0
1761
Газета Кино Печатная версия

20.02.2012 00:00:00

Роботы штурмуют развалины Цхинвала

Тэги: кино, премьера, рецензия


кино, премьера, рецензия Ах, война, что ж ты сделала...
Кадр из фильма «Август. Восьмого»

В пятницу в «Пушкинском» состоялась премьера фильма «Август. Восьмого». По части неожиданностей авторские посулы оправдались: в истории на равных участвуют, например, президент РФ, мальчик, добрый робот и монстр из компьютерных игр. Все они так или иначе вовлечены в события грузино-осетинской войны 2008 года.

Замысел Джаника Файзиева интриговал. Война глазами ребенка. Война, сквозь которую пробирается в поисках своего мальчика молодая московская мама. Настораживал факт щедрого, стопроцентного госфинансирования блокбастера о военном конфликте в Цхинвале (после выхода грузино-американского фильма «5 дней в августе» казалось, что беспрецедентная поддержка нашего «Августа» – желание высшего российского руководства сделать симметричный жест).

Кстати, сценарий Файзиев писал вместе с американцем Майклом Лернером – сценаристом и военным корреспондентом Newsweek. В одном из репортажей со съемочной площадки режиссеру задавали вопрос: «Что, внедряете на практике голливудскую систему?» – на что он отвечал: «Я давно уже работаю по этой системе. С тех пор как начал заниматься сериалами, я понял важную вещь. Работать надо так, чтобы зритель понимал, про что ты рассказываешь, и хотел смотреть, а не переключался бы на другие каналы. Законы зрительского восприятия никто не отменял». Тот фильм, который мы увидели в пятницу, не опроверг и закона «Кто платит, тот и заказывает музыку». Нет, «Август» не стал нахрапистой агиткой, но официальная версия российской стороны неумолимо проведена через фильм. По версии авторов известие о начале конфликта застает президента России в┘ спальне. Телефонный звонок будит чету №1, находящуюся на отдыхе. Главу государства сыграл Владимир Вдовиченков. В погоне за сходством не переусердствовали. Так, деликатно приблизились к прототипу: большие синие глаза, характерная привычка поводить плечами. Эпизоды боев в Осетии и воображаемых мальчиком компьютерных битв перемежаются сценами в президентском кабинете, где идут экстренные заседания. Конечно, возможны трактовки: кто есть кто среди персонажей этих сцен, но точно можно понять, что по вопросу тактики в рядах приближенных царил раздрай. И опирался президент не на тех, кто истерически призывал отступиться от спорной кавказской территории, а на сильных людей – таких, что об интересах родины думают, а не о пустяках вроде того, какая реакция мирового сообщества последует. Эта «руководящая линия» в фильме словно инородное тело. Словно дань, выплаченная по уговору.

А основной сюжет – спасение московского мальчика Темы, которого ветреная мамаша отправила на недельку к бывшему мужу-осетину. Деревня осетинской родни располагается под Цхинвалом, прямиком у границы, и все там гибнут практически сразу после начала грузинского наступления. Только малыш Тема остается жив, прячется в опустевшем доме и ждет маму. Вернее, даже не маму, а доброго великана из компьютерной игры, с которым у него попеременно ассоциируются то мама, то папа, то еще кто-то – дружественный и сильный. А зло, опасность соответственно приобретают в его сознании обличье огромного монстра-трансформера – отсюда и возник в картине фантастический пласт, когда в картины реальной жизни вмешиваются рисованные, компьютерные существа. Идея небезынтересная, и, будь автор свободен в своем пацифистском порыве, могла бы она привести к неожиданным результатам. Но в условиях обременения политической конкретикой она вянет, приобретает какой-то диковатый окрас: тут тебе и президент всея РФ, и летающие монстры...

В премьерной толпе попадалось много военных – довольно молодых мужчин с орденами на груди. Это участники цхинвальских событий. Когда писали сценарий, во многом опирались на рассказы Героя России Алексея Ухватова – в дни противостояния он руководил разведротой. Так вот Ухватов утверждает, что в изображении той войны постановщики максимально приблизились к правде. Выглядит на экране все действительно масштабно, но вот, к сожалению, не довелось услышать от военного слов о главном: как ему нравится сказка про чудесное продвижение по линии фронта красотки Ксении, героини прелестной Светланы Ивановой? Темина мама явно из разряда тех киногероев, которые в огне не горят и в воде не тонут. Под ней рушатся лестницы, падают стены, едва ее не задев. Вокруг народ погибает пачками, а ее пули не берут. Она даже на штурм ходит с военными, уцепившись за ремень капитана Лехи (Максим Матвеев) и прикрыв голову металлической каской. В своем любовании этой женщиной постановщики не знают меры: нет кадра, где бы Ксения-Иванова не была гламурно прекрасна, пусть вокруг рвутся снаряды и стелется черный дым пожаров. К финалу становится все хуже и хуже, фильм словно несется с горы вниз, и его авторы уже даже не хотят регулировать степень сказочности. Один только эпизод примечателен: грузинские солдаты помогают Ксении вывезти из деревни раненого сынишку – они, мол, тоже не звери.

После премьеры «Августа» охватила печаль, подобная той, что возникла в связи с фильмом «Утомленные солнцем-2». Ведь чего мы только не слышали заранее про «великий фильм о великой войне», но все равно теплилась надежда на чудо – вдруг автор «Неоконченной повести» и «Рабы любви» нас опять поразит, вдруг посрамит наши пессимистические ожидания? Мало кто помнит сегодня, что режиссер Файзиев начался не с фильма «Турецкий гамбит». Но те, кто видел его первые – в Ташкенте снятые – ленты «Сиз ким сиз?», «Камми», точно знают, что он художник. А ирония по отношению к артхаусу, которая теперь постоянно звучит в его речах – не злопыхательство по поводу того, в чем сам не силен. В перестроечные годы его картины прозвучали ничуть не тише, чем первые фильмы Бахтиера Худойназарова и деятелей «казахской новой волны». Он почему-то не любит о них вспоминать, но «Сиз ким сиз?» и «Камми» хороши, в них столько свободы, таланта и игры ума! Нельзя осуждать его выбор, по которому он взялся быть первопроходцем в освоении новых для российской кинематографии жанров – телесериалов, батальных блокбастеров. На недавней конференции «Инвестиции в кино, телевидение и новые медиа» Файзиев совершенно справедливо сказал, что на проектах, подобных «Августу», тренируется индустрия: отечественные мастера спецэффектов, каскадеры, компьютерщики находят применение своим талантам, работники «второго состава» учатся взаимодействовать с огромными группами людей. Тренировка, конечно, недешево обошлась. Теперь интересно будет следить за информацией о сборах фильма «Август. Восьмого».


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Нелегалы грозят обрушить рейтинги президента США

Нелегалы грозят обрушить рейтинги президента США

Данила Моисеев

Суд не позволил Байдену отменить решения Трампа по мигрантам

0
433
В Синьцзяне посланцам ООН покажут потемкинские деревни

В Синьцзяне посланцам ООН покажут потемкинские деревни

Владимир Скосырев

Китай требует от Бачелет беспристрастности и объективности

0
415
Антикризисные меры правительства концентрируются вокруг импорта

Антикризисные меры правительства концентрируются вокруг импорта

Анастасия Башкатова

Основой продовольственной безопасности России были закупки за рубежом

0
548
Херсонщина обменяет гривны на рубли по твердому курсу

Херсонщина обменяет гривны на рубли по твердому курсу

Иван Родин

Россия ускоряет финансовое, правовое и политическое проникновение в Украину

0
464

Другие новости