0
4764
Газета СНГ Печатная версия

26.03.2023 19:19:00

Ташкент поделится с Кабулом технологиями

Странам Центральной Азии предстоит договориться о распределении воды

Тэги: центральная азия, водные ресурсы, распределение, узбекистан, канал, амударья, афганистан


центральная азия, водные ресурсы, распределение, узбекистан, канал, амударья, афганистан Спецпредставитель президента Узбекистана по внешней политике Абдулазиз Камилов обсудил возможность строительства канала Куш-Тепа. Фото Reuters

Узбекистан берет под свой патронаж проект строительства канала Куш-Тепа на реке Амударья в Афганистане. Об этом стороны договорились на переговорах и.о. заместителя премьер-министра временного правительства Афганистана муллы Абдул Гани Барадара со специальным представителем президента Узбекистана по внешней политике Абдулазизом Камиловым в Кабуле. Ташкент готов обеспечить техническую сторону проекта. Кроме этого представители двух стран обсудили вопросы охраны границы и обеспечение безопасности. Афганистан, по мнению экспертов, готов к мирному сосуществованию и реализации совместных экономических проектов.

О строительстве канала афганское правительство объявило год назад. Выступивший на церемонии закладки сооружения мулла Абдул Гани Барадар заявил, что для Афганистана этот проект имеет большое значение: «Мы не хотим зависеть от других стран» (см. «НГ» от 29.01.23). Канал поможет обводнить засушливые регионы страны и поспособствует развитию сельского хозяйства. Пропускная способность канала составит 650 куб. м в секунду, что позволит питать земли в провинциях Балх, Джаузджан и Фарьяб. Из этих областей две провинции, Джаузджан и Фарьяб, граничат с Туркменистаном. Согласно опубликованному талибами («Талибан» – запрещенная в РФ организация) видеоролику о поездке чиновника в Балх, над строительством работают около 300 компаний и 6,5 тыс. рабочих. Завершение проекта намечено на 2028 год, сообщил ресурс «Хроники Туркменистана».

Эксперты опасаются, что проект может ухудшить и без того сложную ситуацию с водоразделом в регионе. После его завершения потребление воды из Амударьи в Афганистане может вырасти с 7 до 17 кубометров. И это станет проблемой в первую очередь для Туркменистана и Узбекистана, расположенных ниже по течению: они могут потерять до 15% оросительной воды из главной реки региона.

Абдул Гани Барадар по итогам переговоров с Абдулазизом Камиловым и спецпредставителем президента по Афганистану Исматуллой Иргашевым написал в Twitter, что у Кабула есть право на воду из Амударьи «в соответствии с международными нормами и с полным учетом привилегий и прав Афганистана».

Узбекистан, включившись в процесс мирного восстановления Афганистана, уже сумел добиться заметного прогресса на данном направлении. Приглашение афганской стороны включиться в процесс строительства канала Куш-Тепа тому подтверждение. Ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД РФ Александр Князев назвал подход Узбекистана здравым в силу того, что он не носит конфронтационного характера, несмотря на болезненность для Ташкента самой проблемы.

«В 1946 году СССР и Афганистан подписали соглашение по Амударье, согласно которому последний имел право использовать до 9 куб. км воды реки Пяндж из 19 куб. км общего стока реки. В 1977 году прошли переговоры о заключении нового соглашения, по которому советская сторона настаивала на квоте Афганистана в 6 куб. км, афганская сторона отстаивала право на прежний объем о совместном использовании водных ресурсов. Стороны не сумели преодолеть разногласия, и соглашение не было заключено. В советский период Москва стремилась поддерживать потребление Афганистаном воды на минимальном уровне путем содействия в развитии орошаемого земледелия на юге страны», – сказал «НГ» Князев.

По его словам, вопрос, конечно, для юристов, но соглашение 1946 года в части, касающейся прав Афганистана, выглядит единственным, пусть и, вероятно, условно легитимным международно-правовым документом. Все более поздние документы касаются взаимоотношений по регулированию забора воды в Амударье между постсоветскими странами. В силу военно-политической ситуации в Афганистане его интересы в водной сфере игнорировались и игнорируются до настоящего времени. Важно учитывать, что Афганистан – второй после Таджикистана водный донор Амударьи, притоки с территории Узбекистана и Туркменистана не имеют какого-либо решающего значения в формировании общего водостока.

«Хотя было понятно, пусть и теоретически, что при стабилизации внутриполитической ситуации в Афганистане основное экономическое развитие будет направлено на обеспечение продовольственной безопасности за счет роста орошаемых сельскохозяйственных земель, что, в свою очередь, увеличит объемы используемой афганской стороной воды стока Амударьи. Начиная с 1990-х годов и по настоящее время Афганистаном используется всего лишь около 2 куб. км, что очень далеко от любой возможной квоты, которая могла бы быть определена с учетом его роли в формировании общего водостока реки. Тем не менее появляются определенные признаки и вероятности стабилизации ситуации в стране, и страны постсоветского берега Амударьи должны к запросам Афганистана отнестись с пониманием», – считает эксперт. Кстати, в 2002 году, а затем в 2014-м власти Афганистана предлагали соседям заключить новый договор по разделу вод Амударьи, однако предложение афганской стороны не встретило поддержки у соседей по региону.

Князев полагает, что Афганистан не сможет восстановить свое сельское хозяйство, не увеличивая забор воды из Амударьи. Все дальнейшие инициативы в сфере управления водными ресурсами в Центральной Азии должны принимать в расчет возможные требования Афганистана. Наилучший способ удовлетворения таких требований – это новые региональные переговоры с участием всех стран, расположенных на Амударье, и поиск принципиально новых взаимоприемлемых решений. «Наверное, нынешняя реакция Ташкента на строительство канала Куш-Тепа – важный шаг в этом направлении. Думаю, что в Ташкенте не рассматривают этот вопрос только как водный: развитие сельского хозяйства на севере Афганистана помимо иного является и фактором общей стабилизации ситуации в приграничных провинциях, то есть для Узбекистана это фактор собственной безопасности», – отметил эксперт.

У Ташкента существуют и другие масштабные интересы в Афганистане – это, например, строительство Трансафганской железной дороги, это дальнейшее освоение афганского рынка узбекскими производителями и т.д. И урегулирование водного вопроса – это часть, пусть и чрезвычайно важная, гораздо более широкого комплекса двусторонних отношений. В конце концов, расширение посевных площадей является и важным условием отказа афганских крестьян от выращивания опиумного мака. Мак является весьма водоемкой культурой, но оросить 10 джерибов (1 джериб равен примерно 0,11 га) для маковых посевов значительно легче, чем 1000 джерибов под пшеницу…

«Прямое участие в проекте строительства должно стать гарантией для узбекистанской стороны по многим параметрам, важное значение имеет в этом и право участника на контроль за расходованием воды, и содействие ее экономии, более рациональному использованию. Ведь кроме того что право Афганистана на забор значительно больших объемов воды, нежели это происходило на протяжении многих десятилетий, в регионе растет понимание и более глобальных проблем водообеспечения уже в обозримом будущем. Абсолютно естественно, что на фоне активности афганской стороны в использовании водостока Амударьи (а канал Куш-Тепа с высокой вероятностью – не последний из таких проектов) необходимо создание абсолютно новой международно-правовой базы по Амударье с участием всех стран ее бассейна. Что подразумевает серьезный переговорный процесс, к которому, собственно, должна подтолкнуть и инициатива Ташкента по участию в проекте канала Куш-Тепа», – убежден Князев. По его мнению, у стран региона практически нет выбора: нужно пересматривать страновые квоты и нужно менять собственные стратегии, включая технологии водопользования. «Не думаю, что Ташкент или Ашхабад выберут путь конфронтации, кстати, и у Ашхабада много масштабных интересов в Афганистане помимо распределения воды. Что касается Таджикистана, то в его приграничье с Афганистаном проблема водораспределения не стоит так остро, как для Узбекистана и Туркменистана», – отметил эксперт. Естественно, что Таджикистан, формирующий наибольшую долю объема амударьинской воды, должен быть одним из важнейших участников в формировании новых общерегиональных условий использования Амударьи. Тем более что по ряду признаков в отношениях между Душанбе и Кабулом потихоньку возникают конструктивные тенденции Уже ведущееся строительство канала Куш-Тепа идет такими темпами, что вызывает вопрос: откуда ресурсы? По словам Князева, строительство за счет собственных средств, учитывая масштабы строительства, выглядит маловероятным. Есть версии, что имеет место китайское инвестирование, которые не афишируются. Говорить что-то уверенно можно будет по завершении строительства. Но в любом случае право Афганистана на определенный объем не было реализовано, и рано или поздно это должно случиться. 


Читайте также


Катар поддержал Узбекистан в реализации проекта Трансафганской дороги

Катар поддержал Узбекистан в реализации проекта Трансафганской дороги

Виктория Панфилова

Центральная Азия намерена стать регионом стабильности и безопасности

0
1827
Тбилиси встраивает свои черноморские порты в Транскаспийский маршрут

Тбилиси встраивает свои черноморские порты в Транскаспийский маршрут

Виктория Панфилова

Грузия сближается со странами Центральной Азии

0
4414
Казахстан и Узбекистан согласовали позицию к саммиту "ЕС – Центральная Азия"

Казахстан и Узбекистан согласовали позицию к саммиту "ЕС – Центральная Азия"

Виктория Панфилова

Европейцы обещают вложить 10 миллиардов евро в развитие Транскаспийского транспортного маршрута

0
3528
Как восстанавливается экспорт отечественных технологий

Как восстанавливается экспорт отечественных технологий

Николай Кузнецов

Российские ученые и предприниматели ищут партнеров в Центральной Азии

0
4676

Другие новости