-корреспондент РАН Константин Анохин, руководитель лаборатории нейробиологии памяти Института нормальной физиологии РАМН. – Как мозг одного человека воздействует на мозг другого? Что происходит с мозгом в этот момент? В мозге есть области, которые отвечают за восприятие лиц. Эволюционно это очень древние области. Даже вороны и утки распознают людей».

Сугубо бытовое наблюдение. Могу засвидетельствовать: с тех пор как в лифте моего дома повесили зеркало, как-то самой собой в лифте стало чисто. Просто некогда выкручивать лампочки, если ты кому-нибудь смотришь в глаза, даже своему отражению в зеркале. А ведь это был бы неплохой эксперимент: проследить, как меняется энцефалограмма, когда человек смотрит на себя в зеркале.

«Мы проверяли: есть ли синхронизация электрической активности мозга, – поясняет Александр Каплан, доктор биологических наук, профессор, руководитель лаборатории нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов биологического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова. – После обработки более 300 энцефалограмм оказалось, что коэффициент корреляции не равен нулю. То есть какое-то взаимодействие все-таки есть. Есть связь между энцефалограммами двух смотрящих глаза в глаза людей». Добавлю, что в 20% случаев этот коэффициент оказался очень высоким – около 0,5; и в 5–6% – очень-очень высоким – 0,6–0,8.

Симпозиум Brainstorms стал своеобразной попыткой подытожить, обсудить собранный экспериментальный материал. Тот же Александр Каплан хорошо, по-моему, обозначил проблемное поле: «Искусство и наука – два способа формализации реальности. В науке – доказательство; в искусстве – образ. Марина Абрамович открыла третий путь: мозг контактирует с реальностью без какой бы то ни было формализации».

Но я все же припомнил еще одну ситуацию непосредственного общения – мозг в мозг. Здесь даже глаза «не работают», а без света – так еще лучше! Из одной умной книжки я узнал, что в нашем мозге есть так называемые бимодальные нейроны, позволяющие найти губы своего партнера даже в темноте. Они отвечают одновременно за тактильные ощущения и визуальное восприятие и остаются активными даже в темноте. Это и позволяет мозгу следить за положением головы по отношению к объекту даже при отсутствии света.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Можно ли установить контакт ИИ с мозгом человека?

Можно ли установить контакт ИИ с мозгом человека?

Игорь Лалаянц

Когда роботы собираются в стаи

0
736
Второе начало наукодинамики

Второе начало наукодинамики

Юрий Магаршак

Почему плагиат – тягчайшее преступление для ученого

0
687
Da!Moscow: с баттлом и со смехом

Da!Moscow: с баттлом и со смехом

Дарья Курдюкова

Новое арт-шоу в Гостином дворе пытается показать прежде всего задорную сторону современного искусства

0
714
Отечественная наука осталась с НОЦем

Отечественная наука осталась с НОЦем

Функцию научно-образовательных центров, кажется, не понимают и в самом правительстве

0
3401

Другие новости

Загрузка...
24smi.org