0
1659
Газета Телевидение Печатная версия

16.12.2005

Цифровой шок для телевизионщиков

Тэги: ртрс, буняев, телевидение

Российское телевидение ждут серьезные изменения. Готовится масштабный проект цифровизации телерадиовещания страны, некоторые аналитики не исключают, что наряду с четырьмя национальными проектами он будет объявлен пятым. Об этом «НГ» беседует с одним из кураторов проекта, заместителем генерального директора ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» и руководителем Федерального центра распределения телерадиопрограмм Святославом Буняевым.

ртрс, буняев, телевидение Святослав Буняев готовит большой телекоммуникационный взрыв.
Фото Артема Житенева (НГ-фото)

– Святослав Иванович, как я понимаю, вы готовите революцию в области телерадиовещания, предлагая перевести телеканалы в цифру и объединить под одним началом все информационные ресурсы страны?

– Да, на медиарынке грядет большой телекоммуникационный взрыв, в преддверии которого мы хотим создать единую всероссийскую сеть доставки телевидения и радио до региональных центров. Поэтому я не согласен с термином, что мы хотим объединить все информационные ресурсы страны. В моем понимании, если посмотреть перспективу, в каждой квартире будет на стене висеть плоский, очень тонкий широкоформатный дисплей с беспроводной клавиатурой, позволяющий зрителю смотреть любой телеканал по запросу с качественным изображением. При этом человек сам будет заказывать, что он хочет смотреть, в частности будет такое понятие, как «отсроченное телевидение». Это означает, что вы пришли домой и, например, пропустили передачу Соловьева «К барьеру». Нажимаете на специальную кнопку, и в удобное для вас время система отыскивает эту программу. То есть вы не привязаны к программной сетке каналов. Плюс к этому будет видео по запросу, доступ в интернет, а также к любому информационному ресурсу. Просто телевидения – не будет. Оно будет составной частью информационного ресурса, который потребляет человек. И за этот ресурс он будет платить так же, как мы платим за коммунальные услуги. Теперь человек общается со всем миром и сам выбирает, что ему читать и смотреть. Хотим мы, одна шестая часть мира, того или не хотим, но мы уже интегрированы с информационными сетями мира.

– Сколько планируется каналов и во что это ежемесячно обойдется зрителю?

– У абонента должен быть выбор большего количества телеканалов. Задача, которую мы хотим решить, это обеспечить доставку 100–300 каналов. Я понимаю скепсис многих оппонентов: а где же взять эти 300 каналов? Мой ответ таков: если будет дешевая инфраструктура доставки этих каналов до абонента, то каналы найдутся. Но, учитывая, что, как правило, человек на самом деле смотрит 5–10 любимых каналов, выбирая их из большого количества, стоимость комплексной услуги, включая интернет и другие дополнительные услуги, будет где-то в районе 100–150 рублей в месяц на одну квартиру. Мне кажется, что это вполне приемлемая цена для населения. Тем более что мы ориентированы в первую очередь на молодежную аудиторию, от 20 до 33 лет, которая идет за нами и которая давно привыкла платить за информационные услуги, будь то интернет или мобильная связь.

– Разговоры о платном телевидении идут давно, но будет ли население платить за него? Заставите директивно?

– По моему мнению, будет и население готово к этому, потому что на самом деле у нас, в России, телевидение уже платное. Во-первых, очень много квартир в городах платят за так называемую коллективную антенну, во-вторых, число абонентов кабельных сетей растет с каждым годом. Но в нашей стране нельзя директивно перейти к платному телевидению, и я противник этого. Надо создать условия, при которых человек добровольно захочет платить за тот контент, который он хочет смотреть. При этом необходимо обеспечить так называемый бесплатный пакет программ каждому жителю страны, чтобы обеспечить конституционное право граждан на получение информации. Их количество должно установить правительство.

– Вы предлагаете создать мультимедийную сеть. Каков будет ее принцип работы и сколько на это потребуется средств?

– Мы предлагаем создать единую общефедеральную сеть доставки мультимедийных потоков (телевидения и радио). От телестудий сигнал должен будет поступать в единый коммутационный центр, по сути дела, «сердце» этой системы, в котором с помощью оптико-волоконных и космических каналов связи будут передавать и принимать большие цифровые потоки данных по всей стране, благо мини-коммутационные центры, которые мы называем мини-серверами, будут расположены во всех крупных городах России. Стоимость создания транспортировки мультимедийных потоков – около 500 миллионов долларов.

– В какие сроки вы предполагаете осуществить этот проект?

– Наша команда готова осуществить этот проект в рамках страны в течение трех лет. Но на это нужны специальные полномочия от правительства.

– Как я понимаю, одним из противников этой системы является Министерство связи. Почему?

– То, что делает Минсвязи, вызывает недоумение. Потому что в нормативной деятельности превалируют вопросы не столько телерадиовещания, сколько телефонии и так называемых выделенных каналов связи. Однако законы управления мультимедийным цифровым потоком противоречат существующим линиям связи, в первую очередь ориентированным на телефонную связь. При переходе на цифровое вещание способы доставки телерадиопрограмм приходят в противоречие с существующим законом о связи в области лицензирования и присвоения частот. В законе о связи говорится, что сеть электросвязи страны является совокупностью различных сетей разных форм собственности. Из него следует, что у нас нет единой федеральной сети, технологически подконтрольной государству. В такой большой стране, как наша, где много часовых поясов, должна быть общероссийская сеть доставки информационных ресурсов с едиными прозрачными тарифами.

– Почему эту сеть должно создавать РТРС, а не Минсвязи?

– А мы не претендуем на то, что это должно делать именно РТРС. Пусть государство решит, кто на нашем рынке должен решить эту масштабную государственную задачу. А по поводу Минсвязи хочу напомнить, что это – регулирующий орган.

– А что, у нас нет единого обеспечения телерадиовещания?

– В том-то и дело, что нет. Есть магистральные операторы «Ростелеком», «Космическая связь» и другие коммерческие операторы, которые предоставляют свои каналы связи теле- и радиокомпаниям. А в итоге, чтобы мне доставить в Ленинградскую область сигнал «Радио России», необходимо пройти через четырех операторов с разными тарифами. На мой взгляд, единственная структура в стране, которая на сегодняшний день может обеспечить бесперебойное телерадиовещание, – это РТРС, просто потому, что она физически существует в каждом городе и поселке нашей страны от Сахалина до Калининграда, в виде телебашни или передатчика.

– Получается, что вы хотите стать монополистом на рынке теле- и радиовещания?

– Нет, речь идет об удешевлении доставки информационных ресурсов до регионов. А дальше – так называемый рынок «последней мили», в котором РТРС не будет участвовать. Это удел кабельных сетей на региональном рынке и операторов информационных услуг. Их основная задача – работа с населением в регионах. РТРС только обеспечивает пассивную ретрансляцию ограниченного количества теле- и радиоканалов. Операторы «последней мили» основной упор будут делать на предоставлении мультисервисных услуг.

– А как сами телевизионщики реагируют на ваши планы?

– Они пока не понимают, что их ждет с наступлением цифрового телевещания. Дело в том, что существующая бизнес-модель ТВ-вещания – это отношения между телевещателем и рекламодателем, где зритель никоим образом не участвует. Поэтому каналы делают все, чтобы получить доходы рекламодателей, борясь за рейтинг. Мы бы хотели построить инфраструктуру, где бы в игру активно включился третий игрок – население, которое своими деньгами в виде абонентской платы платило бы за тот или иной контент. Сейчас наше население смотрит рекламное телевидение. Если мы сейчас очень интенсивно переходим на цифру, то наряду с социальным блоком (5–6 бесплатных каналов) неизбежно начнется изменение рекламного телерынка. Я беседовал с одним из руководителей федеральных каналов и спросил: «А вы знаете, что произойдет в связи с цифровизацией? Вот, например, в некоем регионе N., в котором сейчас пять каналов телевидения, включая ваш, через год на этом же рынке появятся 30 каналов. Скажите, пожалуйста, а рекламный доход от этого региона увеличится?» – «Нет, он зависит от экономических условий региона». – «Следовательно, это уменьшение ваших доходов. Вы готовы к этому?» И я понял, что я его ввел в шок.

– Ну хорошо, будет у нас 300–500 каналов. А чем заполнять эти каналы, если уже сегодня смотреть практически нечего?

– Тут вопрос, что первичней – курица или яйцо? Не будет у нас многообразного контента, если не будет дешевой доставки этого контента. Когда творческие люди хотят создавать некий контент и вкладывать в него деньги, они задаются при бизнес-планировании вопросом: а какой будет охват аудитории? Кто нас будет смотреть? И за счет чего будет доходная часть? За счет рекламы? Когда они поймут, что есть некая структура, которая обеспечит потенциальную аудиторию, скажем в 50–100 млн. зрителей, то, несомненно, контент появится. Мне приходится часто бывать в регионах страны, и могу сказать, что у нас очень много талантливых людей, которые не могут быть услышаны и увидены из-за ограниченности зрительской аудитории.

– Каков ваш прогноз будущего телевидения?

– Я не думаю, что у нас появится еще больше информационных каналов. Их уже и так достаточно сейчас на рынке. Будет много специализированных каналов, таких как юмористический, детский или исторический. Вот за это люди будут платить. И именно так мы перейдем к платному телевидению.

– Сейчас потребитель смотрит информационные, как вы выразились, каналы, но получает одну и ту же точку зрения. Где он может ознакомиться с альтернативной точкой зрения? Только в интернете.

– Правильно. Жизнь так меняется вокруг нас, что удержать общество в пределах 2–3 каналов, в информационном голоде уже невозможно. И это прекрасно понимают наши власти. Как сказал в Америке в 1996 году один из руководителей тамошних телеканалов: «Джинн выпущен из бутылки и семимильными шагами идет по миру». Этот джинн – интернет. Что произошло в мире и в нашем мышлении? Когда джинн вышел из бутылки – изменилась модель потребления. В современном обществе человек сам может выбирать из огромного количества информационных ресурсов, что он хочет смотреть или читать.

– Какова будет роль Федеральной конкурсной комиссии в распределении теле- и радиочастот?

– В связи с тем, что в новой цифровой системе на одной частоте может передаваться 5–6 телеканалов, совершенно очевидно, что должны быть сформулированы новые принципы лицензирования телевещателей. Должен появиться новый вид деятельности – оператор мультиплекса, который должен обеспечить цифровую трансляцию множества каналов на равных условиях.

– Вы обсуждали этот проект с администрацией президента?

– Уже активно обсуждаем.

– Какие перспективы в связи с вашими планами есть у Общественного телевидения?

– Хорошие. В цифровом виде Общественное телевидение сможет занять достойное место (благо одна несущая цифровая частота может в себе содержать 5–6 телеканалов). И таких несущих частот в регионах может быть от 4 до 12.

– Не кажется ли вам, что РТРС может стать очень удобным орудием для сведения счетов с неугодными?

– Это утопия. Работая в РТРС, за четыре года я ни разу не ощущал какого-то намека со стороны властей – чтобы кого-то за что-то отключить. Мы действуем в рамках закона и отключаем только тогда, когда телевещатель лишается лицензии. За свою практику мы отключали всего один канал – ТВ-6.

– Вы же понимаете, что там был чисто политический аспект.

– Не знаю. Мы технологическая компания, отвечающая за доставку контента потребителю.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Страна на пороге телевизионной революции

Страна на пороге телевизионной революции

Анатолий Комраков

Чиновники ищут, на кого свалить новый очаг внутренней напряженности

0
483
Украинские депутаты хотят закрывать телеканалы по закону

Украинские депутаты хотят закрывать телеканалы по закону

Татьяна Ивженко

Верховная рада занялась информационной безопасностью

0
1174
Весь ужас в том, что нас сейчас поймут

Весь ужас в том, что нас сейчас поймут

Елена Семенова

Владимир Вишневский о вышивании книги, фундаментальном эротизме моностиший и ставке на энергию сожаления

0
2211
Как король импровизационной шутки Ургант стал Моисеем

Как король импровизационной шутки Ургант стал Моисеем

Вера Цветкова

На СТС возобновили популярный юмористический формат "Слава Богу, ты пришел!"

0
2173

Другие новости

Загрузка...
24smi.org