0
2752
Газета СНГ Печатная версия

03.07.2024 19:33:00

Отражать атаки террористов Китай и Таджикистан будут вместе

Пекин и Душанбе развивают военно-техническое сотрудничество

Тэги: астана, саммит шос, си цзиньпин, таджикистан, военное сотрудничество


астана, саммит шос, си цзиньпин, таджикистан, военное сотрудничество Военные Китая и Таджикистана готовы вместе нести службу на границе. Фото с сайта www.mod.gov.cn

Председатель КНР Си Цзиньпин по завершении саммита ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), который проходит в Астане 3–4 июля, посетит Таджикистан с двухдневным государственным визитом по приглашению президента республики Эмомали Рахмона. Лидеры двух стран обсудят вопросы двустороннего сотрудничества в экономической сфере и примут участие в открытии комплекса зданий парламента и правительства Таджикистана в Душанбе, построенных на средства, выделенные Китаем безвозмездно. Строительство обошлось в 220 млн долл. Однако помимо торгово-экономического взаимодействия стороны развивают и военно-техническое сотрудничество, стремясь обеспечить безопасность региона, особенно с учетом нестабильной ситуации в Афганистане.

Пекин понимает, что для реализации экономических проектов, таких как «Пояс и путь», необходима в первую очередь стабильность в Центральной Азии. Пекину важно обеспечить безопасность региона, защитив его от возможных угроз со стороны исламистских боевиков из Афганистана. При негативном развитии событий о своих амбициозных планах китайцы могут забыть.

Военное сотрудничество между Пекином и Душанбе развивается довольно быстрыми темпами начиная с 2016 года, когда было подписано китайско-таджикское соглашение, по которому власти КНР обязались профинансировать строительство 11 таджикских аванпостов и учебного центра для пограничников. Пекин получил права на реконструкцию или строительство до 30–40 постов охраны на таджикской стороне границы с Афганистаном. Тогда же был построен китайской стороной первый военный объект в Мургабском районе на пересечении границ Китая, Таджикистана и Афганистана. Службу там несут таджикские военные, которые отслеживают перемещения исламистских боевиков.

В 2021 году было подписано новое соглашение о строительстве военной базы в селении Вахан Ишкашимского района Горно-Бадахшанской автономной области для нужд МВД. (см. «НГ» от 17.10.23). Китайская сторона строит военные объекты и в Душанбе. Так, за счет гранта в 19 млн долл. был построен Дом офицеров для Министерства обороны и Центр по борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом для Министерства внутренних дел республики. А в минувшем году Душанбе и Пекин договорились о проведении совместных антитеррористических учений каждые два года. Это соглашение закреплено на законодательном уровне. Пекин готов предоставлять гуманитарную помощь Афганистану для снижения вероятных социальных обострений в этой стране, не исключая применения силы в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств, Китай при всем том не стремится к установлению военного контроля над Афганистаном, но готов принять меры по обеспечению безопасности своих граждан и проектов.

Россия также имеет интересы в Центральной Азии. Возникает вопрос о согласовании интересов Пекина и Москвы в Афганистане. В целом ситуация с проектом «Пояс и путь» и угрозой из Афганистана – это вызов для Китая. Поэтому Пекин ищет баланс между своей экономической экспансией и обеспечением безопасности в регионе.

Научный сотрудник Центра центральноазиатских исследований Института Китая и Современной Азии (ИКСА РАН) Александра Перминова обратила внимание «НГ», что в преддверии визита Си Цзиньпина в Душанбе прошло сразу несколько важных мероприятий. В апреле Пекин и Душанбе подписали программу сотрудничества. Китай будет поддерживать процессы индустриализации в стране, но акцент был сделан на горнодобывающую промышленность. Горнорудная отрасль и золотодобыча в Таджикистане остаются, таким образом, приоритетной сферой для Пекина, китайско-таджикские СП в этих сферах, по сути, доминируют на национальном рынке Таджикистана.

В рамках июньского торгово-инвестиционного форума страны договорились о строительстве логистического центра и металлургического завода «Талко Голд», общая сумма подписанных тогда проектов составила 6 млрд сомони (49 611 600 руб.), продолжила эксперт. Кроме того, Китай остается и активным строителем в Таджикистане, и это не только касается китайского участия в строительстве инфраструктуры (как происходило еще с начала века с китайским участием в проектах строительства тоннелей, ЛЭП, дорог и мостов), но и важных государственных зданий, что говорит о степени доверия со стороны таджикской власти к КНР. И наконец, в начале июля состоялся таджикско-китайский форум с участием более 150 предпринимателей и инвесторов двух стран. По его итогам деловые круги Таджикистана и Китая заключили соглашения о сотрудничестве в сфере горнорудной промышленности и транспорта на сумму более 560 млн долл. На территории республики действуют более 500 компаний с китайским капиталом, а объем капиталовложений Китая в таджикскую экономику за последние 10 лет составил более 3,8 млрд долл.

«Рамкой для таджикско-китайских отношений остается долговая зависимость Таджикистана от Китая, примерно 60% от всех долговых обязательств Таджикистана перед Китаем. Сохраняется и торговый дефицит в таджикско-китайском товарообороте, что, конечно, не может быть выгодно Душанбе. Пока такая рамка отношений будет позволять Пекину и в дальнейшем реализовывать свои интересы в сфере добычи полезных ресурсов в Республике Таджикистан. Однако сегодня китайская сторона старается предоставлять все больше безвозмездной помощи для таджикских партнеров, чтобы не усугублять долг страны перед Пекином», – сказала «НГ» Александра Перминова.

Июльский визит лидера КНР Си Цзиньпиня в Таджикистан может стать знаковым, считает эксперт по Центральной Азии Андрей Захватов. «Можно предположить, что в ходе этого визита будет принято решение о долевом участии Китая в достройке Рогунской ГЭС и о новых деньгах для подключения Таджикистана к выходу Поднебесной в Европу по Транскаспийскому коридору и по железной дороге Китай-Кыргызстан-Узбекистан, что согласуется с мегапроектом «Один пояс, один путь». И, возможно, «даст добро» на вступление Рустама Эмомали (сына президента. – «НГ») во власть. Таким образом, если президентство Рустама Эмомали будет таким же долгим, можно будет уверенно говорить о том, что деньги у Китая брал Эмомали Рахмон, а думать, как и чем их вернуть, будет Рустам Эмомали», – сказал «НГ» Захватов. 


Читайте также


Константин Ремчуков. Си Цзиньпин: Китай и Казахстан установили «уникальное вечное всеобъемлющее стратегическое партнерство»

Константин Ремчуков. Си Цзиньпин: Китай и Казахстан установили «уникальное вечное всеобъемлющее стратегическое партнерство»

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в КНР по состоянию на 08.07.24

0
2161
Будущее Байконура определится с учетом китайского фактора

Будущее Байконура определится с учетом китайского фактора

Виктория Панфилова

Пекин ищет возможности расширения сотрудничества с Казахстаном в космической сфере

0
4915
Ключ к миру в Украине лежит в Пекине

Ключ к миру в Украине лежит в Пекине

Владимир Скосырев

Китай призвал крупные державы помочь Москве и Киеву возобновить диалог

0
2476
Лукашенко собирается "разрушать стены" однополярного мира

Лукашенко собирается "разрушать стены" однополярного мира

Дмитрий Тараторин

Белоруссия официально вступила в Шанхайскую организацию сотрудничества

0
2705

Другие новости