0
3409
Газета Культура Печатная версия

28.03.2011 00:00:00

Танцы со звездами

Тэги: театр, премьера


В качестве героев авторы спектакля «Зажги мой огонь» выбрали беспроигрышную, в общем, троицу – Джима Моррисона, Дженис Джоплин и Джимми Хендрикса. Ясно, что референтной группой «Огня», в котором к тому же исполняется несколько знаменитых хитов и показывается ретро-видео, автоматически становятся люди в возрасте от 30 до 50, в молодости непременно любившие если не The Doors, то Хендрикса или Джоплин, а еще лучше – всех троих одновременно. И актеры из нового доковского проекта поступили на редкость умно: они взяли в союзники не только давно канонизированных персонажей американской рок-культуры 1960-х, но и самих себя – переживших советско-школьное детство, более или менее бурную юность с легкими наркотиками и гражданскими браками, и добравшихся до первой зрелости и первых сомнений.. «Зажги мой огонь», калька с названия моррисоновского Light My Fire 1966 года, стал коллективным признанием шести актеров – в своих фобиях, разочарованиях, увлечениях, мечтах и, как это ни пафосно звучит, в неистребимой любви к своей профессии.

Саша Денисова, колумнист из «Русского репортера», блоггер и автор документальных проектов (кировского «Так-то да» и барнаульского «Деревни.нет»), в юности – это знают все, кто читает «живой журнал» Денисовой, – хипповала в городе Киев. Ее дебютная пьеса «Пыльный день», участвовавшая к «Любимовке» 2010 года, посвящена повзрослевшим и полысевшим детям 1970-х, в юности пившим портвейн, а теперь с тоской вспоминающим прошлое. Исполнителям «Огня» на данный момент лет 25-30, и все они либо переживали в жизни коллизии, отдаленно похожие на те, что случались в бурной биографии Моррисона-Джоплин-Хендрикса, либо отстраненно и, надо сказать, очень весело смотрят на троих знаменитых ровесников, умерших почти что в один день. Обаяние спектакля, инспирированного Денисовой, сочиненного по принципу актерских импровизаций на заданную тему и срежиссированного Юрием Муравицким, основано вот на этом зазоре – между личным переживанием и попыткой примерить на себя чужой опыт.

Композиция «Огня» искусно апеллирует к маленьким и большим вехам в жизни «икон». Родители Джима никогда не верили в творчество своего сына – а в спектакле есть сцена, где папа (Алексей Юдников) с тарелкой в руках и мама (Арина Маракулина) смотрят по телевизору композицию The End, чтоб понять – что же там такого делает их оболтус. Когда дело доходит до известного «Father, I want to kill you┘ Mother, I want to┘», разъяренный папа-адмирал (что тоже соответствует биографии Моррисона) надевает шинель, чтоб ехать «в Останкино» и разбираться с негодяями, выпустившими такой позор в эфир. Из-за проблем с лишним весом сильно комплексовала Джоплин – а актриса театра «ОКОЛО» Анна Егорова вспоминает себя, девочку-подростка, страдающую от кривых ног и дурацких нарядов. Моррисон (интеллектуал и любитель Блейка, а также галлюциногенов) начинал в пабах и от стеснения стоял к публике спиной, а Талгат Баталов рассказывает о неудачных концертах своей ташкентской рок-группы в тамошней средней школе. В этом смысле Денисова прямо-таки виртуозно отобрала факты из жизни «идолов», а актеры присвоили их так, что мы всегда ясно видим границу: где те двадцатилетние, а где эти – тридцатилетние.

Интересно и другое: все выбранные Денисовой персонажи стали каждый в своем роде эталонами (Джоплин – лучшая белая блюз-певица, Хендрикс – великий гитарист, Моррисон – уникальный поэт и артист), но пришли к этому как непрофессиональные любители, которые мечтали, чтобы их все любили. Монологи артистов «Огня», сделанного, между прочим, на голом энтузиазме, ради идеи, в числе прочего о том, как не верят человеку, который с детства чувствует, что может петь, танцевать, играть, а потом он делает и то и другое и третье вопреки обстоятельствам. Здесь кроется и секрет внутренней свободы, с которой сделан спектакль Денисовой-Муравицкого: в нем есть более или менее закрепленная монтажная структура эпизодов и только.

Премьера «Зажги мой огонь» закрыла программу «Новой пьесы», второй год подряд существующую в рамках «золотомасочной» «Маски плюс». Так вышло, что едва ли не главными на «Новой пьесе»-2011 оказались документальные проекты, в том числе показанные накануне «Оскорбленные чувства» Театра.doc о фигурантах дела о выставке «Запретное искусство». В соседстве с ними сцена допроса ментом молодого рок-музыканта из спектакля «Зажги мой огонь» обрела вполне актуальный смысл. Когда пытливый служитель правопорядка искренне добивается ответа на вопрос: зачем нужно было снимать штаны во время концерта, рок-музыкант, как и положено, отвечает одно и то же: «Я хотел помочь людям». Примерно так же в «Оскорбленных чувствах» Юрий Самодуров, сыгранный режиссером Дмитрием Волкостреловым, объясняет, почему «запретное» искусство не должно было оскорбить прихожан, и почему они с Андреем Ерофеевым устроили скандальную выставку в Сахаровском центре. «Оскорбленные чувства» смотреть грустно – это свидетельства наших современников, проигравших в борьбе за свободу искусства. А «Зажги мой огонь» оставляет исключительно позитивное впечатление. Видимо, потому, что Моррисон, Джоплин и Хендрикс, хоть и умерли в тридцать лет, но все-таки победили в своем бунте.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Иван Родин

По итогам референдумов спецоперации присвоен статус священной войны России с Западом

0
1719
НАТО не спешит с приемом Украины

НАТО не спешит с приемом Украины

Юрий Паниев

Североатлантический альянс и G7 не признают новые территории России

0
1366
Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

0
2555
Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Виталий Барсуков

Почему в отзывах реальных пользователей лотерей есть обвинения Столото в мошенничестве и обмане. Разбираемся, где правда, а где ложь

0
1468

Другие новости