0
1090
Газета Дипкурьер Печатная версия

18.10.2020 17:17:00

Макрон пообещал закон против политического сепаратизма

Цель президента – сделать ислам в стране "французским" и переизбраться на второй срок

Арно Дюбьен

Об авторе: Арно Дюбьен – директор франко-российского аналитического центра «Обсерво».

Тэги: франция, макрон, радикальный ислам, политический сепаратизм, образование, терроризм


франция, макрон, радикальный ислам, политический сепаратизм, образование, терроризм Эмманюэль Макрон подчеркнул, что намерен бороться не с исламом, а с болезнями ислама. Фото Reuters

Президент Франции Эмманюэль Макрон выступил с важным заявлением по проблеме «сепаратизма». Для обращения к нации место он выбрал не случайно: именно в Ле-Мюро, что в пригороде Парижа, пять лет назад после волны беспорядков побывал тогдашний премьер-министр Мануэль Вальс, который однозначно жестко охарактеризовал увиденное.

Речь в Ле-Мюро шла не о сепаратизме в «классическом смысле» – о Корсике или Французской Стране Басков. Она была посвящена исключительно политическому исламу и его проявлениям в сегодняшнем французском обществе. Этим выступлением Елисейский дворец захотел спровоцировать «республиканское пробуждение». Так, из уст президента прозвучало серьезнейшее обвинение в адрес радикального ислама, идеология которого «утверждает, что она выше законов Республики».

В качестве первого практического шага Макрон вынесет на голосование в Национальную ассамблею законопроект о борьбе с «исламским сепаратизмом», который будет рассмотрен депутатами 9 декабря. Основной упор будет сделан на изменениях в сфере образования. В частности, будет усилен контроль над частными конфессиональными школами и будут ограничены возможности обучения на дому, по сути, до этого очень слабо контролируемого. Также предлагается усилить надзор за финансированием мечетей во Франции, которые в последние десятилетия основные суммы денег получали из-за границы: из стран Магриба (при этом они конфликтуют между собой за влияние во Франции), Турции и стран Персидского залива. Именно из этих стран вместе с финансированием во Францию отправляли и имамов, проповедующих идеологию, несоотносимую со светским государством. Некоторые из озвучиваемых ими идей можно даже трактовать как поощрение терроризма.

Важным в законопроекте является и то, что префекты, которые будут следить за исполнением закона (в случае принятия, конечно), наделяются дополнительными полномочиями в сферах, традиционно и полностью до этого относившихся к ведению мэров городов. К примеру, в некоторых муниципалитетах сугубо из электоральных соображений – «в угоду» исламистам – были приняты решения о посещении городских бассейнов мужчинами и женщинами в разное время или даже в разные дни. После вступления нового закона в силу префект сможет отменить такое решение мэра.

При всей громкости своих заявления Макрон счел очень важным подчеркнуть, что это борьба не против ислама, а против болезней ислама, которые он сейчас переживает по всему миру.

Почему именно сейчас Макрон решил выступить с такой далеко идущей инициативой? Вопрос не праздный, так как во Франции многие очень долго упрекали его в том, что он избегает этой темы. Даже название речи («О сепаратизме») – это уловка, чтобы уйти от слова «исламизм». Основная причина «почему сейчас?» – это участившиеся случаи проявления в обыденной жизни Франции политического ислама, несоблюдение его последователями норм республиканских законов и религиозной нейтральности.

Например, СМИ много писали об участившихся случаях в больницах и медучреждениях, когда главы мусульманских семей требовали, чтобы их жен осматривали только женщины-врачи. Другой пример: в транспортных компаниях, обслуживающих городские перевозки, в частности в Париже и Лионе, некоторые сотрудники персонала из религиозных побуждений отказывались здороваться за руку с коллегами-женщинами. И еще один пример из другой области: в ряде городов родители некоторых школьников требовали ввести специальное меню, не содержащее свинины.

Все это отражает эволюцию настроений и поведения в обществе. Этот процесс ведущий социолог парижского Института общественного мнения (IFOP) Жером Фурке назвал архипелагизацией, то есть фрагментацией французского общества на отдельные общины.

До сих пор французская модель отличалась от англосаксонской, где как раз исторически сосуществуют общины. Во Франции же речь шла не об интеграции мигрантов, а об их ассимиляции. Конечно, время от времени возникали трения и проблемы. Но в целом мигранты 1930-х из Италии (бежали от бедности) и Испании (скрывались от Франко), приезжавшие работать горняками поляки и португальцы, приглашенные в 1960-х поднимать французскую автомобильную промышленность, успешно прошли этот путь. Они стали настоящими патриотами Франции, при этом ни в коей степени не отказываясь от своих корней. Сейчас по этому пути идут мигранты из Китая и других азиатских стран. К сожалению, в силу разных причин французская политика ассимиляции не столь успешно сработала с последними волнами миграции из Северной Африки и стран южнее Сахары.

В этом контексте Макрон не мог больше игнорировать как эту тему, так и глубокое волнение и ощущение опасности, которые охватили французское общество.

Выступление Макрона удивило многих в силу того, что до сих пор он был склонен минимизировать опасность. Какова же реакция после первого шока? Из уст его соратников и левых (от зеленых до «Непокоренной Франции») прозвучала очень жесткая критика. По их мнению, достаточно закона 1905 года «О разделении церквей и государства», а новый законопроект только подливает масла в огонь исламофобии.

Негативная реакция последовала и извне – от Турции, президент которой Реджеп Тайип Эрдоган накопил массу претензий к Макрону, а также от главного исламского Университета аль-Азхар в Каире. С другой стороны, «Республиканцы» и «Национальное объединение» Марин Ле Пен приветствовали такое изменение риторики, увидев в речи президента осознание давно назревшей проблемы. Воду на мельницу этих политиков льет и тот факт, что за неделю до выступления Макрона произошел теракт возле здания, где ранее располагалась редакция сатирического еженедельника Charlie Hebdo. Он напомнил французскому обществу об ужасной трагедии пятилетней давности и всей последовавшей череде драм.

Поддержавшие Макрона политики правого фланга – и не только они – тем не менее сомневаются в силе настроя самого президента и в решимости властей включиться в заявленную борьбу. Они подозревают за этим электоральные заигрывания со стороны Макрона в преддверии предстоящих президентских выборов и в желании отнять эту тему у своих политических конкурентов.

«Вернувшаяся» в октябре первоочередная проблема COVID-19 затмила речь Макрона, и, если оправданны подозрения в ее чисто избирательных причинах, президент может и не набрать тех политических очков, на которые он рассчитывает. Тем более что последние дни отмечены рядом атак на представителей правоохранительных органов. Это подрывает веру французов в способность властей держать ситуацию под контролем.

В целом политическая осень оказалась для Макрона очень непростой. Сбывается сценарий, который сильно отличается от желаемого: в Париже хотели закрыть тему пандемии и сконцентрироваться на масштабной программе экономического перезапуска, плавно входя в подготовку к выборам весной 2021 (местным и региональным) и весной 2022 года (президентским). Не получилось. Хотя именно в этих целях после провальных муниципальных выборов Макрон назначил нового премьер-министра и обновил состав правительства. Цифры говорят сами за себя: через 100 дней у премьера Жана Кастекса менее 30% поддержки, у Макрона – чей рейтинг недавно пережил некий подъем – опять менее 30%.

Ни один прогноз, сделанный за полтора года до президентских выборов, не сбывался во Франции в последние 40 лет. Очевидно, что антирейтинг Макрона остается очень высоким, а перспективы Ле Пен кажутся туманными даже многим ее сторонникам. Все опросы показывают, что французы не хотят повторения поединка Макрон vs Ле Пен.

Интересно, что среди потенциальных кандидатов в президенты сейчас выделяется Ксавье Бертран, глава северного региона О-де-Франс. Ранее он руководил президентской кампанией Николя Саркози, был министром и депутатом Национального собрания. Три года назад Бертран вышел из партии «Республиканцы» и сейчас проявляет большую медийную активность в качестве независимого политика, рейтинг которого приблизился к отметке 20%. С левого фланга кандидаты на выход во второй тур будущих президентских выборов менее очевидны, но известно, что в Елисейском дворце пристально следят за деятельностью мэра Парижа социалистки Анн Идальго.

Никто не знает, что конкретно может произойти, но при этом все понимают необратимость последствий происходящего сейчас для действующего президента. Все это создает предпосылки для самых неожиданных поворотов. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


США отвергли предложение Путина о продлении СНВ-3...

США отвергли предложение Путина о продлении СНВ-3...

Юрий Паниев

Британцев призвали готовиться к брекзиту без сделки

0
619
Разделение московских школьников на две группы поможет борьбе с коронавирусом

Разделение московских школьников на две группы поможет борьбе с коронавирусом

Татьяна Астафьева

Врачи и городские власти пытаются прекратить распространение COVID-19 в мегаполисе

0
2229
Отечественным педагогам мешает "синдром победителя"

Отечественным педагогам мешает "синдром победителя"

Наталья Савицкая

Почему Россия не выходит в лидеры международных сравнительных исследований качества образования

0
1509
Дистанционное обучение останется временной мерой

Дистанционное обучение останется временной мерой

Елена Герасимова

Более 80% преподавателей готовы использовать цифровые технологии в дальнейшей работе

0
2074

Другие новости

Загрузка...