0
5302
Газета В мире Печатная версия

18.03.2002

Принц Майкл Кентский: "Я чувствую глубокую привязанность к вашей стране"

Тэги: принц майкл кентский, великобритания

Принц Майкл Кентский - офицер Ее Величества, военный разведчик, масон и большой друг России. Его русским корням мы обязаны многими начинаниями, которые облегчают положение бездомных в нашей стране и расширяют поле российско-британских контактов. Член королевского семейства, он живет в Кенсингтонском дворце, но не получает никаких средств из государственной казны. С согласия королевы принц Майкл зарабатывает на жизнь и свои благотворительные программы самостоятельно, возглавляя частную консультативную фирму. Его Высочество дал интервью корреспонденту "НГ" в Кенсингтонском дворце, о чем сделал запись в своем официальном дневнике на личном сайте в интернете.

принц майкл кентский, великобритания Принц Майкл Кентский хочет чаще бывать в России.
Фото предоставлено МИД Великобритании

- Ваше Высочество, российские читатели не очень хорошо представляют себе, из чего складывается повседневная жизнь члена королевской семьи Великобритании.

- Я посвящаю до двух третей своего времени благотворительной деятельности. Всего патронирую около 120 таких проектов, в том числе в России. Вместе с принцессой - моей женой - мы проводим до 200 различных благотворительных мероприятий в год. Кроме того, у меня масса интересов в сфере бизнеса, на которые соответственно остается гораздо меньше времени.

- Поле для благотворительной деятельности в России, вероятно, представляется вам очень широким.

- Всякий раз, когда я приезжаю в Россию, пытаюсь объяснить людям, что беды есть не только у вас, их хватает везде. В Британии тоже существуют и трудноизлечимые болезни, и бездомные на улицах. Это всегда было заботой международного сообщества. В Британии благотворительность практикуется уже очень давно. Люди воспринимают вполне нормально, когда их просят пожертвовать средства на нужды в тех сферах жизни, к которым они не имеют прямого отношения.

В России идея благотворительных сборов стала укореняться лишь в последние годы. Собственными глазами я наблюдаю изменения в сознании русских. У многих уже есть искреннее желание помогать, в том числе и деньгами. Уверен, что практика пожертвований станет столь же привычным делом в России, как и на Западе.

- Какие из ваших благотворительных проектов в России вы считаете главными?

- В 1995 году в России произошла ужасная железнодорожная катастрофа со многими погибшими и ранеными, включая детей. После этого был основан госпиталь имени Сперанского в Москве, где лечат детей, получивших серьезные ожоги. Сейчас это ведущий российский госпиталь подобного профиля. Я оказываю ему поддержку через проект "Друзья детей России". Он оказался столь успешным, что мы распространили его опыт за пределы России.

Другой приоритет для меня - приют для бездомных в Санкт-Петербурге. В этом городе, насколько мне известно, около 75 тысяч бездомных. Ночлежка, о которой идет речь, рассчитана лишь на 70 человек. В ней люди живут посменно и, выйдя оттуда, вынуждены искать себе пристанище в других местах. И вот, чтобы как-то облегчить положение, был учрежден проект под названием "Ночлежка", для которого разными способами привлекаются деньги. Прошлым летом ему были переданы сборы от большого концерта петербургской филармонии, перед началом которого я выступил с обращением. Кроме того, мы используем шотландский опыт: благотворительные организации выпускают специальный журнал, который продают люди, не имеющие жилья. Это помогает им установить контакт с окружающим миром, в том числе с людьми из других социальных групп. Аналогично в Санкт-Петербурге бездомные продают журнал "Дно", который специально для них издают благотворительные организации в Глазго.

- У нас в стране наслышаны и о вашей деятельности в области культуры.

- Назову прежде всего поддержку Музея керамики в Кусковском дворце в Москве. В нем хранится очень значительная по международным меркам коллекция керамики, в том числе обеденные сервизы царских династий. Удивительно, что все это цело, ничего не разбито и не украдено. В последние 70 лет эти ценнейшие предметы хранились в разных местах и только недавно были собраны в Кусково, рассортированы, каталогизированы, приведены в порядок и выставлены. Мы не раз проводили мероприятия по сбору средств для этого музея. Самое значительное из них состоялось по окончании автопробега из Великобритании в Москву в 2000 году. Тогда в Кусково прошел большой концерт. Выручку от него передали музею, а также госпиталю Сперанского.

Кроме того, я патронирую британское отделение американской благотворительной программы "Фонд мировых памятников". Он спонсирует восстановительные работы памятников архитектуры. В Санкт-Петербурге это Александровский дворец, один из павильонов на Елагинском острове, "китайский" павильон в Ораниенбауме. Фонд также жертвует средства на восстановление современных объектов - таких, как некоторые станции московского метро и кинотеатры 1930-х годов постройки.

Кстати, в сентябре я планирую отправиться в Россию для съемок фильма о дворцах династии Романовых. Жаль, что снимать придется только на европейской части России, поскольку трудно получить разрешение на съемки за Уралом. Должны получиться две версии - на русском и английском языках.

Я также стараюсь помогать восстановлению деревянных домов, построенных без гвоздей, в основном церквей. Это очень близко моему сердцу.

Еще хотелось бы упомянуть проект "Новые имена", который призван помогать музыкальным талантам во всех регионах России. Музыкальная культура российской молодежи поразительно высока. Я слушал их концерты в Москве, Лондоне, Женеве и других городах мира, и это всегда производит огромное впечатление.

- С какими трудностями в реализации таких программ в России и Великобритании вам приходится сталкиваться?

- Все трудности - это, как правило, вопрос умения построить диалог. В конечном счете именно нахождение общего языка с партнерами сдвигает дело с мертвой точки. В последние месяцы мы встречались с Патриархом Алексием II, политиками и многими другими лицами. Очевидно, что общее настроение и менталитет у вас в стране сильно изменились после моего первого визита в 1992 году. Тем не менее, скажем, отношение к проекту "Ночлежка" со стороны властей Санкт-Петербурга весьма сложное. После всех наших усилий добиться признания проекта правительством города не могу сказать, что мы получили удовлетворительные результаты. Но мы надеемся, что ему наконец окажут должную финансовую и организационную поддержку. Ведь те, кто занимается проектом, делают это исключительно по своей доброй воле, за счет личного времени, не получая никакого вознаграждения, но исключительно во благо сообщества. Между тем власти не только не помогают деньгами, но даже отказываются встретиться и обсудить проблемы.

- Легче ли идут в России ваши бизнес-проекты? Скажем, вы патронируете Российско-британскую торговую палату.

- Я действительно являюсь патроном палаты в последние 4 года. Самые яркие мои впечатления за это время - торговые ярмарки в Екатеринбурге и Самаре. Впервые я оказался на ярмарке в июле 1998 года - как раз перед падением курса рубля. Тогда мы ожидали, что количество компаний, которые должны были выставляться, резко сократится. Но ничего подобного не произошло. Участников оказалось даже больше, чем в предыдущий год.

На следующий год я опять приехал на екатеринбургскую ярмарку. И уж на этот раз у нас были самые серьезные опасения по поводу того, что после девальвации многим компаниям будет не до ярмарки. Но нет, участников было еще больше, чем раньше. Более того, количество желающих вступить в палату резко увеличилось, и теперь в списке ее членов появились такие компании, как "Бритиш Телеком", "Бритиш Газ", "Бритиш Эйруэйз". Это приятный сюрприз.

Но особое внимание мы уделяем малым предприятиям и фирмам. Кстати, они составили большинство на ярмарке. Скажем, в последний раз из 85 участников таких было три четверти. Задача палаты в том, чтобы торговля развивалась в обоих направлениях. Мы помогаем британским компаниям работать в России, а российским - инвестировать в Британии. В списке членов палаты - почти поровну российских и британских компаний. Кстати сказать, Российско-британская торговая палата была основана в России еще в 1912 году. У меня есть письма короля Георга V и царя Николая II, в которых эти мои родственники выражали надежду на то, что от нее будет польза.

- Говорят, вы не только поддерживаете деловые связи в России, но и растите кадры. В экономической академии Плеханова в Москве даже учреждена стипендия принца Майкла Кентского.

- Для меня важно быть почетным доктором этой академии. Сегодня я финансирую программу обмена студентами между этой академией и школой бизнеса в Оксфордском университете. Каждый год двое московских студентов учатся в Оксфорде. Надеюсь, что скоро заработает и вторая часть программы: британские студенты приедут учиться в Россию. Мне кажется, что для них это будет даже более познавательный опыт, чем для их российских коллег. Дело в том, что в России гораздо лучше осведомлены о том, что делается в Британии, чем в Британии - о России.

- Насколько мне известно, британские инвестиции в России не так высоки. Как вы думаете, что больше всего мешает британским бизнесменам?

- Я бы отметил феномен пассивности: многие компании охотно имели бы бизнес в России, но все сидят и ждут - кто первый проявит инициативу. Правда, после 11 сентября многое стремительно меняется в американо-российских отношениях и восприятии друг друга. То же самое происходит и в британо-российских отношениях. Люди обретают взаимное доверие. На мой взгляд, все в конечном счете упирается в доверие. Если одни компании увидят, что конкуренты уже пошли на российский рынок - они за ними последуют. В последние годы Британия устойчиво занимает четвертое или пятое место по величине инвестиций в России. Я считаю, что это хорошие новости.

- Наша газета время от времени пишет о российских и зарубежных масонах. Насколько известно, вы также принадлежите к ложе.

- Я являюсь Великим мастером Великой ложи, которая объединяет примерно треть масонов в Британии. Все мы стремимся установить связи с Россией. Правда, я еще не встречался ни с кем из российских партнеров, но надеюсь, что это скоро произойдет.

- Чем занимается ваша ложа?

- Масонские ложи объединяют людей, которые верят в высший разум. Мы ведем очень активную деятельность и стремимся привлечь в свои ряды больше молодых людей. Масоны могут быть христианами, мусульманами, исповедовать любую другую религию. Наши регулярные встречи и ритуалы закрыты для посторонних. В остальном же мы очень открытые люди. В странах Восточной Европы, как и в России, к такой форме мышления и общения только начинают привыкать. Прогресс пока не столь велик, но есть надежда, что роль масонства будет расти. Сбор денег на благотворительные нужды не является приоритетом для масонства, но тем не менее это стало одним из важнейших его занятий, в том числе в интересах благотворительности в России.

- Можно ли сказать, что Россия - важный объект для британской политики?

- Без сомнения. Но мой интерес к России, включая личный, гораздо шире, чем можно выразить в рамках этого интервью. За последние 10 лет у вас произошли колоссальные изменения. Интересно наблюдать, как в последние месяцы даже у британской прессы, которая всегда была очень критично настроена к вашей стране, изменился тон. Она стала писать в гораздо более позитивном духе о том, что происходит в России и в российской экономике.

Летом прошлого года я привез к вам группу британских журналистов из 10 ведущих изданий, причем только двое из них раньше бывали в России. Мы совершили десятидневный тур по различным регионам и объектам - от предприятия по демонтажу реакторов атомных подводных лодок в Мурманске до нефтепромыслов Нефтеюганска. Мы также посетили Плехановскую академию, Кусково, госпиталь Сперанского. Мы встречались со многими политиками, в том числе с самим Анатолием Чубайсом. После поездки журналисты, которые были со мной, стали писать о России гораздо доброжелательнее.

- А как вы отдыхаете?

- Имею слабость к автогонкам, состою членом и президентом Королевского автоклуба. Два года назад я организовал автопробег из Англии в Москву через Скандинавию для сбора средств на благотворительность. Участвовало 12 машин - все выпуска 1920-х годов. Около Красной площади нас встретил московский мэр Юрий Лужков, вместе с которым мы отправились в госпиталь Сперанского. В текущем году мы опять хотим устроить пробег, чтобы заработать на нужды госпиталя. Требуется около ста тысяч фунтов. Машин будет в два раза больше. Мы стартуем из Таллина, проедем через Псков до Москвы и вернемся через Петербург в Таллин. В Москве проведем большой концерт молодых дарований. А в Петербурге - большое благотворительное шоу ведущего Дома моды. Собранные деньги передадим на работу ночлежки.

- Помимо того, что вы - родственник последнего русского царя и член британского королевского семейства, вашим крестным отцом был один из самых популярных американских президентов Франклин Делано Рузвельт. Вы как-то ощущаете на себе связь времен?

- Я родился 4 июля, когда Америка празднует свой самый главный праздник - День независимости. Поэтому мой отец позвонил Рузвельту и сказал: "Моему сыну было суждено родиться в День независимости. Вы должны быть его крестным отцом!" И Рузвельт согласился. Правда, я никогда его не видел. Президент Рузвельт умер, когда мне не было трех лет. Я помню, как ходил тогда со взрослыми в американское посольство выразить соболезнование в день его смерти. Когда я езжу в Америку и выступаю перед публикой, о таких связях неплохо вспоминать, чтобы завоевать симпатии аудитории.

- Наверное, специфические черты биографии заставляют вас чувствовать свою миссию посредника в развитии отношений между Британией, США и Россией?

- Более всего меня заботит то, как использовать все мои связи, чтобы привлечь должное внимание к сближению Британии и России. Вообще же я чувствую глубокую привязанность к России. Моя бабушка была русская. Расположение и обходительность со стороны русских, которые я испытываю всякий раз, когда приезжаю в вашу страну, только усиливают мои чувства. Мне хочется больше бывать в России и вызывать у русских интерес к Британии.

- Вы не забыли русский язык? После окончания военной академии в Сэндхерсте вы получили диплом переводчика. А сейчас продолжаете поддерживать язык?

- Стараюсь не забывать. Когда я долго нахожусь среди носителей языка, то быстро чувствую прогресс и начинаю говорить гораздо свободнее.

Лондон-Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Битники, бойскауты, джаз

Битники, бойскауты, джаз

Илья Воронин

Как подростки всех народов творят историю

0
806
"Расколоть шифр"

"Расколоть шифр"

Алексей Олейников

Как британские и немецкие военные друг друга в Первую мировую войну подслушивали

0
3864
Суровый урок Первой мировой

Суровый урок Первой мировой

Владимир Винокуров

Для России это была справедливая война, что придавало уверенности ее дипломатам

0
3057
У британских адмиралов проблемы с географией

У британских адмиралов проблемы с географией

Андрей Рискин

0
4153

Другие новости

Загрузка...
24smi.org