0
2345
Газета Я так вижу Интернет-версия

07.04.2020 11:31:00

Судебный эксперт адвокату пока не помощник

В уголовных делах сторона защиты лишена важнейшего способа доказать свою правоту

Вячеслав Голенев

Об авторе: Вячеслав Вячеславович Голенев – адвокат Адвокатской палаты города Москвы, партнер Коллегии адвокатов города Москвы №5.

Тэги: адвокат, суд, защита


адвокат, суд, защита Графика pixabay.com

Основополагающими принципами организации уголовного судопроизводства являются принципы состязательности и процессуального равноправия сторон. Однако в настоящее время принцип равноправия реализован в уголовно-процессуальном законе не в полной мере, что проявляется, в частности, в отсутствии у стороны защиты права на формирование доказательственной базы по уголовному делу путем назначения судебной экспертизы.

Согласно ч. 1 ст. 195 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в специально предусмотренных законом случаях возбуждает перед судом ходатайство о проведении судебной экспертизы. Таким образом, субъектами, в компетенции которых находится назначение экспертизы по уголовному делу, являются следователь, дознаватель и суд.

На первый взгляд, неравенство возможностей сторон устраняется посредством применения специальных компенсирующих норм. Однако практика показывает – защита находится далеко не в равном положении со следствием и дознанием, что не соответствует принципу «благоприятствования защите» в уголовном процессе. В частности, речь идет о следующих процессуальных нормах.

В соответствии с ч. 1 ст. 159 УПК, следователь, дознаватель обязан рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство. Подозреваемому или обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

Однако реализация данной нормы затрудняется в связи с тем, что на стадии предварительного расследования определение обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, находится в компетенции следователя или дознавателя. Поскольку они выполняют функции уголовного преследования и обвинения, беспристрастное разрешение подобных ходатайств затруднено. Мотивировка постановления следователя об отказе может ограничиваться формальным основанием – указанием на то, что обстоятельства, для установления которых защитник ходатайствует о проведении экспертизы, не имеют значения для уголовного дела.

Существует возможность обжалования постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства в суд (ст. 125 УПК). Однако возникает аналогичная проблема – суд может ограничиться исследованием формального соответствия мотивировочной части постановления следователя уголовно-процессуальному закону. В этом случае указание на то, что обстоятельства, для установления которых назначается экспертиза, не имеют значения для уголовного дела, может быть воспринято судом как правомерное действие следователя в рамках его компетенции.

Можно сделать вывод о единственном возможном случае назначения и проведения экспертного исследования на стадии предварительного расследования – если следователь (дознаватель) придут к выводу о целесообразности и полезности получения заключения эксперта для целей уголовного преследования. Поскольку деятельность адвоката-защитника имеет своим непосредственным содержанием противодействие обвинению, исход, при котором сторона обвинения добровольно возложит на себя подобного рода ограничения в виде неиспользования исключительного средства доказывания, предоставленного ей УПК РФ, сводится к нулю.

При этом адвокат не лишен права прибегнуть к лицам, обладающим специальными знаниями, в порядке ч. 3 ст. 80 УПК – обратиться к специалисту за заключением. Но и здесь мы сталкиваемся с проблемой. Согласно разъяснениям пленума Верховного суда РФ, специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение, консультирует. Он может делать заявления, с занесением в протокол, об обнаруженных и изъятых материалах. Но эти заявления и мнения не являются источниками доказательств по делу.

Кроме того, Верховный Суд РФ также разъяснял, что специалист, принимавший участие в производстве следственного действия либо представивший свое заключение, приобщенное к делу в качестве доказательства, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах производства следственного действия по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию. Однако понятие «необходимости» его допроса не раскрыто, что нередко истолковывается не в пользу стороны защиты – если есть заключение эксперта, то зачем заслушивать специалиста, приглашенного защитой?

Можно сделать вывод, что предусмотренное ч. 1 ст. 53 УПК РФ право адвоката-защитника собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, исходя из системного толкования норм действующего УПК, ограничено. Такое ограничение не представляется закономерным и допустимым, исходя из провозглашенного в ст. 15 УПК принципа равноправия сторон.

Стоит отметить, что более чем обоснованной и соответствующей действующему УПК является позиция о том, что реальная состязательность экспертов является единственной возможностью проверки научной обоснованности и достоверности экспертного заключения, для достижения которой необходимо предоставить право назначения судебных экспертиз не только суду и стороне обвинения, но и стороне защиты.

Таким образом, представляется необходимым реформировать действующий УПК с целью приведения его в соответствие с задекларированным, но фактически не реализованным принципом равноправия сторон – в части возможности привлечения эксперта. Введение данного института в уголовно-процессуальный закон позволит уравнять возможности следователя и адвоката в формировании доказательственной базы на этапе предварительного расследования.

В целях восстановления баланса в правовых возможностях сторон уголовного судопроизводства можно внести четыре предложения. Во-первых, допустить использование адвокатами такого института, как обеспечение доказательств нотариусом. Сейчас адвокат наделен правом обратиться к нотариусу за назначением экспертизы, но только по арбитражным, гражданским и административным делам. Целесообразно подумать над распространением указанной нормы на возможность формирования обеспечения доказательства по уголовному делу.

Во-вторых, исключить из ч. 1 ст. 159 УПК фразу «если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела». В таком случае защита будет обладать реальной свободой в получении интересующего ее доказательства. При этом вопрос оценки такого доказательства не исключается из компетенции следователя или дознавателя – у них сохраняется возможность отразить свое мнение в обвинительном заключении или акте.

В-третьих, внести поправку в УПК о таком основании проведения экспертизы, как запрос (обращение) адвоката-защитника по уголовному делу в экспертное учреждение. Проведение экспертизы в таком случае обязательно, и полученное заключение эксперта является доказательством по делу.

В-четвертых, передать вопрос о назначении экспертизы в ведение следственных судей, институт которых на данный момент имеет хорошие исторические шансы для внедрения в уголовный процесс (президентом России дано поручение проработать этот вопрос). Когда возникает вопрос технического характера, следственный судья может распорядиться о проведении экспертизы, как по своему усмотрению, так и на основании ходатайства прокурора или сторон.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


О войнах и воинах, тайных и явных

О войнах и воинах, тайных и явных

Виктор Макаренко

Государственная рутина: от бюрократии до артиллерии

0
1121
А так ли нам нужна свобода для повседневной жизни?

А так ли нам нужна свобода для повседневной жизни?

Александр Алтунян

Это вечное слово «даешь!»

0
1080
Судьи дерутся с полицией, спят на процессах и ошибаются с приговорами

Судьи дерутся с полицией, спят на процессах и ошибаются с приговорами

Екатерина Трифонова

Основные претензии высшей инстанции к служителям Фемиды – волокита и пренебрежение процедурой

0
1955
Конституционный суд разрешил депортировать «семейных» мигрантов

Конституционный суд разрешил депортировать «семейных» мигрантов

Екатерина Трифонова

Наличие у иностранца родственников в России – это не аргумент против выдворения

0
14066

Другие новости

Загрузка...
24smi.org