0
763
Газета Акцент Печатная версия

07.06.2005 00:00:00

Музыка человеческого дыхания

Тэги: артман, саксофон, фестиваль, театр

Открытие Международного театрального фестиваля им. А.П. Чехова по традиции начали уличным шоу. Автор проекта Вячеслав Полунин пригласил Шусаку Такеучи – японца, живущего в Голландии, который поставил балет с нашими «Провинциальными танцами», а питерский художник Алексей Кострома «оперил» сад. Для этого 240 кг гусиного пуха было завезено с птицефермы, в пух одели деревья, ворота сада, сделали пуховые полянки, а 32 саксофониста из Франции из группы «Урбан сакс» оккупировали сад «Аквариум». С основателем этой знаменитой на весь мир группы композитором и режиссером Жильбером Артманом, нам удалось поговорить после репетиции.

артман, саксофон, фестиваль, театр Вячеслав Полунин был в восторге от происходившего.

-В Интернете много информации об «Урбан сакс», но значительно меньше лично о вас, Жильбере Артмане. Кто вы? Режиссер, дирижер, музыкант?

 

– Музыкантом себя назвать не могу, поскольку я самоучка. Играю на всех инструментах понемногу, но ни на одном профессионально. К музыке пришел поздно, когда мне захотелось поменять свою жизнь. Я работал в архитектуре, был декоратором, оформлял витрины магазинов, открытки. Имел хороший заработок, но тянуло к музыке.

 

– Вы архитектор – это помогает вам вписывать ваши выступления в ту или иную среду?

 

– Конечно. Я всегда стремлюсь к тому, чтобы действо входило к контакт с окружающей средой. Вообще-то для наших выступлений нет каких-то определенных рамок. С помощью звуков мы пытаемся создавать образы, а люди сами домысливают содержание.

 

– Вас не интересует сюжет, психология?

 

– Я никогда не любил четкого сюжета с его заданностью. Думаю, большие писатели, как и великие деятели театра, пытались за словом всегда увидеть нечто иное, нечто еще, давали зрителю шанс что-то такое домыслить и досочинить. В театре слово не ставит точку.

 

– Ваша группа называется «Урбан сакс». А в деревне стали бы играть?

 

– Нам часто предлагают для выступлений исключительные по красоте места: испанский Бильбао, ливанский Баальбек, этим летом мы должны выступать в Карфагене. Поскольку место заставляет нас делать что-то новое, возможность повторения спектакля исключается.

 

- Вам понравилось работать в саду «Аквариум»?

 

– Всегда интересно пофантазировать с городской средой. Нам очень хотелось работать на фасаде гостиницы «Пекин», уж очень это здание сталинской архитектуры символично. Хотелось работать на всех балконах, высветить окна, сделать подсветку для наших музыкантов, которые могли бы работать вдоль всего фасада. Это оказалось невозможно, поскольку рядом проходит оживленная магистраль.

 

– Вам нравится сталинский стиль?

 

– Этот стиль утверждает величие власти. Интересно, как в архитектуре времен Муссолини (я ни в коем случае не сравниваю его со Сталиным) при внешнем величии есть замечательные внутренние дворы с хорошим резонансом, просто готовые площадки для спектаклей. Проблема только в том, что дворы эти никогда не используются. Мы играли на миланском вокзале – типичном образчике архитектуры Муссолини, и это было здорово с акустической точки зрения. Стиль есть стиль.

 

– Как вы подбираете музыкантов, ведь в оркестре у вас пятьдесят человек?

 

– Как-то сами находятся. К примеру, один музыкант из Австрии несколько раз приходил к нам на концерты. Потом написал письмо с просьбой, чтобы мы ему выслали партитуру. Мы не поняли зачем, но послали. Потом попросил еще какую-то информацию, потом пришел на репетицию.

 

– Среди музыкантов больше мужчин или женщин?

 

За платьем и маской и не разглядишь, мужчина это или женщина. Фото Артема Чернова (НГ-фото)– Чтобы избежать проблем, мы всех одели в платья (смеется). Вообще, треть оркестра – женщины. Во Франции все больше и больше женщин играет на саксофонах.

 

– В Европе живет тоска по ритуалу, о чем первым написал Антонен Арто. Если возникает проблема ритуала, то возникает проблема веры?

 

– Да, да. Нужно снова вернуться к ценностям, которые от нас ушли. Думаю, слово «ценности» не подходит, скорее, «понятия».

 

– Откуда у вас такая любовь именно к саксофону?

 

– Появление саксофона относится к началу прошлого века, в нем – музыка новой индустриальной эпохи. Саксофон как бы продолжает человеческий голос, его дыхание, он – источник звука и движения. В одном движении лучше слышится одна нота, в ином – другая.

 

– Кстати, как вы голосовали, за Европейскую Конституцию или против нее?

 

– В глубине души был против, но проголосовал за нее.

 

– Почему так?

 

– Если бы я знал, что большинство проголосует «за», то голосовал бы «против». Но поскольку я был уверен, что «за» проголосует меньшинство, то предпочел поддержать Конституцию, уравновесить количество ее сторонников и противников.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Российский национальный оркестр открывает сезон

Российский национальный оркестр открывает сезон

0
359
XIII Международный фестиваль виолончельной музыки пройдет с 9 по 20 ноября 2021 года

XIII Международный фестиваль виолончельной музыки пройдет с 9 по 20 ноября 2021 года

0
354
Минтруд не готов измерить бедность продовольственными карточками

Минтруд не готов измерить бедность продовольственными карточками

Анастасия Башкатова

Государство избегает мер поддержки, которые улучшают питание людей, а не статистику

0
1380
Цифровизация пока проходит мимо заключенных

Цифровизация пока проходит мимо заключенных

Екатерина Трифонова

Конституционный суд подтвердил еще раз право граждан на доступ к своим уголовным делам

0
976

Другие новости

Загрузка...