0
836
Газета Антиквариат Печатная версия

01.06.2007 00:00:00

Жар-птицы и куколки московского Манежа

Тэги: салон, искусство, манеж


салон, искусство, манеж Галеристы завязывают новые контакты, а искусство ждет своего ценителя.
Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

Майский салон – событие, ожидаемое с особым волнением и любопытством. Для публики интересно и то, что в этом году привезут зарубежные галереи, и какой оригинальной экспозицией блеснут российские. Для галеристов это не только возможность презентовать себя на более высоком уровне, но и реализация более прагматичного желания завязать новые деловые контакты.

Открытие началось с вручения собственной премии, без которой, конечно же, не мог обойтись салон: люди любят получать призы – это известно каждому хорошему организатору. L’oiseau de feu – Жар-птица, схватить которую за хвост не так уж просто. Во всяком случае, для кого бы то ни было, кроме французских галерей, которых среди номинантов было подавляющее большинство. Среди лауреатов, естественно, тоже: все три премии – за лучшую экспозицию, самые интересные объекты и выдающиеся личные достижения – уехали в Париж. Весьма забавно было наблюдать, как французы радостно вручают награды французам под сводами русского зала и под взгляды русских журналистов. Правда, экспозиция победителя Мишеля-Ги Шадло и в самом деле отличается оригинальностью. Огромный стенд замысловато разделен темными перегородками на коридорчики и закутки, в каждом из которых, как драгоценные жемчужины, предстают великолепного качества предметы мебели и прикладного искусства XIX века. Жан-Мари Росси, награжденный за личные успехи, остался дома, а в Москву прислал дочку и роскошный неоклассический кабинет, составивший лаконичную экспозицию.

Впрочем, среди французских достижений есть одно приятное исключение. В список номинантов на лучший стенд попала московская галерея «Элизиум». Продолжая свою излюбленную тему авангарда, галерея в этот раз представляет авангард шестидесятников – впечатляющую коллекцию из 204 произведений живописи, графики, скульптуры и прикладного искусства. Собраны все имена, без которых невозможно представить искусство этого времени. Пятая часть богатства уместилась в стильную концептуальную экспозицию, отмеченную кроваво-красной дорожкой, вызывающей в российском сознании столь стойкие советские ассоциации, что первое время никто из соотечественников не решался на нее ступать. А живой классик Владимир Немухин, заглянувший на стенд, чуть не плакал от нахлынувших воспоминаний.

Из прочих приятных встреч – уже знакомые имена и лица. Как всегда, De Jonckheere привезли старых мастеров, среди которых, кстати, «Зимний пейзаж с ловушкой для птиц» Питера Брейгеля Младшего, уже присутствовавший в Манеже. Стенд Люка Белье открывает все та же полупрозрачная ширма Александра Архипенко. Бессменный Бернар Шаперо почти монопольно представляет редкие манускрипты и карты. Boccara выступает с неизменно престижными гобеленами. Швейцарская Bartha–Hirt следует модным нынче тенденциям сочетания старого искусства и современных живописных полотен. На стенде «Минотавра» – отличная подборка скульптур Ханы Орловой и русские живописцы-эмигранты.

Кстати сказать, тема искусства начала XX века продолжает активно эксплуатироваться, и на салоне по-прежнему немало Шагала, Сутина, Сюрважа. Эмигрантов представляют не только гости, но и российские галереи, за которыми наблюдается забавная «игра в переодевание»: по примеру европейских коллег «Наши художники» превратились в Kournikova Gallery, а «Петербургский антиквар» стал Suslov Fine Art.

Заметная особенность салона – большое количество фигурок ар-деко из бронзы и слоновой кости – «куколок», как их в шутку называют галеристы. При вопросе о стоимости продавцы загадочно поднимают глаза к небу и указывают на каталог недавнего аукциона Сотбис – мол, сейчас все так быстро меняется. Впрочем, приторно-сладкие Чипарус и его коллеги по цеху обладают безусловным высоким качеством и к тому же приятно ассоциируются с волшебным временем «Русских сезонов».

Разбавляет весь этот русско-европейский калейдоскоп загадочная своей восточной недосказанностью живопись Страны восходящего солнца. Шелковые свитки с медитативными ирисами и цветущими сливами представлены на стенде токийской галереи Shiraishi, занимающейся японским искусством XX века и расположенной уже в зоне галерей современного искусства. Там представлены несколько зарубежных коллег и самые серьезные российские, благополучно переехавшие с недавно закрывшейся Арт-Москвы и захватившие с собой работы неизменных Олега Кулика, парочки Виноградов–Дубосарский, Ивана Чуйкова.

Несмотря на свою подчеркнуто коммерческую основу, Салон изящных искусств – это событие и околомузейного интереса, ведь удается посмотреть большое количество высококачественных произведений, которые крайне редко или даже никогда не экспонируются в России. В этом году музейная тема была специально поддержана. Аккуратная экспозиция подмосковного Муранова, скромно притулившаяся над основной площадкой Манежа, – еще одно напоминание о том, что деньги – вещь относительная и преходящая, а искусство и красота остаются в веках.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Чем опасен микропластик

Чем опасен микропластик

Академик Вячеслав Рожнов – об одной из главных угроз для экосистемы Байкала

0
827
В сети кинотеатров "Каро" с 1 июля по акции можно приобрести билет в кино за один рубль

В сети кинотеатров "Каро" с 1 июля по акции можно приобрести билет в кино за один рубль

  

0
556
Россияне стали чаще ходить в музеи и на выставки за последние три десятилетия

Россияне стали чаще ходить в музеи и на выставки за последние три десятилетия

0
358
Самозащита приводит граждан в тюрьму

Самозащита приводит граждан в тюрьму

Екатерина Трифонова

Обвинительный уклон обнулил пределы необходимой обороны

0
1448

Другие новости