0
1090
Газета Культура Печатная версия

30.11.2005 00:00:00

Невеста смерти

Ольга Галахова

Об авторе: Ольга Галахова - театральный критик.

Тэги: эмилия галотти, net, лессинг

Организаторы фестиваля NET приберегли на конец фестиваля трагедию Лессинга «Эмилия Галотти» в постановке Михаэля Тальхаймера, которого считают чуть ли не главной надеждой немецкого театра. Тальхаймер сильно «порезал» текст пьесы, отчего спектакль идет немногим более часа.

эмилия галотти, net, лессинг Сверкающий дождь, пролившийся на заглавную героиню 'Эмилии Галотти', не принес ей облегчения. Сцена из спектакля.
Фото Михаила Гутермана

Эмилия Галотти (Регине Циммерман) появится в дверном проеме. Два напольных небольших фейерверка забьют золотым дождичком. Вот он, звездный старт первой красавицы города, у которой сегодня должна быть свадьба с графом Аппиани.

Принц Гонзага (Свен Леман) видит свой новый объект страсти. У Лессинга мы читаем сцены, пропущенные режиссером Михаэлем Тальхаймером. Художник приносит принцу Гонзаге два портрета – графини Орсина, любовницы, только что ставшей экс-фавориткой, и портрет Эмилии, той, что должна заступить на роль первой в гареме дворца наслаждений по тайному замыслу принца. Режиссеру нет надобности быть верным сюжетным подробностям драматургии. Пьесу он очищает до голого каркаса, чтобы превратить в сценарий для пластического изложения и развести текст на голоса и зоны молчания.

Время действия перенесено в новейшее время. Принц больше похож на хозяина города, бургомистра с мафиозными замашками. Его приспешник в темных делах, лакей, прислуживающий сильным мира сего, и хам со слабыми – камердинер Маринелли (Инго Хюльсман), советник и воплотитель черных замыслов хозяина, – злой эксцентрический шут. Оба они из этой жизни. Эмилия Галотти – звезда немого кино, тип ее красоты взращен немецким экспрессионизмом. Короткая стрижка, предельно и осознанно простой покрой платья подчеркивают одновременно чарующую странность и намеренную простоту обыкновенного.

Ее родители Одоардо (Петер Пагель) и Клаудия Галотти (Катрин Кляйн) – типичный средний класс. Вырастили дочку, выгодно выдают замуж. Слишком просты, чтобы предотвратить беду – похищение дочери перед свадьбой. Им известны внушенные правила общежития, но нет тех истин, что прожили бы они сами. Вероятно, много смотрят телевизор, поскольку отец, оказавшийся во дворце принца, нелепо крадется с пистолетом. Он открывает одну за другой потайные двери дворца, ничего и никого не обнаруживая. До конца, вероятно, и не понимает, зачем ему этот пистолет. Спасти дочь не может, убить хозяина города не посмеет. Этот пистолет в его руках не только усиливает его нелепость, но и делает еще более жалким. Мать, оказавшись во дворце, все понимает. Кажется, домохозяйка впервые в жизни оказывается на загородной вилле, где живут с размахом, о котором она не подозревала.

Для режиссера судьба Эмилии Галотти фатально обречена, поскольку ее окружают люди, каждый из которых вносит вольно или невольно свою лепту в то, чтобы она стала жертвой. Злодеям здесь не противостоят, поскольку злу не противостоит осмысленное добро. Все быстро попадают в расставленные принцем и его помощником капканы, включая графа Аппиани (Хеннинг Фогт), беспечного жениха, в котором больше бахвальства, что взял в невесты первую красавицу города, и меньше беспокойства за нее перед разворачиваемой интригой.

Графиня Орсина (Нина Хосс) раскрывает коварство принца, чтобы не защитить справедливость, а отомстить ему и постараться вернуть позиции фаворитки. Ее схватка с Маринелли во дворце – блестящий эксцентрический поединок, в котором она ведет свой страстный диалог как с немым. Графиня в буквальном и переносном смысле жаждет достучаться до сердца Маринелли. Она своей ручкой колотит грудь камердинера, но там все двери давно закрыты. Именно из рук графини начнет путешествие пистолет по этому спектаклю. Она вложит его в руки Одоардо Галотти, а он – в руки своей дочери Эмилии.

Жертва в этом спектакле не скажет ни слова. В своей обреченности Эмилия Галотти «Дойчес театра», кажется, осознает и свою избранность. Ей открыто иное знание о мире, которое не дано всем остальным. Она – чужая на этом празднике псевдобытия, почти призрак при жизни и символ после смерти.

Она застыла с пистолетом в руке. Из потайных дверей появляются пары, одетые в черное, они кружат по сцене в траурном вальсе по невесте смерти.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Избрание губернаторов оформят в виде плебисцитов

Избрание губернаторов оформят в виде плебисцитов

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Назначенцы Путина предложат гражданам довериться решениям президента

0
914
Госдуме предложили приравнять переход на сторону противника к госизмене

Госдуме предложили приравнять переход на сторону противника к госизмене



0
547
Вернуть Рашкина в депутаты Госдумы будет невозможно

Вернуть Рашкина в депутаты Госдумы будет невозможно

Дарья Гармоненко

Иван Родин

У процедуры лишения полномочий в связи с приговором суда обратного хода нет

0
853
Патриарху Кириллу предложили уйти в отставку в знак протеста против военной спецоперации РФ в Украине

Патриарху Кириллу предложили уйти в отставку в знак протеста против военной спецоперации РФ в Украине

  

0
556

Другие новости