0
1741
Газета Дипкурьер Печатная версия

03.03.2008 00:00:00

Остров Свободы приходит в движение

Тэги: кастро, куба


кастро, куба С товарищами-революционерами.
Фото Reuters

Куба┘ Как случилось, что эта крохотная страна (11 млн. жителей, разместившихся на 111 тыс. кв. км нескольких островов в Карибском море) не только оказалась в центре внимания мира, но на протяжении полувека остается темой постоянных страстных дискуссий? И один лишь слух о возможности ухода в отставку ее не сменявшегося в течение 49 лет политического лидера – Фиделя Кастро – вызывает бурю эмоций в четырех концах света?

Одни отчаянно защищают все кубинское и оказываются неспособны подвергнуть критике очевидные недостатки «тропического социализма» – авторитарную власть, централизованную экономическую систему, навязчивую пропаганду. Другие не желают даже слышать о социальных достижениях, солидарности кубинских медиков или исторической роли Кубы в Анголе.

Понятно, что суть споров – выбор социалистического пути, сделанный революционерами в 1959–1962 годах и вызвавший отторжение регионального и мирового лидера – США. Что же произойдет на Кубе теперь, после отказа от власти из-за тяжелой болезни «лидера максимо» и избрания 24 февраля Национальной ассамблеей народной власти его брата Рауля Кастро на посты главы государства и правительства?

Три сценария будущего

Предсказания прессы, экспертов и политиков можно было бы свести к трем сценариям. Первый: никаких «изменений к лучшему» в стране не будет, пока Фидель жив и братья Кастро с коммунистами остаются у власти. Причина хотя бы в том, что министр обороны Кубы с 1959 года – Рауль, естественно, исповедует более жесткий курс как внутри, так и вне республики, но при этом не располагает ораторскими и иными талантами и прежде всего колоссальной харизмой старшего брата. Так твердят в Вашингтоне и в некоторых СМИ Западной Европы, напоминая, что именно Рауль, хотя он был моложе Фиделя на пять лет, первым вступил в Компартию, в 22 года, еще накануне штурма казармы Монкада, и именно он после захвата Гаваны повстанцами свел своего брата с коммунистами.

Правда, даже те, кто безоговорочно симпатизирует нынешней Кубе, говорят, что оставить ситуацию в этом виде невозможно.

Второй вариант развития событий предусматривает скорый крах «тропического социализма, который не удержится без Фиделя», и непредсказуемый хаос после этого. Преодолеть его можно будет якобы только при участии кубинской эмиграции из США (она составляет около 2,5 миллиона человек, это весомый человеческий и экономически многозначащий вклад в решение всех проблем острова). С естественной помощью Вашингтона. Об этом говорят в радикальных эмигрантских кругах, кое-кто в США, реже в Европе.

Вспомним, однако, что освобождение острова от засилья янки, мафии и их местных прислужников принесли не иностранные штыки, а восстание самих кубинцев. И антиамериканизм братьев Кастро, который близко знакомый с ними Егор Гайдар называет основой идеологии Фиделя, не искусственно насаждавшееся чувство. За прошедшие полвека кубинской пропаганды и антикубинских усилий северного гиганта оно только укрепилось. Так что малореально полагать, что в Гаване моментально придут к власти беженцы 50–60-х годов.

Люди, хорошо знающие настроения на острове, чаще рисуют третий сценарий. «Нет никаких симптомов того, что влиятельные сектора кубинского общества, включая даже епископов Католической церкви, рвутся к возвращению в стране капитализма┘ Значит ли это, что страна отвергает перемены? Нет... Сам Рауль еще летом 2006 года, когда Фидель временно передал ему власть из-за болезни, стал инициатором внутреннего процесса критики Революции через массовые организации и профессиональные объединения┘ И в настоящее время кубинское правительство анализирует более миллиона поступивших от граждан предложений». Так пишет в аргентинской газете Pajina12 бразильский священник и писатель, «брат» Бетто. По мнению этих людей, на Кубе начнется спокойный процесс перемен на вьетнамский лад, и прежде всего либерализации и децентрализации экономики, который кое-кто уже прозвал «перестройкой без гласности»┘

Многие наши читатели вспомнят разнообразные мобилизационные кампании, всегда «успешно проводимые КПСС» среди партийных и советских масс, но, увы, так и не спасшие наш социализм от его постоянных и многочисленных бед. Сумеют ли кубинцы превзойти Москву не только по части дискуссии, но в определении реальных ориентиров и пути их осуществления?

Кадровые гадания

Тут, вероятно, пора сказать о преемнике Фиделя и иных возможных его «наследниках». Трудно представить себе более близких людей, столь отличающихся друг от друга, чем братья Кастро. Один – высокого роста, атлетического сложения, красив, обладает удивительной харизмой, признан мастером многочасовых публичных выступлений. Чего стоит лишь его прозвище Конь! В его личной жизни известны несколько жен и подруг и не менее 10 детей от разных женщин.

Второй – невысок, тщедушен, скромен, не любит речей да и неважный оратор, по характеру скорее сдержан и скрытен. Был всю жизнь женат на Вильме Эспин, революционерке, руководительнице Федерации женщин Кубы, дочери одного из крупнейших промышленных магнатов острова, окончившей престижный Массачусетский технологический институт (США) и успешно исполнявшей роль первой дамы республики в отсутствие у Фиделя официальной супруги. Она умерла летом 2007 года в возрасте 77 лет, оставив мужу четырех детей.

Фидель и Рауль были незаконными детьми переехавшего в 1901 году на Кубу из испанской провинции Галисия крестьянина Анхеля Кастро-и-Архис. Приезжий был предприимчив и сумел стать владельцем тысяч гектаров земель, в основном сахарных плантаций. Он о детях заботился, отправив их на учебу в Гавану, в иезуитский колледж, а потом в столичный университет. В конечном счете Анхель признал детей своими и дал им свою фамилию.

Рауль не получил диплома об окончании колледжа, но вслед за братом поступил в Гаванский университет и окончил факультет права. Он оказался одним из немногих коммунистов, принявших участие в нападении на казарму Монкада. После чего его ждал тот же путь, что и Фиделя: суд, тюремное заключение, эмиграция и возвращение на остров с революционерами на «Гранме». Два года спустя, в начале 1959-го, заняв Гавану, старший становится премьер-министром, младший – министром обороны.

Заметим, что армия Рауля играет на острове особую роль. Она не только залог защиты от северного соседа, всегда готового придумать для Острова свободы какую-нибудь пакость, но активно участвует в обычной жизни: считается, что военные контролируют от 50 до 70% экономики острова, в том числе часть гостиниц, и по опыту трудных 90-х годов их называют хорошими администраторами.

Не забудем, что Рауль Кастро уже стоит во главе страны в течение полутора лет и одним из первых его публичных предложений была идея┘ переговоров с будущими лидерами США, на которую, кстати, с готовностью откликнулся в своей предвыборной кампании Барак Обама. О Рауле отзываются скорее как о прагматике, в противоположность «идеологу Фиделю», и даже эпикурейце. Известно его выражение о том, что после потери советской помощи «для революции больше нужна фасоль, чем пули». Он выступает за увеличение иностранных инвестиций, в первую очередь из США, повышение зарплат, строительство нового жилья и структурные реформы сельского хозяйства, обеспечивающего страну продуктами питания лишь на 30%. При нем заметнее стали критические нотки в кубинских СМИ, откровеннее – разговор власти с населением.

Но долго ли продержится такое «династическое» решение смены руководства, которое сам Фидель охарактеризовал как смену поколений? Присматриваясь к тем, кто стоит ныне близ руля, эксперты называют несколько фигур. Это 69-летний Рикардо Аларкон, бывший посол Кубы в ООН, в очередной раз переизбранный президентом парламента, и едва ли не самая публичная фигура на острове 56-летний вице-президент Госсовета, экономист Карлос Лахе, связующее звено Гаваны с Венесуэлой, и самый молодой из лидеров, глава МИДа Фелипе Перес Роке, ранее возглавлявший аппарат Фиделя Кастро┘

Политические гадалки разных стран делят кубинских руководителей на кланы. Это «тропические талибы» с Пересом Роке, сторонники китайского пути, или «китайцы», с Карлосом Лахе, «технократы» из числа лидеров молодежного движения и компромиссная группа «врачей» – бывшего и нынешнего министров здравоохранения Хосе Рамона Мачадо Вентура и Хосе Рамона Балагера. Имеет ли это деление какой-то смысл да и так ли это на самом деле? Я не исключу, что перечисленные лица премного бы удивились, узнав из иностранной прессы о своих намерениях, союзниках или прозвищах.

Реальные проблемы 50-летней Революции

«Брат» Бетто назвал ситуацию Кубы «четверным окружением». Географическим – вокруг вода, политическим – это единственное социалистическое государство в Западном полушарии, экономическим – 40 лет блокады США и моральным – страна, имевшая после Революции мощную поддержку единомышленников из-за рубежа, прежде всего из Москвы, потеряла ее 17 лет назад, что привело в 1989–1993 годах к падению ВВП на 35%, и вновь обретает лишь в последние годы.

Несмотря на это, стране удалось сохранить ряд достижений Революции. В документе ООН о качестве жизни в мире в 2007 году Куба занимает весьма достойное 51-е место (Бразилия недавно торжествовала при получении 70-го места). Ибо средняя продолжительность жизни составляет в стране 77 лет, уровень грамотности – 99,8%. Один врач приходится на каждые 160 жителей, индекс детской смертности равен 5,5 на каждую тысячу рожденных живыми (в США он равен 7, в Бразилии – 27). 67 университетов острова выпустили 800 тыс. дипломников, часть которых, главным образом врачи и учителя, работают в 100 странах мира. Но при всем этом доход на душу населения на острове ниже среднего.

Главная проблема Кубы – не нажим из Вашингтона, не давление эмигрантов из Флориды и не внутренние диссиденты, а система двойной валюты и неэффективность национальной экономики. Прекращение помощи СССР привело в начале 90-х годов к падению душевого потребления мяса с 39 до 21 кг в год, рыбы – с 18 до 8 кг, молочных продуктов – со 144 до 53 кг. Регулярные отключения электричества до 14 часов в день, поток беженцев, в общем, кризис оплачиваемой извне утопии вынудил лидеров страны задуматься о реформах, способных привлечь иностранные инвестиции, прежде всего в туризм.

В результате в 1993 году на острове был введен так называемый «особый период» и разрешено хождение доллара, в 2004 году замененного «конвертируемым» (только внутри Кубы) песо. Карточки, получаемые всеми жителями, обеспечивают примерно половину продовольственных нужд: ежемесячно 8 яиц, 2 кг сахара, 3 кг кур, 3 кг риса, кусок мыла и т.д. Но чтобы купить туфли, бумагу или дыню, нужны доллары или черный рынок с ценами, близкими к мировым, или приработок с иностранцами. А зарплата профессора в песо не превышает 40 долл. Все, что связано со здоровьем, обучением и общественными услугами, остается бесплатным, хотя качество обслуживания упало. Вышедшие из строя автобусы заменяются переоборудованными грузовиками и даже велотакси, водопровод зачастую не способен поднять воду выше второго этажа, нет средств на ремонт жилья.

Кубинцев спасает бартер – обмен услугами и товарами, но он же порождает спекуляцию и взяточничество. Под вопрос ставятся как высокий стандарт университетского образования, так и взаимозависимость образования с уровнем зарплаты, ибо уборщица в гостинице для иностранцев имеет куда больший доход, чем хирург высокого уровня, проучившийся 20 лет и предпочитающий уехать куда угодно, как только это будет возможно. Укрепились мелкие ремесленники, крестьяне-собственники и частные предприниматели.

Но перевернутая социальная пирамида плохо переносится населением, воспитанным на ценностях и этике социалистической революции. Появился культурный и политический разрыв старших поколений с теми, кто родился после 1959 года и кто составляет большинство жителей. Пропадает интерес к выступлениям и статьям Фиделя, которого критикуют одним жестом – рукой, имитирующей бороду, но главное – растет недовольство трудностями повседневной жизни. Это напоминает период конца СССР.

«Особый период» позволил немного укрепить экономику, но сосуществование двух валют может быть ликвидировано лишь при росте производительности труда кубинцев, для чего необходимо повысить их заинтересованность в труде.

В итоге после 10 лет робких «рыночных» попыток в стране вновь ввели ограничения на частные заработки. И все же последние годы кубинцам стало жить легче.

Выросли мировые цены на кубинские никель и сигары, 2 млрд. долл. в год приносит острову туризм. Растет экономика (более 12% в 2006 году). Но самая значительная помощь пришла кубинцам из Венесуэлы, откуда они получают сейчас 100 тыс. баррелей нефти в день по сходным ценам. И около 6 млрд. долл. в год за посланных с Кубы на материк 27 тыс. медработников, учителей, спортивных тренеров и других специалистов.

Способен ли Вашингтон повлиять на будущее Кубы?

Попытка свержения диктатора Батисты, высадка в кубинской провинции Орьенте в декабре 1956 года с яхты «Гранма» 82 молодых патриотов-романтиков, – готовившаяся братьями Кастро с группой друзей, должна была завершиться их поражением. Бунтовщиков ждали армейские части, которые за несколько дней ликвидировали 70 бойцов, лишь 12 спасшихся бежали в горы Сьерра-Маэстра.


С братом Раулем много лет спустя.
Фото Reuters

Кто мог всерьез рассчитывать на их победу над профессиональной армией? И тем не менее два года спустя «барбудос» – «бородатые», как их скоро прозвали, – без сопротивления вошли в Гавану. Причины – поддержка повстанцев населением, массовое дезертирство из правительственных военных частей и определенная помощь┘ США. Ибо, сознавая непопулярность диктаторского режима, Вашингтон в конце концов решил приостановить военную помощь армии и даже поддержать сторонников Кастро оружием и деньгами.

Но, подобрав в начале 1959 года бесхозную власть, Фидель и его компаньоны столкнулись с политическими и финансовыми проблемами. Единственной организованной силой в стране оставалась Компартия, «барбудос» заключили с ней союз.

Так или иначе, но националистические реформы «бородатых», естественно, затронули интересы США.

Оглядываясь назад, декан факультета политологии МГИМО Алексей Богатуров говорит: если бы Вашингтон проявил в тот момент всего-навсего готовность поставить Кубе оружие и обеспечить безопасность ее руководителям, никакой бы революции не было. Другой вопрос: были ли США тогда способны хоть в какой-то степени проявить понимание экономических нужд Кубы?

Другой мой собеседник, российский дипломат, предпочитающий не называть своего имени, подчеркнул, что решение кубинской дилеммы находится в руках Вашингтона. Ибо стоило американцам снять экономическую блокаду острова, как добрая половина кубинцев с восторгом отреагировала бы на улучшение условий жизни. И настолько же в мгновение упала бы их поддержка нынешних кубинских властей.

Сейчас среди американских законодателей насчитывается не менее 100, выступающих за отмену эмбарго. Но захочет ли Гавана использовать складывающуюся ситуацию, чтобы, в свою очередь, повлиять на американское общественное мнение?


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Россиян готовят к резкому росту тарифов на ЖКХ

Россиян готовят к резкому росту тарифов на ЖКХ

Анатолий Комраков

Перерасчеты и штрафы стали дополнительным источником доходов для коммунальщиков

0
478
Переселенцам в РФ чиновники предлагают лучше готовиться

Переселенцам в РФ чиновники предлагают лучше готовиться

Екатерина Трифонова

Помимо ковида работе миграционных властей мешают заявители и жалобщики

0
453
КПРФ объявила своим противником "Новых людей"

КПРФ объявила своим противником "Новых людей"

Иван Родин

Партия Зюганова не собирается уходить в подполье

0
456
Политику Павлу Бородину – 75 лет

Политику Павлу Бородину – 75 лет

0
280

Другие новости

Загрузка...