0
10252
Газета В мире Печатная версия

15.03.2016 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Китай приступает к созданию военного альянса в Центральной Азии

Пекин ставит под сомнение эффективность ОДКБ и перспективы ШОС

Александр Князев

Об авторе: Александр Алексеевич Князев – доктор исторических наук, эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку.

Тэги: китай, центральная азия, военный альянс, таджикистан, пакистан


китай, центральная азия, военный альянс, таджикистан, пакистан Фото Reuters

Совместные российско-таджикские антитеррористические учения на юге Таджикистана с довольно-таки беспрецедентным применением российских Военно-космических сил (ВКС) проходят на фоне весьма любопытной китайской военно-дипломатической активности в странах региона.

За короткое время в Пекине состоялись переговоры министра внутренних дел Таджикистана Рамазона Рахимзода и министра общественной безопасности КНР Го Шэнкуня. Через пару дней в Душанбе встретились начальники генштабов Китая, Таджикистана и Пакистана при участии специального комиссара по борьбе с терроризмом и вопросам безопасности КНР Чэн Гопиня, после чего начальник штаба Народно-освободительной армии Китая (НОАК КНР) генерал-полковник Фан Фэнхуэй вылетел в Кабул. Среди частных решений  – создание совместного антитеррористического центра МВД РТ и Министерства обороны КНР в Душанбе и солидная китайская военная помощь афганским силам безопасности. Но очевидно, что речь идет не только о политическом взаимодействии или координации действий полицейского характера. Эти аспекты на уровне армейских генштабов не обсуждаются, и речь идет о формировании договорно-правовой базы между Пекином, Душанбе, Кабулом и Исламабадом, позволяющей в перспективе применение вооруженных сил в обеспечении декларируемых целей.

Список декларируемых генералами целей на первый взгляд выглядит довольно стандартно: это сотрудничество в борьбе с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом, транснациональной преступностью, незаконным оборотом наркотиков и оружия. Понятно, что основным источником называемых угроз является находящийся в состоянии войны Афганистан. Новаторски выглядит здесь один из вопросов, обсуждавшихся преимущественно на двустороннем китайско-таджикском уровне: вопрос обеспечения безопасности китайских предприятий и иных экономических объектов в Таджикистане. Обеспечивать есть что: 48%, 50%, 58% – так росла доля прямых китайских инвестиций в экономику Таджикистана с 2013 по 2015 год. В Пекине вызывает беспокойство (в том числе в контексте его экономических интересов) внутриполитическая ситуация в Таджикистане. Это и заставляет КНР активизировать с Душанбе военное сотрудничество, за которым, можно допустить, стоят (или появятся) гарантии стабильности для действующего политического режима в Республике Таджикистан (РТ).

Последние буквально полгода традиционно входивший в зону военно-политического влияния и соответствующей ответственности России, не получая от Москвы желаемых экономических преференций, Таджикистан начал совершать нежелательные – с точки зрения Пекина – внешнеполитические действия. Это, например, конфликт с Ираном по поводу визита в Тегеран председателя запрещенной Партии исламского возрождения Мухитдина Кабири, а также демонстративные попытки поиска партнеров в Саудовской Аравии и других арабских странах.

Если предположить вероятность сценария какой-либо внутриполитической нестабильности, руководство Таджикистана вряд ли не уверено в том, что Россия станет военными средствами вмешиваться в ситуацию, как это было во время гражданской войны 1990-х годов. Активизация военного сотрудничества с КНР является демонстрацией для Москвы со стороны Душанбе. Вложивший в Таджикистан серьезные финансовые средства Китай может в большей степени оказать содействие в сохранении стабильности самого политического режима.

Вовлечение в этот процесс Пакистана может иметь еще одно значение. Не секрет, что военные круги Пакистана уже несколько десятилетий имеют особое влияние на экстремистские и террористические группировки, действующие в Афганистане, включая и приграничье с Таджикистаном. Не исключено, что в рамках трехстороннего сотрудничества в сфере безопасности были обсуждены и вопросы активизации пакистанских сил безопасности в направлении северо-восточных провинций Афганистана, граничащих и с Таджикистаном, и – небольшим участком – с Китаем. Для Китая этот регион имеет особое значение (помимо обеспечения безопасности как таковой) и для реализации ряда проектов Экономического пояса Нового шелкового пути. В частности, 13 марта 2016 года, по сообщениям афганских и пакистанских информагентств, было принято решение и начата дислокация на постоянной основе частей НОАК КНР на пакистанской территории для защиты китайско-пакистанского экономического коридора, ведущего из порта Гвадар в китайский Синьцзян. Можно предположить, что это лишь первая ласточка китайского военного присутствия в странах региона.

Скорее в политическом, нежели в военном, плане сближение силовых структур Пакистана с аналогичными в РТ может быть и определенным сигналом для Индии, традиционно являющейся региональным конкурентом и для КНР, и для Исламской Республики Пакистан (ИРП) и пытающейся эпизодически усиливать свое влияние в Таджикистане и Афганистане, в том числе в регионах проживания исмаилитов. РТ, ИРП, ИРА (Исламская Республика Афганистан) и КНР – это четыре страны, где в разной степени остро, но гипотетически существует опасность исмаилитского сепаратизма и планов создания исмаилитского государства. Естественно, в противодействии этому заинтересованы и в Пекине, и в Исламабаде, и в Душанбе.

Попытка создания подобного военного альянса, стань он реальностью, де-факто дезавуирует антитеррористический компонент ШОС (в том числе Региональную антитеррористическую структуру ШОС). Существование ОДКБ в таком случае просто игнорируется. В этом контексте нельзя исключать того, что проходящие в Таджикистане армейские учения помимо их основного предназначения также имеют демонстрационный и упреждающий характер, только уже для Таджикистана и Китая со стороны России.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Для того чтобы стать друзьями, США и Россия должны найти себе общего врага

Для того чтобы стать друзьями, США и Россия должны найти себе общего врага

Александр Шарковский

0
1421
Приведут ли дороги Нового Шелкового пути в Санкт-Петербург

Приведут ли дороги Нового Шелкового пути в Санкт-Петербург

Игорь Дивинский

Андрей Бельянинов

Стратегическому партнерству России с Китаем недостает тактических инициатив

0
1843
В Китае спустили на воду первый авианосец, выполненный по отечественному проекту

В Китае спустили на воду первый авианосец, выполненный по отечественному проекту

0
719
Россия выходит со своим ядерным топливом на рынок Китая

Россия выходит со своим ядерным топливом на рынок Китая

Олег Никифоров

Поставки топлива, представляющего собой сложные технические изделия, является важным шагом по переходу к экспорту высокотехнологичных изделий российского производства

0
1360

Другие новости

24smi.org
Рамблер/новости
Загрузка...